Меню

Маргарита Павлова: "Каждый ребенок нуждается в защите"

30.05.2014 12:26 40 (11752)
Какие детские проблемы требуют первоочередного решения? Что делать, если в школе сложилась конфликтная ситуация? Как уменьшить число несчастных случаев среди детей и подростков во дворах и на улицах города? На эти и другие вопросы мы попросили ответить уполномоченного по правам ребенка в Челябинской области Маргариту Павлову.

Безопасное детство

— В первый день лета мы традиционно отмечаем Международный день защиты детей. Маргарита Николаевна, на ваш взгляд, от чего сегодня надо защищать южноуральских детей и подростков?
— Каждый ребенок с самого рождения нуждается в ежедневной заботе и защите взрослых. Раньше считалось, что его нужно оберегать от холода, голода, болезней и других бытовых неприятностей. С развитием гражданского общества появляются новые направления и методы защиты детей.

— Например?
— Например, совсем недавно в Челябинске мы совместно с городской администрацией инициировали новый проект — Карту безопасного детства. Ведь город открывает для ребенка не только различные возможности. На улицах, во дворах, подъездах может подстерегать опасность. Наша задача — сделать все возможное, чтобы окружающая среда стала максимально комфортной и безопасной для детей. И здесь требуется помощь взрослых неравнодушных горожан.

— Маргарита Николаевна, как бы вы оценили ситуацию в нашем регионе с соблюдением прав ребенка?
— Одна из форм работы института уполномоченных — подготовка ежегодных докладов. Поясню: это не отчет о проделанной работе, а доклад о положении детей в регионе. Мы буквально по крупицам собираем информацию из разных ведомств — аккумулируем, анализируем ее, дополняем тем, что нам удалось выявить в ходе работы с обращениями граждан, личных приемов, выездов.

Просматривая даже рекомендации, которые давала в 2011, в 2012 году, я с удовольствием констатирую, что 50 процентов из них выполнено. Это очень хороший показатель, который говорит о том, что в регионе есть понимание значимости решения детских проблем.

— Какие наиболее острые проблемы удалось решить?
— В регионе наконец обратили внимание на проблемы детей-сирот и детей-инвалидов. Считаю это большим достижением. У нас появляются ресурсные центры по инклюзивному образованию, когда дети с ограниченными возможностями могут учиться вместе со здоровыми сверстниками. Центр для детей с аутизмом получил новое помещение — условия для обучения стали более комфортными. Сейчас на Южном Урале разрабатывается реформа сети детских домов. Все мы понимаем: каждому ребенку нужна семья. В этом направлении огромная работа ведется в министерстве социальных отношений. Сдвинулся с мертвой точки вопрос обеспечения жильем детей-сирот и детей-инвалидов. Челябинская область поддержала инициативу уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка по проведению уроков медиабезопасности. Такие занятия уже внедряются в школах области.

Если ребенок в беде

— Какие детские проблемы вы бы назвали сегодня первостепенными, требующими неотложного решения?
— У нас большая проблема с подростками, которые преступили закон. В Челябинской области закрылась на реконструкцию Атлянская воспитательная колония. Поэтому наши ребята, совершившие преступление, отбывают наказание в разных регионах России: в Пермском крае, Тюменской и Свердловской областях, в Башкирии. Большинство родителей не могут навестить своих детей. Не каждая семья в состоянии купить билеты на дорогу.

Мы не забываем об этих детях. Например, недавно мой помощник вернулся из Тюменской области, где в колонии находятся 16 наших подростков, в том числе сироты. Он привез подарки ребятам, проконсультировал их по правовым вопросам. Планируем организовать поездку родителей, чтобы они могли навестить своих детей, отбывающих наказание. Но пока не удается найти транспорт. И родителей сложно собрать: комиссии по делам несовершеннолетних не всегда откликаются на нашу просьбу о содействии, неохотно идут нам навстречу и главы муниципалитетов. Детей, которые совершили ошибку, почему-то стараются не замечать. Я считаю, это неправильно. Если ребенок оступился, в этом виноваты мы, взрослые, равнодушные к его проблемам. Поэтому мы обязаны поддержать его, помочь адаптироваться в обществе, вернуться к нормальной жизни.

Подушка безопасности

— Насколько успешно решается в нашем регионе вопрос с устройством воспитанников детских домов в семьи?
— В прошлом году в семьи было устроено чуть больше 1700 детей. При этом вновь выявлено 2600 ребят, нуждающихся в государственной опеке. И этот процесс будет бесконечным. Ведь 85 процентов воспитанников детдомов — сироты при живых родителях.

Поэтому очень важно, чтобы органы соцзащиты проводили работу по восстановлению кровных семей. Помогать надо, в первую очередь, в самом начале кризиса, когда ситуацию еще можно изменить. Это приоритетная задача. Когда семья находится уже в социально опасном положении, спасти ее очень сложно.

В России есть регионы, которые добились хороших успехов в решении проблем сиротства. И меня радует, что Челябинская область начинает перенимать их опыт. Недавно у нас прошел форум в поддержку семьи, материнства и детства. Приезжали гости из Москвы, Перми, делились передовыми технологиями. Например, в Перми всего 500 детей-сирот проживают в казенных учреждениях. У нас — 4800.

Как показывает опыт других регионов, проблема решаема, если этим занимаются профессионалы. И сейчас вижу огромную заинтересованность министерства социальных отношений. Они на правильном пути.

— Не получится ли так, что компания по усыновлению подтолкнет родителей, не вполне готовых к такому шагу, взять ребенка из детдома? Не пострадает ли от этого ребенок?
— Предупредить необдуманные решения помогает школа приемного родителя. Это своего рода подушка безопасности. В Челябинске работают две школы — на базе кризисного центра и центра семьи.

