Меню

*****

Сердечное дело доктора Приходько

08.05.2014 11:33 34 (11746)
Почти сорок лет он отдал бескорыстному служению медицине и спасению больных.

В начале года в Челябинске проводили в последний путь замечательного кардиохирурга, доктора медицинских наук, профессора Владимира Приходько. Ему было немногим за 60. Он мог бы спасти еще не один десяток жизней. Но…

Доктор не выдержал разрушения родного кардиохирургического центра, в который он вложил душу, который пытался отстоять, обратившись за поддержкой к президенту России. В 2012 году он вместе с молодыми коллегами написал письмо, адресованное Владимиру Путину. Врачи рассказали о наболевшем: значительном сокращении числа операций, закрытии отделения кардиоанестезии и реанимации, прекращении деятельности отделения аритмологии, нехватке искусственных клапанов сердца, шовных материалов и других проблемах.

Из-за этого в больнице разгорелся конфликт. Марат Бавыкин, в то время главврач ЧОКБ, публично упрекнул профессора в амбициях и желании больше заработать. Но Владимир Приходько не гнался за славой и деньгами. К главе государства обратился ради пациентов. Он не хотел, чтобы из-за реорганизации в клинике страдали больные. Даже когда его работа была практически парализована, он нашел возможность помочь еще одной больной. В запасе остался кардиостимулятор, и Приходько позвонил пациентке, нуждающейся в его установке.

— Эта женщина приехала в больницу из отдаленного района области, и Владимир Петрович сделал ей операцию. Об этом она рассказала на похоронах, — поделился с «Вечеркой» врач-травматолог городской клинической поликлиники № 5 Виктор Салфетов.

Проститься с кардиохирургом приехали благодарные пациенты из Вишневогорска, Каслей, Чебаркуля, которым он подарил вторую жизнь. Вместе с ними в последний путь провожали доктора коллеги не только из Челябинска, но и специалисты, ученые из Екатеринбурга, Новосибирска, Нижнего Новгорода.

— Мы с Владимиром Петровичем познакомились в 70-е годы, когда он пришел в кардиохирургию областной больницы. Я тогда работал в отделении детской травмы, — вспоминает Виктор Салфетов. — Много лет дружили семьями. Обращался к нему с просьбой проконсультировать своих знакомых. И он никогда не отказывал. После его консультаций всегда слышал восторженные отзывы: «Такой необыкновенный доктор!» И главное — он все делал бескорыстно. Но, признаюсь, я не ожидал, что Виктор Петрович настолько знаменит не только в нашей области. Оказывается, он был признанным специалистом в стране. Я даже не знал, что он — заслуженный врач России, доктор наук, профессор. Никогда он своими степенями и званиями не бравировал.

На двери его рабочего кабинета была одна табличка: «Заведующий кардиохирургическим отделением Приходько». Никакого перечня титулов. А соседи по дому считали, что Владимир Петрович работает мастером на заводе. Потому что одевался скромно, ездил на старенькой «шестерке». О том, что рядом живет знаменитый кардиохирург, узнали, когда в 2012 году разгорелся конфликт и доктор «засветился» в новостях на телеэкране. Об этом рассказала «Вечерке» супруга Владимира Петровича, врач-терапевт поликлиники ОКБ № 3 Любовь Приходько.

— Было очень обидно, когда началась эта кампания, — вздыхает Любовь Николаевна. — Мол, славы профессору не хватает, денег мало… Да не нужны ему были деньги, потому что тратить их было некогда. Он жил работой.

Работа — 24 часа в сутки

Любовь и Владимир учились на одном курсе в мединституте, а познакомились… в морге. Оба хотели стать хирургами. На первое занятие по оперативной хирургии для интересующихся студентов пришли всего три человека.

— Володю уже в те годы отличала страсть к хирургии, — вспоминает Любовь Приходько. — В интернатуре он попал к профессору Юрию Ивановичу Малышеву, мог часами неутомимо работать в операционной. Наверно, поэтому Володю оставили в Челябинске, в областной больнице, — выпускников, не имеющих связей, обычно направляли в глубинку. Я тогда сказала: «Гроссман (Григорий Исаакович Гроссман в те годы возглавлял ведущую клинику Южного Урала. — Авт.) разбирается в людях, видит, кто у него будет работать дни и ночи напролет». И действительно, я мужа дома не видела. Целыми днями он оперировал, по ночам дежурил. Бывало так, что он работал без отдыха по трое, по четверо суток. А если уезжал в район на отбор пациентов, задерживался до тех пор, пока не осмотрит всех жителей. При этом зарабатывал 90 рублей. Я работала участковым терапевтом, получала 135 рублей.

