Меню

*****

Герои на все времена

25.04.2014 11:04 32 (11744)

При работе над очерками о фронтовиках мне попался список красноармейцев, которые во время Великой Отечественной войны закрыли своими телами амбразуры вражеских дзотов и дотов. В книгу «Самопожертвование на Великой Отечественной войне» (авторы Константин Андреевич Атрашкевич, Николай Николаевич Смирнов) занесено 404 таких героя, и этот список не окончательный.

Среди них люди более 20 национальностей, православные, мусульмане, иудеи, атеисты, коммунисты, комсомольцы и беспартийные. Информацию для своей книги я брал также из журнала «Молодой коммунист» за 1966 год, из «Военно-исторического журнала» за 1991 — 1994 годы и из Интернета. Удается налаживать сотрудничество с музеями России и бывших республик СССР. При этом стараюсь тщательно проверять по нескольким источникам.

Начал собирать дополнительный материал о бойцах, которые призывались в Красную армию военкоматами Челябинской области и во время Великой Отечественной войны гасили своими телами огонь пулеметов противника. Таких героев четверо: Николай Сосновский, Валентин Белобородов, Степан Кочнев и Якоб Кундер. Меня удивило то, что Челябинск, возможно, единственный региональный центр России, где память об отважных бойцах утрачена.

Николай Данилович Сосновский

Победа советского народа в Великой Отечественной войне обусловлена в первую очередь массовым героизмом бойцов на фронтах и титанической работой тружеников тыла.

Ярчайшим проявлением героизма и самопожертвования на фронтах в массовом сознании советского народа стал подвиг Александра Матросова, который Сталин рекомендовал ставить в пример бойцам Красной армии.

Александр Матросов закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота 27 февраля 1943 года. Приказ о присвоении ему звания Героя Советского Союза с установкой пропагандировать его подвиг в частях Красной армии Сталин подписал 8 сентября 1943 года. К этому времени более сотни бойцов ложились своей грудью на огнедышащие вражеские пулеметы.

На сегодня известно, что первым такой подвиг совершил Александр Константинович Панкратов, политрук роты 125-го танкового полка 28-й танковой дивизии. Вторым бойцом, совершившим аналогичный подвиг, был Александр Павлович Мясников, комсорг 142-й отдельной стрелковой роты Краснознаменного Балтийского флота. Он закрыл своим телом амбразуру вражеского дота на «Невском пятачке» через две недели после начала блокады Ленинграда — 22 сентября 1941 года. Сведения о его награждении за этот подвиг найти не удалось.

Третью строчку в звездном списке отважных бойцов занимает наш земляк Николай Данилович Сосновский. Он служил в 312-м стрелковом полку, который вел свою родословную от Копорского 4-го пехотного полка, сформированного в 1803 году. Полк за время службы в нем Николая Сосновского входил в состав 26-й Краснознаменной дивизии, сформированной в 1918 году. Дивизия отличилась в Гражданской войне на Южном Урале и носила имя «Златоустовская». Николай Сосновский, 1922 года рождения, был призван в Красную армию одним из военкоматов города Челябинска. Точную дату призыва автору установить не удалось, не удалось найти и его фотографию.

Приведу фрагмент записи из формуляра 26-й дивизии.

«24 сентября 1941 года первый бой, проведенный дивизией в составе 1-й армии Северо-Западного фронта на участке Лужно-Каменная Гора, характеризовался высоким политико-моральным состоянием всего личного состава соединения… В боях с известной немецкой дивизией СС «Мертвая голова» (армейская группировка генерал-лейтенанта фон Эйке) воины соединения покрыли себя славой. Героизм был массовым. Во имя победы бойцы и командиры жертвовали жизнью.

Характерен в этом отношении подвиг, совершенный комсомольцем-рядовым Николаем Сосновским. В тяжелую минуту боя, когда дальнейшее продвижение наших бойцов на одном участке вражеской обороны было остановлено пулеметным огнем из дзота, Николай Сосновский пошел на великий акт самопожертвования. Вырвавшись вперед, он бросился к дзоту врага и своим телом закрыл амбразуру. Герой погиб, но дал бойцам возможность взять дзот… Боевая задача была выполнена».

