Меню

Праздник воспитания в челябинской колонии

14.06.2019 11:05 - автор Виктория Олиферчук
Сегодня, 14 июня, сотрудники воспитательной службы уголовно-исполнительной системы страны отмечают свой профессиональный праздник.
Праздник воспитания в челябинской колонии
Первые упоминания о проведении воспитательной работы с заключенными, содержащимися в тюрьмах Российской империи, относятся ко второй половине XVIII века.

В XIX веке над проблемой билось Общество попечительное о тюрьмах, созданное в 1819 году, в обязанности которого входило «нравственное исправление преступников».

В начале XX века была разработана Общая тюремная инструкция: «духовно-нравственное воздействие на арестантов имеет своим назначением внушение им правильных понятий о религии и общих гражданских обязанностях, требующих преданности Престолу и Отечеству и почитания соответствующим законам и властям».

На дворе век XXI. Накануне праздника корреспонденты «ВЧ» решили узнать, как работает воспитательная система в местах не столь отдаленных 200 лет спустя.

Шлейф от сериалов

В женской колонии № 5 нас ждали не то чтобы с распростертыми объятиями (все-таки режимное учреждение и лишние вольности здесь неуместны), но с крепким чаем и плюшками. После не по-летнему бодрого утра в тепле да после сытного угощения журналисты разнежились.

– Когда пойдем в «казематы»? – побуждаю коллег на подвиг.

– И вы туда же? – укоризненно качает головой начальник колонии, полковник внутренней службы Виктор Семенов. – Насмотрелись бездарных сериалов. Ну полная ерунда! Пришли за очередной осужденной – мать в слезы: «Пожалуйста, Христа ради, присмотрите за дочкой, чтобы не избили, не изнасиловали!» – «Кто вам такое сказал?» – «Ну так в фильмах показывают».

image5.jpg

– А что не так? – провоцирую.

– Всё не так! Идемте, сами всё увидите, – резко встает.

Тюремные казематы

Скачем за ним всей гурьбой по ступенькам вниз, бежим по длинной сетчатой аллее, которая заканчивается цветастой детской площадкой: качели, столик, лавочки. В корпусе обычные комнатки, как в общаге: холодильник, телевизор, мягкий уголок, общая плита, на которой можно готовить.

– Комнаты длительных свиданий, – поясняет заместитель начальника отдела по воспитательной работе с осужденными, подполковник внутренней службы Ирина Бердюгина. – Родственники по трое суток здесь гостят, живут вместе с заключенными, общаются, смотрят телевизор, готовят. Вот детскую площадку сделали, колония-то женская, у многих остались ребятишки на воле. Приезжают с мамами увидеться, что ж им целый день в помещении сидеть? Здесь можно погулять, поиграть. Сейчас мы ее доделаем, цветочки посадим, травку.

image8.jpg
Свидания предоставляются всем без исключения четыре – шесть раз в год в зависимости от тяжести содеянного.

– Систематически проводим дни открытых дверей, да, звучит это несколько необычно, – Виктор Леонидович реагирует на мой скепсис. – Приглашаем родственников, рассказываем, показываем комнаты для проживания, цеха, столовую, клуб. Женщины организуют стол, даже концерт делают! Чтобы изменить эти чудовищные представления.

– А нам покажете?

– Да не вопрос!

Бежим в другой корпус, огибаем на ходу небольшой бульдозер с ковшом.

– Лето – самое время для ремонта. Колония работает с 1944-го, многие здания приходится периодически ремонтировать, – по ходу поясняет Ирина Ивановна.

Узнаем, что в колонии находится 780 женщин, все поделены на отряды от 50 до 100 человек. Недавно сдали новое общежитие по европейским стандартам на 200 мест.

image15.jpg

Заходим. Комната на втором этаже, большое окно без всяких решеток (??), две кровати, тумбочки, стул – ничего лишнего. Светло, чисто. Совсем не по-сериальному.

Пионы и швейная машинка

– Убедились? – Ирина Ивановна смотрит выжидающе. – Ну а теперь пошли в цеха.

Труд не только в свое время сделал из обезьяны человека, но и поддерживает в нем человеческое состояние постоянно, поэтому в деле перевоспитания играет первостатейную роль.

– Контингент у нас разный. Есть и с тремя высшими образованиями: юрист, экономист и психолог, сидит за мошенничество, но большинство женщин из категории социально неустроенных, отсюда 30% осуждены за убийство на бытовой почве, еще 30% – за наркотики.

image10.jpg

Все они получают здесь образование и профессию: швея, закройщик, наладчик оборудования, конструктор одежды, повар. Учатся три - шесть месяцев, практику проходят и на работу устраиваются.

– Швеи у нас самые лучшие, и на работу наших девочек берут без испытательного срока, когда узнают, что они из пятой колонии, – гордится Ирина Ивановна. – Некоторые фирмы даже заказы делают: нам нужно такое-то количество хороших швей, порекомендуйте.

image16.jpg

Проходим очередную железную дверь и – ах! Смотрим направо – огромная клумба с роскошными пионами: белые, вишневые, розовые. Аромат окутывает облаком.

image11.jpg

– Каждый год проводим конкурс на лучшую клумбу, победителям – торт, – комментирует Бердюгина.

Смотрим налево – в витрине огромная швейная машинка 60-го года.

– Это раньше на таких шили, сейчас у нас самое современное оборудование.

Свадебное платье из мусора

Швейный цех поражает масштабами, чистотой и яркими красками.

