Меню

Орда и Русь: новая версия

23.05.2014 12:40 38 (11750)

Каждый россиянин со школьных лет помнит, что в истории нашей страны был период, который раньше именовали «татаро-монгольское иго», сейчас предпочитают называть «гнет Золотой Орды»... Однако так ли тяжел был этот гнет? Или образ чужеземных завоевателей-оккупантов был впоследствии сильно «демонизирован»?

Все было по-иному

Так считает челябинский исследователь средневековой России Алексей Шляхторов, автор книги «Как Золотая Орда озолотила Русь», вышедшей в издательстве «Эксмо». И он готов это доказать с документами в руках.

— Как говорили классики, «статистика — упрямая вещь». Именно статистические данные заставляют думать, что «оккупационный режим», который был установлен после войны между Русью и Золотой Ордой, был очень мягким. В самом деле, очень сложно представить себе, как могло «истребляемое» и «угоняемое в полон» население Руси... прирасти за время ига? Почему Русь, находясь в зависимости от Орды, осуществляла самостоятельную внешнюю политику: князья заключали договоры между собой, а также с иностранными партнерами? И наконец, почему русские князья могли выгнать сборщиков дани — баскаков и сами возить в Орду дань? Кстати, о пресловутой дани. В книге «Финансы древней Руси» известный исследователь С.М. Каштанов говорит, что обозначенные в летописях 8000 рублей (с трех княжеств — Суздальского, Тверского и Рязанского) были эквивалентны стоимости 6000 тонн зерна ржи. Для полуторамиллионного населения Руси это было не слишком обременительно. Ради сравнения: с Грузии (население которой в то время составляло два миллиона человек) взимали дань, эквивалентную 450 000 рублей! Почему же русские княжества пользовались такими привилегиями? Ответ также кроется в анализе экономики средневековых государств: Золотой Орде было выгодно не разорять Русь, поскольку именно через нас шел Северный шелковый путь — из Ганзы до Ирана.

Папе назло

— В то время Россия и Европа враждовали, — продолжает Алексей Шляхторов. — Это началось во времена четвертого крестового похода, когда крестоносцы взяли штурмом Константинополь. В это время окончательно оформился раскол между католичеством и православием. Против православных были введены, говоря сегодняшним языком, жесткие экономические санкции: Ватикан запрещал, например, ввоз на Русь корабельных снастей, породистых лошадей, оружия, а также золота и серебра в слитках. Дисциплинированные венецианские купцы строго соблюдали эти запреты. Но в Европе была еще одна весьма влиятельная организация. Это Ганза — крупнейший торговый союз северных городов (государств). Несмотря на жесткий запрет Ватикана и свои публичные декларации, ганзейцы открыли собственную крупнейшую торговую контору в Новгороде (ее называли матерью Иных контор, и была она больше, чем «офисы» в Брюгге и Лондоне) и ввозили в Русь золото и серебро — именно под торговую схему «Ганза — Новгород — Смоленск — Суздаль — Золотая Орда».

Так, раньше фламандские ткани шли по «лотарингской оси» в Геную, а оттуда, вместе с миланскими, через Босфор, — в Черное и Азовское моря до Кафы и Таны. Теперь все то же самое, вместе с оружием, слитками золота и серебра, русским мехом, воском, прусским янтарем, моржовым клыком, стало возможно пускать коротким путем по Волге прямо к ханской столице. Кроме того, сюда же спускали по воде так называемые тяжелые (но тоже очень важные) товары: русский лес, железо, шведские цветные металлы. И, в отличие от итальянцев, тяжелые европейские грузы спускались вниз по реке, что создавало выгоды по логистике. А назад, в Россию и Северную Европу, — те же левантийские товары (шелк, пряности) и предметы роскоши, дамасские клинки, слоновая кость. Легкие и дорогие. И тоже коротким путем, напрямую. А возможность русских кораблей ходить прямо до Мазендарана (то есть побережья Северного Ирана), чего не могли итальянцы, позволяла им на месте закупать лучшие в то время иранские шелка и товары Индии. Образно говоря, это позволило удлинить главный торговый нерв Западной Европы до Нижней Волги и Ирана. Поставки с Севера по Волге серебра стали важнейшим фактором устойчивости монетной системы Орды и ее экономики.

Этот Северный шелковый путь обогащал и Суздальскую, и Новгородскую, и Смоленскую землю. Большая роль в организации такой торговли принадлежит Новгородскому княжеству и, разумеется, Александру Невскому, который сумел и победить тевтонских рыцарей, также претендовавших на участие в «дележе Руси», и договориться с Ордой (которая признала независимость Новгорода!).

Кому выгоден «образ врага»?

— Почему же долгое время нам внушали истории о тяжком гнете ордынцев? Потому что это помогало объяснять ошибки самих россиян, — уверен Алексей Шляхторов. — Наши историки-классики во главе с Карамзиным строили свои выводы на основе летописных сведений об эпохе Куликовской битвы (которая являлась следствием похода хана Мамая, не получившего поддержки со стороны ордынского руководства) и периода «разорения Руси», то есть открытого военного конфликта. Но о том, что было между этими столкновениями, не писал подробно никто. Потом С.Соловьев уже выражал сомнение в том, что иго было, однако официальной идеологии нужен был враг, на которого можно списать неудачи в сельском хозяйстве России, ослабленном системой крепостного права. «Последствия веков татаро-монгольского ига» как раз подходили для этой цели... Вторая волна «демонизации» Золотой Орды началась в эпоху большевизма. Историческая школа академика Покровского была разгромлена (к счастью, обошлось без расстрелов). Восторжествовали взгляды Насонова, которые совпадали с необходимостью объяснить, почему в России так голодно... В эпоху Великой Отечественной войны имена Дмитрия Донского и Александра Невского были подняты на небывалую высоту — и, естественно, говорили только об их воинской доблести, а не об умении договариваться с противником к взаимной выгоде. А потом уже по инерции версия тяжкого ига прописалась во всех учебниках истории.

Урок для современности

— Сегодня снова надо говорить о той давней эпохе, потому что современная ситуация похожа, — уверен Алексей Шляхторов. — Западная цивилизация снова стремится «обойти» евразийский мост — Россию, превратить Украину в свой форпост на пути к Ближнему Востоку. Как тут не вспомнить о «темных веках», которые на поверку были не темными и негативными, а наоборот, веками позитивного сотрудничества и построения нашими народами прочного фундамента будущего русского государства. Наши предки показали себя разумными и вменяемыми людьми, умевшими не только махать мечом и изгонять баскаков или крестоносцев, Но и заключать и реализовывать серьезные контракты, взаимовыгодно формировать глобальные торговые пути и работать на них, обогащая страну. И это очень сильно перекликается с нашим временем. И сейчас Россия, сама не маленькая, находится между двумя экономическими гигантами — Евросоюзом и Китаем. Хватит ли у нашей страны, ее народа и правительства мудрости, способной, подобно нашим предкам, превратить могущество соседей в позитив и благо для страны? И это зависит не только от правителей… Прямая аналогия. Вопрос вопросов.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»