Меню

Молодая женщина решила отобрать квартиру у своего отца и подала иск в городской суд

11.04.2014 13:47 28 (11740)
«Ну зачем же так поступать? — горько, тихим голосом говорил мужчина, разменявший уже седьмой десяток, стоя у барьера в зале суда и отрешенно глядя куда-то в пустоту, — она ведь моя дочь, кровиночка, я же ее вырастил, воспитал, дал образование… Я б и так им с сыном квартиру отдал… Зачем же устраивать это судилище?»

Встала молодая тридцатилетняя женщина, та самая «кровиночка», и обратилась к суду словами: «Когда я в первый раз предъявила свои претензии ответчику…» Говорившая даже не удостоила несчастного старика словом «отец». Потом еще что-то говорила… Потом еще… Женщине очень хотелось стать единственной обладательницей недвижимого имущества, а тут отец… Даже и не отец уже: когда-то был отцом, когда ночи не спал, баюкая ночи напролет часто болеющую дочку, когда в школу за руку водил, когда «Муму» вслух читал, прививая сострадание, когда с одной работы на другую спешил, чтобы «кровиночке» было чем институт оплачивать… Теперь — ответчик. Старик сентиментальный. Был бы отцом любящим, сам бы слинял по-тихому… Куда? Да какая разница! Мало, что ли, колодцев у теплотрасс, бомжами не оприходованных?.. А тут бодайся вот с ним в суде… Родственничек… Повис пудовым балластом, сковав по рукам-ногам, мешая счастью…

Пока женщина излагала свои отшлифованные с помощью адвоката аргументы, «ответчик» молча слушал; его сухонькая согбенная фигурка все более говорила о постигшем его несчастье: казалось, атмосферный столб давит на него много сильней, чем на других участников процесса; казалось, каждое новое слово, произнесенное «доченькой», высасывает из него остатки сил… Казалось, еще минута — и из глаз хлынут слезы… За те десять минут речи «истицы» он постарел, казалось, на десять лет. У него хватило мужества не перебивать дочь. Только глаза воспалились красным, словно натертые песком… Затем встал не без усилий, произнес побелевшими губами, обращаясь к суду: «Удовлетворите иск моей дочери, мне ничего больше не надо, мне больше незачем жить».

Суд удовлетворил его просьбу. А и то правда: отчего б не уважить старика? Счастью дочери этого несчастного человека сейчас, надеюсь, ничего не мешает. Жив ли он сейчас — мне неведомо. Может, пополнил печальную, не слишком афишируемую статистику самоубийств. Может, скончался от инфаркта. Может, «доченька» в доме престарелых угол выхлопотала, и он «счастливо» доживает свой век в казенных стенах…Король Лир (и «ответчик») не меняющейся на протяжении веков-тысячелетий армии прагматичных подданных.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


$in_other$