– Работников 120, есть еще один такой же – напротив, – начальник центра трудовой адаптации осужденных Татьяна Николаева проводит экскурсию. – Раньше работали в две смены, теперь сделали дополнительные места и перешли на одну. Номенклатура у нас достаточно большая – более 200 наименований. Шьем одежду для силовых структур, рабочую одежду и форму для себя, берем коммерческие заказы, к примеру костюмы для охоты, рыбалки. А вообще у нас мастера на все руки.

image5.jpg

– И что, свадебное платье сошьют?

– Конечно. У нас был конкурс, так девочки сшили роскошное свадебное платье из… целлофановых мешочков, другое – из одноразовой посуды, – к разговору подключается заместитель начальника колонии Ольга Горшенина.

Недавно список профессий пополнили маникюршей и парикмахером. Первую группу новоиспеченных студентов застаем аккурат на экзамене.

image6.jpg

– Первый набор провели при поддержке минсоца, обучаем пятерых. Но мы выиграли президентский грант и в июле наберем 20 парикмахеров и 40 маникюрш, – обещает администратор проекта, представитель благотворительного фонда «Прикосновение к жизни» Антон Бураков.

image1.jpg

– У нас очень талантливые, творческие девочки, – гордится Ирина Бердюгина. – Педагог, которая у них преподавала, одной даже работу предложила у себя в салоне, представляете?

Рай для культуры

Кстати, творчество по ту сторону черты поддерживается, процветает и стоит, пожалуй, на втором месте по значимости в вопросе перевоспитания и становления на путь истинный. «Драмкружок, кружок по фото, мне еще и петь охота», – припомнился детский стишок.

image11.jpg

Большая костюмерная с грудой костюмов, стеллажи с обувью до потолка, в углу декорации, разрисованный стенд «Год театра» – здесь ставят и играют спектакли.

Другая комната сплошной хендмейд: вышивка, вязание, макраме, мягкие игрушки, всевозможные поделки.

image13.jpg

Есть кружки танцевальные, вокальные, команда КВН и даже целая телестудия!

– Каждую среду и воскресенье мы выпускаем новости, делаем видеоролики на разные темы: о профилактике ВИЧ-инфекции, о театральной жизни, сняли фильм о вреде наркотиков – отправим на фестиваль «Надежда», – тараторит бывшая студентка Аня.

Она здесь за корреспондента, и ведущего, и сценариста, и режиссера монтажа.

– Объявили конкурс, мне стало интересно, – блестит глазами.

image16.jpg

В другом крыле библиотека – еще один повод для гордости. Фонд приличный – порядка 10 тысяч книг.

– Что читают? Детективы, женские романы? – пытаем местного библиотекаря.

– Не только. Последнее время у нас классика пользуется спросом, – рассказывает Татьяна. – На Булгакова даже очередь выстроилась, поскольку в театральном кружке задумали поставить «Мастера и Маргариту», в ходу Пелевин, Коэльо, периодическая печать – «Российская газета» и ваш «Вечерний Челябинск».

image3.jpg

– Знаете, здесь многие открывают в себе таланты. Одна наша подопечная, пенсионерка, и вдруг так запела – мы ахнули, – рассказывает Ирина Бердюгина.

Ну вот и пригодилась культура.

Увидеть человека

Завершаем экскурсию в корпусе, где живут молодые мамы. Аквариум с рыбками, игрушки, детские вещички – только униформа на женщинах напоминает о неволе.

– Нам все помогают: массажисты, врачи, тренер, психологи. Вижусь с дочкой каждый день, конечно, маловато, но у нас есть группы постоянного проживания, хотелось бы в нее попасть, – рассказывает Гульнара.

image9.jpg

– Сейчас у нас 27 деток в колонии, на совместном проживании 10 мамочек с детьми, еще двоих заселим на следующей неделе. А еще мы планируем построить отдельный корпус на 30 мест, – обещает начальник колонии Виктор Семенов.

– Трудно? – пытаю Ирину Ивановну.

– Воспитание – процесс трудоемкий, - признается. – Сразу результат не увидишь. Но хочу сказать, что за свои 19 лет службы я ни разу не пожалела о том, что сюда пришла.

– А что самое главное?

– Хм-м... – задумалась на секунду. – Интересный вопрос. Многое важно… но, пожалуй, главное – видеть в них человека.

image14.jpg

У Ирины Бердюгиной педагогическое образование, но специфику никто не отменял.

– Они как ёжики, когда к нам поступают. Опять же фильмов-то этих насмотревшись. Потом уже оттаивают, раскрываются. Есть и такие, которые просто приспосабливаются. Помню, была у меня осужденная, которая никак не хотела мыться в бане. Дошло до того, что я взяла мочалку, говорю: «Пойдем вместе, я тебя буду мыть». И тогда только она решилась: «Нет, не надо, я сама». Оказывается, она просто стеснялась раздеться. Всякое случается. К каждому нужно найти свой ключик.

Вписаться в новую жизнь

Судя по всему, по большей части у них получается.

– Не буду врать, рецидивы случаются, – признается Виктор Семенов. – Все-таки государство не готово принять этих людей, у них не всегда получается вписаться в новую жизнь. Помню, у меня был случай. Выпустили одну девушку 28 декабря, а после Нового года, она приходит: «Заберите обратно. Не могу: все пьют, работы нет, я так не привыкла». Вот, пожалуйста, хотя мы стараемся делать все, что от нас зависит. Радует, что рецидивов все-таки не так уж много.

Идем на выход. Из окон столовой доносятся умопомрачительные запахи.

image12.jpg

– А что у нас сегодня на обед? – интересуется начальник.

– Рассольник по-ленинградски и мясо с рисом, – подсказывает Ольга Ивановна.
– Может, останетесь на обед? – приглашает.

– Спасибо, но на обед мы еще не заработали, – шутим. – Журналиста, как и волка, ноги кормят, надо успеть на другое мероприятие. В другой раз.

Фото Дмитрия Куткина

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»