В 33 года Владимир Приходько защитил кандидатскую, в 47 лет — докторскую диссертацию, буквально не отходя от операционного стола. Не использовал даже полагающийся соискателю отпуск. Научный труд писал вечерами и ночами.

— Муж мог до двух часов ночи работать, потом поднять меня и заставить читать свой труд, — говорит Любовь Николаевна. — Я, конечно, читала, делала какие-то замечания. К четырем утра он ложился спать, а в шесть вставал и ехал на работу.

Исправляя пороки

Приходько целиком отдавал себя работе, это была его жизнь. Больше двух недель не мог просидеть в отпуске. Если в это время семья оставалась в городе, выезжал в больницу по первому звонку.

— У Владимира Петровича была потрясающая работоспособность. Мог работать сутками. Не щадил ни себя, ни нас, — заверяет заместитель главного врача по медицинской части федерального кардиоцентра Владимир Куватов, друг и коллега Владимира Приходько. — Почти 30 лет мы работали вместе в областной больнице. Он — кардиохирург, я — анестезиолог. Последние десять лет Владимир Петрович возглавлял отделение кардиохирургии, я заведовал отделением кардиоанестезиологии. Несмотря на руководящую должность, он по-прежнему большую часть времени проводил в операционных, а не в кабинете, занимаясь только оргвопросами. Так и должно быть у настоящего хирурга.

В 2001 году Владимир Приходько и Владимир Куватов выезжали в служебную командировку в Германию. Но познакомиться с красотами европейской страны не удалось: все время наши врачи проводили в операционных берлинской клиники. Там впервые увидели операции по пересадке сердца. На родину вернулись окрыленными, с энтузиазмом приступили к преобразованиям в своей больнице. Используя опыт немецких коллег, отремонтировали операционные, переделали реанимационные отделения.

В свое время у Владимира Приходько был реальный шанс остаться работать в Европе. Лет 15 назад он как член Европейской ассоциации кардиохирургов побывал в клинике Голландии. Изучал опыт голландских специалистов, оперировал. Талантливому кардиохирургу из Челябинска предложили контракт на пять лет, зарплату 28 тысяч долларов. Но он отказался.

— Я тогда шутила: «Володя, да мы ж за пять лет озолотимся», — улыбается Любовь Приходько. — А он одно твердит: «Я не могу бросить свое отделение». И никуда мы не поехали. В то время у него лежало много ребятишек из Кунашака с тетрадами. Это тяжелые врожденные пороки сердца. Такие дети синюшные, как баклажанчики, а их жизнь в постоянной опасности. Как же их бросить? Так вот им полностью перекраивали сердце, исправляя порок. Операции проводились в несколько этапов, после чего ребятишки выздоравливали и забывали о болезни.

Награда за труд

Из Голландии Владимир Петрович привез кассету с записью реконструктивных операций на сердце. Их делали пожилым людям. Уже в те годы в европейской стране такое хирургическое лечение не воспринималось как нечто выдающееся.

— Я смотрела эту кассету и поражалась: какие там противопролежневые кровати для 90-летних стариков, инфузоматы, которые распределяют лекарства. Ничего подобного в наших больницах тогда не было, — говорит Любовь Николаевна. — Так расстраивалась, что голландцы все это имеют, а наши старики не заслужили…

Позднее Владимир Петрович стал лечить пожилых южноуральцев, реконструктивные операции на сердце делал пациентам 65 — 85 лет. И они молодели на глазах, возвращались к активной жизни.

В 2006 году в Центре сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева Владимиру Приходько вручили золотую медаль и премию имени академика В.И. Бураковского за организацию современного кардиохирургического отделения. Этой наградой отмечают самых лучших российских и иностранных кардиохирургов.

— Может быть, кто-то и зазнался бы от такого признания, — считает Любовь Приходько. — Но Володя не из таких. Он никому не отказывал в помощи. Часто бывало так: едем мы, например, а на улице скорая стоит, человеку плохо. Муж обязательно остановится, подойдет, спросит, чем может помочь. Поэтому никогда не было гарантии, что мы куда-то не опоздаем. Воспитанием двух дочерей занимался дед — отец Владимира Петровича, подполковник в отставке. «Героическая личность» — так называет его Любовь Николаевна.

