Меню

Челябинский реабилитационный центр для бездомных: БОМЖ - это не приговор

12.07.2018 11:39 - автор Ирина Яббарова
О том, чем живет Челябинский комплексный реабилитационный центра для лиц без определенного места жительства, рассказывает его директор Михаил Гах.
Челябинский реабилитационный центр для бездомных: БОМЖ - это не приговор
Невысокая, субтильная, но очень улыбчивая, доброжелательная и приятная бабушка несколько раз поздоровалась при входе. Вежливо предложила войти и, слегка смущаясь, отошла в сторону. Оказалась, она из постояльцев комплексного социального центра для лиц без определенного места жительства. А немного погодя симпатичная бабулька согласилась рассказать о себе. Правда, уже во время разговора выяснилось, что бабушка почти ничего не помнит.
- Очень долго жила на вокзале, как попала в Челябинск, не помню. Но с вокзала меня привезли сюда. Теперь живу здесь, но очень хочу обратно, на родину — на Украину, - стесняясь, поведала пожилая постоялица центра.

1 (16).JPG
Галина Александровна живет в социальном учреждении уже давненько. На вид бабушке лет 70-75, но своего точного возраста она не помнит. Лишь в разговоре осторожно и почти шепотом ответила: «ну, наверное, лет 67». Как попала в южноуральскую столицу, даже предположить не может, но утверждает, что сама родом с Украины, там и родственники остались. А потому очень хочет вернуться обратно. А Челябинску и горожанам Галина Александровна благодарна за то, что не оставили в беде: кто-то подкармливает, кто-то помогает вещами, а кто и просто — добрым словом. Да и в реабилитационном центре для бездомных, по словам бабушки, ей неплохо: тепло, чисто, уютно, а еще здесь о ней заботятся и относятся только с добром.

1 (12).JPG

  - Честно говоря, иностранцев мы к себе стараемся не принимать, только за редким исключением, - признался директор комплексного реабилитационного центра для лиц без определенного места жительства Михаил Гах. - Галина Александровна приехала к нам с вокзала, у бабушки даже паспорта нет. Сейчас мы пытаемся сделать хоть что-то, чтобы отправить ее на родину: уже направили запрос в посольство, ведь без документов мы ее даже депортировать из России не можем. Ждем ответа.

Внезапно большой интерес к общению с журналистами проявил еще один местный житель — 50-летний Евгений, который рассказал, что в комплексном реабилитационном центре живет уже почти месяц. Пришел сюда сам.
- Я попал в автомобильную аварию, немного покалечился, - пожаловался мужчина. - Жить мне негде, да и паспорта тоже нет. Случайно узнал о том, что в Челябинске есть такой центр. Пришел — попросился, мне взяли. Но, несмотря на свою жизненную ситуацию, я не опускаю руки. Соглашаюсь на любую работу, в основном подрабатываю на стройке. Меня все устраивает, ведь зарплату отдают сразу на руки. Но долго жить я здесь не буду, скоро мне должны выдать паспорт. Уже нашел себе работу: решил уехать на Север, буду трудиться вахтовым методом. Но помощь, которую получил в этом центре, буду помнить всегда. Здесь работают очень душевные люди.

1 (7).JPG

Жизнь за бетонным забором

Стены этого учреждения слышали много тяжелых, порой жутких жизненных историй. От некоторых из них бросает в дрожь, сложно понять, отчего люди становятся бесчеловечными. Все истории разные, но объединяет их одно: одиночество или абсолютное безразличие, зачастую наплевательское отношение родственников к судьбе когда-то близкого человека.

Челябинский комплексный реабилитационный центр для лиц без определенного места жительства — одно из пяти подобных учреждений, которые открыты в наиболее крупным городах Южного Урала. В южноуральской столице таких два, расположены они рядом — в Калининском районе города.
Социальное учреждение, которым уже больше 13 лет руководит Михаил Гах, рассчитано на 100 койко-мест, плюс пять дополнительных. В настоящее время за высоким бетонным забором проживает 102 постояльца.
- Насильно мы здесь никого не держим, - рассказал во время экскурсии по территории учреждения Михаил Гах. - Утром ворота открываем, ведь большая часть наших подопечных ходит на работу, в магазин за продуктами. Да и просто вдруг кому-то захочется прогуляться, съездить по своим делам. А вечером — закрываем.

1 (17).JPG

  Кстати, о местной территории: она небольшая и очень чистая. За порядком здесь следит местный дворник, иногда помогают и жильцы. Они же ухаживают за двумя дворнягами, живущими на территории центра: зловещим и басистым Хамом, который, судя по кличке и грозному нраву, недолюбливает посторонних, и за его спокойной четвероногой подругой Дашкой.
- Дашку мы спасли от живодеров и забрали к себе, - рассказали местные жильцы, - а вот ее брата Пашку — не успели. Его поймали и съели бездомные.
Теперь Хам и Дашка охраняют своих спасителей.

1 (21).JPG

  В единственном здании расположены служебные помещения сотрудников социального учреждения, тут же оборудован изолятор для новеньких и комнаты для постоянно проживающих постояльцев. Здесь же находится и небольшая столовая, где установлена плита, холодильник и несколько столов.
Интерьеры, в которых проживают постояльцы, простенькие: в небольших комнатках — несколько кроватей, стол, тумбочки. В одной такой комнатке может проживать от четырех до восьми человек.