6 ноября 1947 года Николай Данилович Сосновский был награжден орденом Ленина (посмертно).

В районе подвига Николая Сосновского силами поисковиков отряда «Демянск» в 2011 году создан мемориальный комплекс, посвященный памяти погибших бойцов. Центральной композицией комплекса является фигура красноармейца, бросающегося на амбразуру вражеского дзота. По замыслу создателей мемориала, прототипом этого бойца является Николай Сосновский. В городе Демянске есть улица, названная в честь Николая Сосновского.
 

В Челябинске свидетельств памяти о подвиге Николя Сосновского обнаружить не удалось. Исключение составляют публикация Елены Алябьевой в газете «Челябинский рабочий» за 22.06.2011 года и небольшая статья в энциклопедии «Челябинск» (составитель А.М. Моисеев).

Осенью 1941 года о подвиге Николая Сосновского была выпущена листовка, которая распространялась на фронтах Великой Отечественной войны.

О его подвиге рассказывал первый секретарь Московского горкома ВКП(б) Александр Щербаков на траурном совещании, посвященном памяти Ленина 21 января 1942 года. Рассказывал о подвиге Николая Сосновского и секретарь ВЦСПС Николай Шверник англичанам (по мнению некоторых авторов, включая Уинстона Черчилля) в феврале того же года во время визита в Англию.

Степан Иванович Кочнев

 
 
Начну с того, что, закрыв своим телом амбразуру, Степан Иванович Кочнев всем смертям назло остался жив.

В 1937 году он переехал в город Челябинск и работал в «Военторге» вначале заместителем главного бухгалтера, а перед мобилизацией — главным бухгалтером. В октябре 1942 года Ленинским военкоматом города Челябинска Степан Иванович был призван в Красную армию. В том же году на фронте погиб его старший брат Максим Иванович Кочнев. С ноября 1942 года по сентябрь 1943-го Степан Иванович учился на ускоренных курсах младших лейтенантов в городе Кыштыме. 1 декабря 1943 года прибыл в 66-й стрелковый полк 61-й стрелковой дивизии 10-го гвардейского корпуса 28-й армии в должности командира взвода. Полк в то время вел бои на левом берегу Днепра, южнее города Никополя.

31 декабря 1943 года 2-й батальон полка вел бой за высоту 11,9 вблизи села Большая Лепетиха (ныне в Горностаевском районе Херсонской области). В ходе атаки взвод под командованием Кочнева вырвался вперед, но был остановлен пулеметным огнем из дзота. Несколько человек пытались уничтожить пулеметную точку, но были убиты или ранены. Командир взвода послал группу бойцов обойти дзот справа, но она также попала под пулеметный огонь. Тогда Степан Иванович Кочнев, находившийся ближе всех к огневой точке, подполз еще ближе и метнул в амбразуру гранату, которая не разорвалась. Тогда он, будучи уже раненным, поднялся и закрыл телом амбразуру.

Младший лейтенант Степан Иванович Кочнев был представлен посмертно к званию Героя Советского Союза. Представление было поддержано вплоть до Военного совета 28-й армии, но приказом по войскам 4-го Украинского фронта № 89 от 11 февраля 1944 года Степан Иванович Кочнев был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени. Награда не соответствует подвигу. Этим орденом во время Великой Отечественной войны были награждены более 900 тысяч человек. За подобные подвиги 160 бойцам было присвоено звание Героя Советского Союза.

Нашим землякам с наградами за такие подвиги не повезло. Валентин Андреевич Белобородов из Каслинского района, закрывший 23 августа 1944 года своим телом амбразуру вражеского дзота, также был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени. А Николай Данилович Сосновский из Челябинска, совершивший подобный подвиг 24 сентября 1941 года, был награжден орденом Ленина. Николай Данилович Сосновский в списках отважных бойцов, бросившихся на вражеские пулеметные точки, стоит третьим после Александра Константиновича Панкратова (24 августа 1941 года) и Александра Павловича Мясникова (22 сентября 1941 года).

