Меню

«Простые сложности» располагают к оптимизму!

16.05.2014 12:54 36 (11748)
В программе «Простые сложности», которая выходит ежедневно на телеканале ТВЦ, героям реальных историй разобраться в драматических коллизиях их жизни помогают адвокат Марина Кащенко и психолог Виктор Пономаренко. Мы встретились с ними после съемки программы в уютном кафе за чашкой чая. Правда, от пирожных мы с Мариной дружно отказались…

— У вас обоих немалый телевизионный опыт, вы участвовали во многих проектах. Чем важна для вас докудрама «Простые сложности»?
Марина Кащенко:
Проект дает возможность просветить сразу сотни тысяч людей относительно их прав. Причем тех прав, которые чрезвычайно полезно знать каждому — законодательство семейной, жилищной, наследственной, обязательственной сферы. Как у любого врача, окончившего мединститут, должен быть навык делать 10 классических операций, так любой гражданин должен знать, как себя вести в двух-трех десятках правовых ситуаций. А именно, когда решаются вопросы наследования, когда мы оказываемся участниками ДТП, когда назревает развод и в других жизненных коллизиях… В этих типичных историях люди совершают непоправимые ошибки из-за своей правовой неграмотности.

Виктор Пономаренко: Меня как специалиста очень привлекает то, что я могу помочь гораздо большему числу людей, чем это получается при индивидуальных консультациях. Главное — помочь людям понять смысл происходящего, механизм человеческих отношений. Понять, что если человек испытывает трудности, конфликтует с кем-то, то дело не в чьем-то тяжелом характере, не в сиюминутных эмоциях. Во всем, всегда и везде есть смысл. Также и в человеческих отношениях есть свои закономерности, и здесь работает определенный механизм. И психолог видит, когда произошел слом отношений. Научить людей анализировать свои поступки и реакции окружающих — моя задача.

— У вас есть специализация в вашей профессии?
М.К.:
Защита прав и интересов граждан. Я не защищаю корпорации, не занимаюсь арбитражем.

В.П.: Основное направление моей работы — конфликтология. Конфликты семейные, производственные. Моя монография по управлению конфликтами является учебником для управленческих вузов. Также в приоритетах психология индивидуальных различий. Чем характер одного человека отличается от другого? Как разобраться в нюансах его поведения, мотивировке тех или иных поступков? Моя авторская методика «Семь радикалов» позволяет не только разбираться в скрытой механике поведения, но даже по внешнему виду человека определять его характер. Методика применяется широко как в России, так и за рубежом в управленческой практике. Также у меня вышла серия книг «Практическая характерология». Так что можно сказать, моя специальность — человековедение.

— Какие дела для вас самые интересные?
М.К.: Больше всего я люблю дела, где вижу возможность согласия сторон. В адвокатской деятельности важна победа, но для меня важнее такая победа, которая не влечет за собой развитие конфликта. Я вижу свое назначение в сокращении споров. Возможно заключение мирового соглашения в рамках судебного заседания. А еще лучше — досудебный «мирный договор».

В нашей программе, кстати, почти все дела не доходят до суда. И это меня очень радует. Хотя я судебный адвокат и, естественно, теряю гонорар. Но зато приобретаю гораздо большее… Успешность адвоката — это не только и не столько количество выигранных дел. Успешность — это способность помочь.

В.П.: Одно из самых интересных направлений для меня — профориентация молодых. Родители приводят подростка, который ничем не интересуется, ничего не хочет. Я разбираюсь в его характере, предлагаю ту сферу профессиональной деятельности, которая ему нужна. И вдруг этот тусклый ребенок преображается, глаза заблестели, и когда приходят родители (прием ведется с глазу на глаз), он хватает их за руку и кричит: «Мама, папа! Я знаю, о чем я мечтаю!»

Или приходит пара на грани развода, считая, что их отношения исчерпаны до дна, что они немерено друг другу должны… Я им показываю, что они просто в определенный момент перестали друг друга поддерживать.

Я часто участвовал в расследовании громких резонансных преступлений как психолог. В частности, заочно составлял психологический портрет лосиноостровского маньяка-убийцы по его преступлениям, «почерку». Установил его возраст, как психологический, так и физический, черты характера. Взяли подозреваемого — он убил в этом же парке Лосиный Остров свою любовницу. И я уверенно сказал, что это не «наш» маньяк. И даже взял на себя ответственность заявить, что засаду в Лосином Острове снимать не нужно. Ее не сняли, и через несколько дней поймали настоящего серийного убийцу.

— Как при такой работе, требующей огромных моральных затрат, вы все же умудряетесь оставаться оптимистами?
М.К.:
Между прочим, моя работа очень располагает к оптимизму. Я знаю, в отличие от многих, что все проблемы имеют решение. Знание законов, знание дверей, в которые нужно стучаться, знание того, что судьи не берут взяток, делает меня оптимистом. А судьи действительно не берут. За 28 лет работы в судах общей юрисдикции я сама не отнесла судьям ни одной копейки и ни одного дела не проиграла из-за того, что противная сторона «занесла». Слухи о взяточничестве судей порождает проигравшая сторона. У меня 82 процента дел — выигранные. Ста процентов просто не бывает. То есть из 12 дел я выигрываю 11. Это очень высокий показатель. И что остается адвокату проигравшей стороны? Естественно, заявить: они, дескать, выиграли, потому что дали взятку судье!

В.П.: У меня врожденный высокий уровень серотонина в крови (смеется). Но в этой шутке много правды. Ученые сходятся на том, что оптимизм — генетически обусловленное качество. Но есть и профессиональная обусловленность — я понимаю, что справляюсь с проблемами, с которыми приходят ко мне люди. Что я могу продемонстрировать силу своего мастерства. Так трогательно, когда я вижу свет на лицах моих доверителей, которые вошли ко мне в кабинет, стараясь не смотреть друг на друга. Это такой приз!

— У вас обоих, насколько я могу судить по вашим беседам за чашкой чая в программе «Простые сложности», большое чувство юмора. А есть у адвокатов и психологов профессиональный юмор? Как, например, у врачей, военных?
М.К.:
Профессионального юмора у адвокатов нет. Но высмеять противника — это святое! Этот навык тянется из судов. И это более эффективно, чем цитировать законы, постановления… Высмеять — это половина победы. Если чувство юмора дано, этим надо пользоваться! Как говорится, «смейтесь и будьте свободны»!

В.П.: Мне всегда меньше всего хотелось шутить на медицинские и психологические темы. В мединституте имени Пирогова, который я окончил, я был членом команды КВН, люблю юморить. Но тогда, когда речь заходит о чьих-то житейских неурядицах, шутить не хочется. И я пеняю гуманитариям, которые этого не видели, но могут об этом шутить. Смеяться надо, когда все хорошо! Наша задача — сделать так, чтобы у людей было все хорошо. Когда человек является собой, делает то, что ему нравится, когда все окрашено в позитивные тона — тогда рождается шутка.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»