  За тем, у кого серьезные проблемы со здоровьем, ухаживает персонал, остальные заботятся о себе самостоятельно. Приготовить покушать, навести порядок в комнатах, постирать вещи — жизнь за высоким бетонным забором немногим отличается от обычной. Разница лишь в том, что в этих стенах проживают отвергнутые по разным причинам обществом люди.

К слову, при необходимости здесь даже оформляют постояльцам временную прописку, помогают восстановить паспорт, медицинский полис, СНИЛС. Также при необходимости оформляют инвалидность и пенсию. Все это дает возможность бездомному человеку получать полноценные медицинские и социальные услуги. Проживать здесь каждый жилец имеет право от четырех недель до четырех месяцев. Со всеми новенькими заключается договор на социальное обслуживание.

Кстати, в реабилитационном центре действует жесткое правило: на его территории категорически запрещено употреблять алкогольные напитки. За два и более грубых нарушения каждый подопечный центра рискует оказаться за пределами бетонного забора.

  Поворот судьбы

Михаил Гах центр помощи бомжамJPG.JPG

  - Те, кто к нам попадает, как правило, либо одинокие люди, либо те, от кого по разным причинам отвернулись родственники, - признает Михаил Гах. - Очень много инвалидов, в том числе бабушек и дедушек, которые страдают не только от физического недуга, но и имеют ряд психических проблем. Но мы все же ищем родственников, пытаемся наладить с ними контакт. Очень редко, но иногда нам удается восстановить родственные связи. Однако по опыту могу сказать: если человек оказался у нас, значит, он уже никому не нужен.
В результате на плечи специалистов социального учреждения ложатся заботы по восстановлению и подготовке всех необходимых документов для направления своих подопечных в соответствующие дома-интернаты. Будь то интернат для инвалидов, бывших заключенных или бездомных — на каждого заводится личное дело, которое направляется в министерство социальных отношений Челябинской области. Именно там принимается решение о выделении соответствующего направления на интернаторское обслуживание.
Бывает, что и сами бездомные, случайно узнав о существовании комплексного реабилитационного центра, приходят и просятся хотя бы на временное проживание.

1 (11).JPG

  - Конечно, мы их принимаем, - добавил руководитель учреждения. - Вообще, глубоко убежден: раз уж бездомный человек к нам пришел добровольно, он уже совершил маленькую победу над собой. Это значит, что он хочет что-то изменить в своей жизни к лучшему, а мы можем ему в этом помочь. Для начала с каждым вновь поступившим беседую лично.

Во время откровенного общения выясняется, что у нынешнего бездомного когда-то была семья, работа, но в какой-то момент он скатился по наклонной: ушел из семьи либо выгнали по причине постоянных пьянок, оказался не нужен родным из-за болезни... Проживая на улице, сам не заметил, где и когда потерял документы. Многие приходящие — бывшие заключенные. Есть и такие, кто почти всю жизнь мотался по тюрьмам. Кстати, как ни странно, по словам Михаила Гаха, с такими работать порой бывает проще: они хоть и живут «по понятиям», но в стенах центрах никогда и ничего не воруют, еще и сами за порядком приглядывают.

- Как бы там ни было, каждого, кто сюда приходит, мотивируем на работу, даже сотрудничаем с рядом предприятий города по благоустройству, которые предоставляют временные рабочие места для наших подопечных, - делится Михаил Гах. - Порой приходится их учить элементарным вещам, например, расходовать бюджет. Вот получают они зарплату, я снова беседую с каждым, спрашиваю, на что планируют потратить деньги, подсказываю, ориентирую. Они, кстати, потом отчитываются: приходят ко мне в кабинет вместе с чеками и показывают, что купили и где. Те, кто действительно горит желанием вернуться к полноценной жизни, своего добиваются, но это примерно 20-25 процентов от общего количества поступающих. Многие, к сожалению, уходя от нас со словами благодарности за помощь, через какое-то время снова оказываются в местах не столь отдаленных.

В числе помощников директора центра 27 сотрудников: фельдшер, социальный работник, психолог, администраторы, санитарки, уборщицы и т. д. Как заверил Михаил Гах, несмотря на непростую работу и специфический контингент подопечных, текучки кадров в социальном учреждении нет.

1 (14).JPG

  Сам Михаил Гах трудится в этой должности уже более 13 лет. В конце 2005 года экс-начальник управления социальной защиты города Челябинска Николай Чигинцев попросил организовать и поставить на большие рельсы деятельность готовившегося тогда к открытию комплексного реабилитационного центра для лиц без определенного места жительства. Военнослужащий, командир дежурных сил ПВО, заместитель начальника дивизии в отставке Михаил Гах предложение принял. К обязанностям приступил в ноябре 2005 года. Но, как сам признается, задерживаться здесь не планировал. Только судьба распорядилась иначе.

- Честно говоря, работа мне моя не в тягость, даже нравится. Конечно, порой посещают мысли, что, наверное, пора уже уйти на пенсию, заняться садом, внуками — а у меня их четверо. Но ведь и подопечным центра я тоже нужен. Мне кажется, не все я еще здесь сделал, не всем помог.

фото Людмилы ПОТАПОВОЙ.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»