Осенью 1943 года немцы доставили в село Большая Лепетиха сто детей из Таганрогского детского дома, которых использовали как доноров, намереваясь затем уничтожить. Стремительное наступление Красной армии помешало гитлеровцам осуществить это преступление. В спасении детей есть доля участия и Степана Ивановича Кочнева. Фронтовой кинооператор Владимир Александрович Сущинский, снявший историю освобождения детей, назвал свою ленту «Лепетихская трагедия». Владимир Сущинский погиб 22 февраля 1945 года во время съемки боя близ города Бреслау в Польше.

Между тем Степан Иванович Кочнев остался жив. Утром 1 января 1944 года над амбразурой дзота его, тяжело раненного в плечо, потерявшего сознание, обнаружили немецкие солдаты и взяли в плен. Он был помещен в шталаг № 367 в городе Честохове (Польша). 8 апреля 1944 года переведен в шталаг № 3а в Луккенвальде (Германия). 24 апреля 1945 года в местечке Кляусдофер он был освобожден из плена частями Красной армии. До 23 июня 1945 года находился на излечении в эвакуационном госпитале № 5026. После чего проходил специальную проверку в офицерском лагере № 269 в городе Баутцене. Проверка продолжилась после возвращения в СССР в городе Суслонгере (Марийская Республика) до 23 ноября 1945 года, после чего Кочнев был уволен в запас.

До 1966 года Степан Иванович жил в Челябинске. Работал главным бухгалтером в УРС Кировского завода и других организациях. Жил в районе КБС. В Челябинске осталась жить его дочь Роза, 1937 года рождения.

В военкомате Тракторозаводского и Ленинского районов хранится личное дело младшего лейтенанта Степана Ивановича Кочнева. В автобиографии, написанной им собственноручно, не описаны обстоятельства, при которых он получил тяжелое ранение. Информация о его героическом поступке появилась в сборнике «Бессмертные подвиги», вышедшем в 1980 году (составители А.П. Коваленко и А.А. Сгибнев). Авторам удалось на основании архивных данных Министерства обороны установить фамилии 263 бойцов, которые во время Великой Отечественной войны закрыли своими телами амбразуры дзотов противника. Семеро из этого списка всем смертям назло выжили. Среди них оказался и наш земляк.

Степан Иванович Кочнев являл собой удивительное сочетание бесстрашия, преданности офицерскому долгу, героизма на фронте и большой скромности в послевоенной жизни. С высокой степенью вероятности можно предположить, что он не рассказывал о своем подвиге не только коллегам по работе, друзьям, но и своим близким родным.

Продолжение следует…

О наградах

Основной причиной, по которой не присваивалось звание Героя Советского Союза, был тот факт, что, несмотря на самопожертвование бойца, его товарищи не смогли до конца выполнить боевую задачу, выбить противника с атакуемых позиций. По всей вероятности, такой случай произошел с нашим земляком Степаном Ивановичем Кочневым. 31 декабря 1943 года он закрыл своим телом амбразуру немецкого дзота. Командование части посчитало его погибшим и представило к званию Героя Советского Союза. Но награжден он был только орденом Отечественной войны II степени. Удивительный факт: Степан Иванович остался жив. Новогоднюю ночь он в бессознательном состоянии пролежал на амбразуре, а утром был взят немцами в плен. По всей вероятности, поле боя оставалось за противником и красноармейцы не выполнили до конца поставленную перед ними боевую задачу.

Были и другие причины скупости Сталина на высокие награды, особенно в первой половине войны. За Московскую, Сталинградскую и Курскую битвы звание Героя Советского Союза было присвоено 575 воинам. А за форсирование Днепра звания Героя Советского Союза были удостоены 2438 воинов.

При награждении учитывалась национальность и факты автобиографии. Известно, что Сталин не поощрял награждений евреев, но тем не менее двоим из пяти, совершивших этот подвиг, было присвоено звание Героя Советского Союза. А на представлении к званию Героя Советского Союза посмертно Максима Южакова Берия лаконично написал: «сын кулака». Можно предположить, что в иных инстанциях подобные резолюции на наградных представлениях тоже были.

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other