— Бог давал мужу силы. И пациенты у него выздоравливали, — голос моей собеседницы срывается, и крупная слеза стекает по лицу. — Но он был очень обидчивым. Мог навсегда разорвать отношения, если речь шла о жизни больного. Был, например, у него друг, которому Володя на время своего отпуска оставил пациента на выхаживание. Больной умер. Возможно, и не было в этом вины врача. Но муж не простил этого, настолько болел он за каждого пациента…

Спасти нельзя закрыть

Когда из-за недостатка финансирования резко сократили количество операций и больные, нуждающиеся в неотложной кардиохирургической помощи, не могли своевременно получить ее, Приходько не мог молчать. Невозможность оперировать, нехватка расходных материалов — все резало по живому. Кардиохирург чувствовал, что дни отделения сочтены, но продолжал бороться. Ради нескольких сотен больных, которых можно спасти. Владимир Приходько вместе с коллегами обращался в региональный минздрав с предложением создать на базе кардиохирургии ЧОКБ отделение неотложной и экстренной кардиохирургической помощи. Но достучаться до министерства не удалось, врачей не услышали. Последней надеждой стало письмо президенту РФ с просьбой о помощи, но оно вернулось в местный минздрав.

— Когда в Челябинске открылся федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии, были разделены потоки, а экстренная и неотложная помощь оказывалась в кардиохирургическом центре Челябинской областной больницы. Его руководителем остался Владимир Петрович. Но приоритеты сместились, — говорит Владимир Куватов.

В итоге в конце 2012 года в ЧОКБ было создано сосудистое отделение, в урезанном количестве сохранились койки для больных кардиохирургического профиля. Областной кардиохирургический центр прекратил свое существование. Понятно, что его содержание — затратное удовольствие. Индивидуальные аппараты искусственного кровообращения, искусственные клапаны сердца, расходные материалы — все это обходится дорого. А нет отделения — нет и проблемы.

— Мне стыдно, что в Челябинской областной больнице, по сути, уничтожили такое отделение. В последние годы я редко приезжаю в Челябинск, но видел, как разрушалось отделение аритмологии, где я когда-то работал. В других областях, где открыты федеральные центры, такого не происходило, — пояснил «Вечерке» заведующий отделением ангиографии и аритмологии в Каменске-Уральском Дмитрий Крохин. — Потребность в кардиохирургической помощи очень высока. Многие больные умирают, так и не дождавшись операции…

Кому — бессмертие, а кому — бесславие

Вместе с ликвидацией кардиохирургического отделения в ЧОКБ упразднили и должность его заведующего. Профессору Приходько предложили место санитара в травматологии.

— Я все могу понять: ликвидация, сокращение… Но в любой ситуации надо вести себя достойно. Почему главврач Бавыкин предложил Приходько место санитара? Ведь были другие вакансии, например врача-терапевта, — с горечью замечает Любовь Николаевна. — Раньше Марат Владимирович работал в нашей больнице. Это был хороший кардиолог, прекрасный человек. Что произошло, когда он попал в кресло главного врача? Не выдержал испытания властью? А муж пришел работать к нам в поликлинику — надо отдать должное нашему главному врачу Олегу Викторовичу Маханькову.

Владимир Петрович вскоре тяжело заболел редкой неизлечимой болезнью, о которой большинство врачей знают лишь из учебников. Заболевание развивалось молниеносно.

— За годы своей работы муж ни разу не брал больничный, — говорит Любовь Приходько. — Я консультировалась с неврологами. Все сошлись на том, что его болезнь — результат тяжелой психотравмы. Врачи предупредили, чтобы я была ко всему готова…

Прощание с кардиохирургом проходило в библиотечном зале ОКБ № 3. Организацию похорон взяли на себя руководители и сотрудники федерального центра, где работают коллеги, ученики и друзья Владимира Приходько.

— Это был очень порядочный, честный человек, — говорит Дмитрий Крохин. — Сколько пользы он принес людям. Владимир Петрович не говорил лишних слов, но все делал на самом высоком уровне. Меня всегда удивляло, что он помнит каждого больного, показатели его анализов. При этом у него напрочь отсутствовала коммерческая жилка и амбиции. Он бескорыстно спасал людей. Редкий был человек, таких сейчас мало.

Память о нем навсегда останется в спасенных сердцах пациентов и их родственников.

— Хирург с большой буквы! На таких врачах еще держится наша медицина. Побольше бы таких людей, которые бы не боялись говорить правду, были патриотами своей страны. Тогда не только медицина, но и наша страна станет лучше, — считают наши земляки.
 

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other