С прошлого года все кандидаты в приемные родители обязаны пройти в ней обучение. Специалисты оценивают степень готовности семьи к принятию ребенка, мотивацию, ожидания и, возможно, иллюзии. Практика показывает: после обучения в такой школе порядка 30 процентов взрослых меняют свое решение. Те, кто собирался за счет ребенка решить собственные проблемы, как правило, отсеиваются на этом этапе.

Школа приемного родителя — эффективный механизм профилактики вторичного сиротства, когда ребенка возвращают из приемной семьи в казенное учреждение. Как правило, кандидаты, которые про-шли школу приемного родителя, уже не отказываются от ребенка. Конечно, кризисные ситуации неизбежны. Преодолеть их, не навредив ребенку, помогут профессионалы.

Желающих пройти обучение в школе приемного родителя немало, есть очередь. Я думаю, появилась потребность в открытии новых школ.

«Звездный дождь» для особых детей

— Какие меры принимаются в Челябинской области для защиты прав детей-инвалидов?
— Детей-инвалидов у нас достаточно много. Диагнозы сложные, каждый имеет свою специфику. Допустим, для детей с сахарным диабетом важно медицинское сопровождение в образовательном учреждении, для детей с муковисцидозом, мукополисахаридозом — дорогостоящее лекарственное обеспечение. Детям с ДЦП нужны реабилитационные центры, дети с аутизмом нуждаются в сопровождении тьютора. У каждой категории детей с инвалидностью свои проблемы, которые мы поэтапно стараемся решать.

Меня радует, что в Челябинске работает Центр помощи детям с особенностями развития «Звездный дождь». Это наш совместный с общественной организацией проект. Сегодня «Звездный дождь» уже превратился в ресурсный центр, на базе которого обучаются лидеры других общественных объединений из других городов и районов области. Они пытаются создать у себя подобные учреждения, чтобы родители и их особенные дети могли получать помощь в шаговой доступности.

— «Звездный дождь» ведь первоначально создавался для детей с синдромом Дауна?
— Первоначально — да. Но сейчас принимают всех детей, нуждающихся в помощи. Проблема в том, что сейчас центр оказался на грани закрытия. Он существует исключительно на благотворительные пожертвования. Не всегда удается собрать нужную сумму на зарплату сотрудникам. Поэтому все лето центр работать не будет, а очереди ждут порядка 600 детей.

— Муниципальные власти поддержку не обещают?
— Сейчас ведем переговоры, думаем, как помочь этому центру. Ни в одном российском регионе нет такого замечательного учреждения, созданного благодаря родительской инициативе, которое напичкано современными методиками, где работают уникальные специалисты, готовые и умеющие помогать особым детям.

— Быть ли на Южном Урале инклюзивному образованию?
— Сегодня слово «инклюзия» уже никого не пугает. Менталитет людей постепенно меняется, они понимают, что дети, независимо от особенностей развития, могут учиться в одной школе, в одном классе. Но я не могу сказать, что проблема решена. Остается много вопросов. Например, дети с инвалидностью открыты для общения, а их ровесники, не имеющие физических ограничений, не всегда охотно идут на контакт. Сложный вопрос — подготовка кадров. Наше министерство образования направляет специалистов на курсы повышения квалификации, на конференции по инклюзии. Но нужно накопить опыт. А для этого требуется время. Я думаю, что лет через десять у нас появятся полноценные инклюзивные и детские сады, и школы.

В качестве позитивного примера могу назвать фонд Олега Митяева, который достаточно успешно через дополнительное образование реализует инклюзивные программы.

Школьная медиация

— Не каждый родитель может своего ребенка определить в ту школу, куда бы ему хотелось. Что делать, если ущемляется право на получение образования?
— Такая проблема существует. Например, не всегда ребенок живет по прописке, и в ближайшую школу он может попасть только на свободные места. А претендентов, как правило, больше, чем свободных мест.

Но управление и министерство образования решают эти проблемы. Поэтому в адрес уполномоченного по правам ребенка такие обращения единичны. Когда ситуация действительно сложная, лично занимаюсь ее решением.

— Часто ли вам жалуются на конфликтные ситуации в школах?
— Таких жалоб очень много, к сожалению. По новому федеральному закону об образовании, который вступил в силу с 1 сентября 2013 года, в школах должны появиться комиссии по урегулированию споров участников образовательного процесса. Учебный год уже закончился, но создание этих комиссий до сих пор в процессе. Директора и учителя не понимают эффективности этого механизма. Мы не умеем решать спорные вопросы на локальном уровне, не умеем договариваться. Так вот эти комиссии — первый шаг в урегулировании споров с помощью медиации.

Пока могу констатировать: поскольку в адрес уполномоченного поступает много обращений о школьных конфликтах, значит, этот механизм у нас пока не работает.

— Часто ли вы получаете жалобы от детей?
— За прошедший год было всего десять обращений от детей. Это очень маленький процент. Но если ребенок обратился к уполномоченному, значит, больше никто не может ему помочь. Такие заявления я никогда без внимания не оставляю.

— Как можно обратиться к уполномоченному по правам ребенка Челябинской области?
— Очень просто. Можно отправить письмо по почте по адресу: г. Челябинск, ул. Сони Кривой, 75, офис 430. Каждый понедельник с 10 до 14 часов по этому же адресу я веду прием лично либо мои помощники совместно с известными адвокатами в области защиты прав детей.

Всегда можно отправить обращение по электронной почте: ombudsman74@mail.ru.

У меня есть своя страничка на сайте федерального уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова: rfdeti.ru.



566 обращений поступило
в 2011 году в адрес уполномоченного по правам ребенка в Челябинской области.
822 — в 2012 году.
1000 — в 2013 году.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»