Меню

В поисках свободы

11.04.2014 13:20 28 (11740)
Летом 2011 года мой друг Всеволод Савельев, путешественник, совершил поездку к затерянному в лесах
и на болотах Каслинского района, давным-давно заброшенному и забытому монастырю на Свободе, или храму на Свободе, как мы его называем между собой. Сам по себе путь к святыне оказался трудным.

В.В.

Севернее села Булзи на атласах изображена некая картографическая аномалия, так и притягивающая любознательные взоры доморощенных топографов-любителей. Посреди леса нарисован крестик, обозначающий церковь. Но зачем и когда ее построили в столь глухом месте?

В северо-восточной части Челябинской области, неподалеку от трассы на Екатеринбург, приютилось на берегу реки Синары неприметное село Булзи. В лучшие времена, которые были, естественно, до революции, этот богатый населенный пункт насчитывал до 800 дворов с пятью тысячами жителей. Сейчас тут по-другому.

На карте из атласа 2001 года указана дорога, петляющая от восточной окраины Булзей к символу-крестику. Атлас 2005 года дает более подробную информацию: вокруг лесной церкви находятся нежилые постройки, все вместе это называется Свобода, а к ней изображены аж две грунтовки, но от западной окраины Булзей.

Порывшись в Интернете, я собрал немного информации о загадочной церкви на Свободе. Здесь было подворье екатеринбургского Ново-Тихвинского монастыря, заложенное в 60-х годах XIX века. Занимался этот монастырский филиал сельскохозяйственной деятельностью и был уменьшенной копией материнской организации: главный храм, жилые корпуса, хозяйственные постройки, глухая ограда. По описи 1910 года в нем находилось 52 строения, в том числе каменная церковь во имя Симеона Верхотурского. После варварского налета в 1920 году большевиков, сопровождавшегося расстрелом шести монахинь, подворье было разграблено и завершило свое существование. В последующие годы постройки хаотически разбирались, материал увозился в соседние селения…

Что касается пути до Свободы, то тут туристы-паломники высказывали по результатам своих путешествий крайне различающиеся оценки:

- явно выраженной дороги до церкви сейчас нет, и надо идти по азимуту через лес;
- дорога есть, на «Ниве» проехать можно, но путь настолько колдобистый, что даже этот советский монстр-кар становится жалко;
- нормальная такая проселочная дорога, посуху можно и на обычной машине проехать.

Вооружившись этими скудными и противоречивыми сведениями, я решил как добрый христианин съездить в святую свободинскую землю в выходные. Поскольку финишный участок пути от Булзей до Свободы был мне неведом, логичной мыслью было выехать заранее, чтобы иметь запас времени побольше на поиски и блуждания. И вот в пятницу после работы я завел мотор своего авто, отозвавшийся уверенным глухим урчанием, и лег на северо-восточный курс (Всеволод ехал из Магнитогорска, где он живет. — В.В.).

* * *

На ночлег я остановился в одной из гостиниц Троицка, а субботним хмурым утром двинулся через Челябинск на Булзи.

На полдороге начался дождь, который постепенно усиливался. «Дворники» в непрерывном режиме мели лобовое стекло, из-под колес встречных машин выбрасывало мощные фонтаны брызг.

Похоже, Бог решил проверить, настолько ли я крепок в своей вере, что смогу преодолеть все мокрые чащобы и скользкие колдобины на нелегком лесном пути до Свободы. Хоть я и добрый христианин, но постепенно в моем сознании зрело понимание того грустного факта, что нет, не смогу.

В расстройстве чувств, предчувствуя вероятное фиаско и жалея о попусту потраченных деньгах на бензин, я въехал в Булзи и проследовал к руинам местной церкви, торчащим на горке (напоминаю, что поездка состоялась в 2011 году; сейчас, говорят, булзинская церковь уже очищена от мусора и в ней все готово для капитального ремонта и реставрации. — В.В.).

В это время Бог, похоже, понял, что он переборщил, посылая мне такие неподъемные испытания, и решил укрепить мой слабый дух. Я же, оставаясь в счастливом неведении, притормозил около церкви и зашел внутрь, размышляя о том, куда теперь ехать дальше, коли в Свободу уже явно не получается. Ноги разъезжались, скользя по щедро унавоженному полу заброшенного храма. В полутьме я приметил человеческий силуэт, покачивающийся в глубине церковного здания.

— А вы православный? — выдохнул силуэт вопрос, сопровождая его струей перегара.

«Да уж явно не мусульманин и не иудей. И могу достать и предъявить неоспоримое тому доказательство, — подумал я. — А кто вообще может в такой час находиться в храме Божьем и спрашивать меня о вероисповедании? О боже, да неужто это сам апостол Петр?»

* * *

К счастью, такой ответ, содержащий не богоугодное ехидство, не успел сорваться с моих уст.

— Да, я такой, — только и смог промолвить я, с благоговейным трепетом взирая на «святого».

— А тут и до вас сейчас православные были. На «Форде» к церкви подъезжали. Мужчина и несколько женщин. А потом к монастырю поехали, — продолжал вещать «апостол».

— А как же они поехали туда? Дождь ведь, все лесные дороги развезло.

— Да они сказали, что, сколько смогут, на машине проедут, а дальше пешком пойдут, для них это в благость.

— А где начинается дорога к монастырю?

— Пойдем, покажу.

Следом за «святым праведником» я вышел из церкви. На крылечке сидела еще одна человеческая фигура, вперившая в меня несфокусированный взгляд и пробормотавшая:

— А енто хто такой?

— Православный, — коротко пояснил «апостол Петр».

«Должно быть, это на паперти апостол Павел присел, — уважительно подумал я. —Ишь ты, а без Петра я бы его и не признал…»

Петр тем временем заканчивал пояснения, тыкая заскорузлым пальцем в сторону поля:

— Вон, мост проедете, за кирпичным магазином повернете направо — и двигайтесь вон к тому просвету между деревьями на дальнем краю поляны.

— Спасибо! До свидания! — кивнул я «апостолам» и, укрепленный в вере, полный решимости довести начатое до конца, бодро зашагал к машине.

* * *

На автомобиле мне удалось отъехать на 3,2 километра от деревни. Дальше лужи во всю ширину дороги пошли одна за одной. Побоявшись засесть в грязи, я оставил машину на обочине и оставшиеся 6,7 километра решил преодолеть быстрым шагом.

Стремительно, как ангел, несся я по лесной дорожке, легко отталкиваясь от грешной земли. Тропа становилась все уже и травянистее, пока не пропала совсем. Пришлось идти напрямую через лес, по азимуту, утопая по пояс в мокрой траве. И вот поверх невысокой поросли замаячил контур далекого церковного здания без крыши и крестов. Дошел!

Теперь от литературной части моего отчета перейдите к фотографической. Рассказывать больше ничего не буду: все и без того видно на моих снимках.

Для меня самое интересное было — и это вполне понятно — именно найти в лесу монастырь. А так — полуразрушенная церковь, которую, правда, расчистили; несколько сводчатых подвальчиков; кое-где просматривается фундамент ограды; пустотелая водонапорная башня, одни стены остались. В том же Багаряке и церковь больше, и подвалы есть, но нет захватывающего поиска, азарта, волнения, хождения по азимуту напролом через лесную чащу.

…Обратно я без проблем дошагал до машины по дороге, найдя на ней то место, где я свернул не туда, куда было надо.

Фото из открытых интернет-источников

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»