Меню

Мастер олимпийской погоды

04.04.2014 12:53 26 (11738)
XXII Олимпийские и Паралимпийские игры в Сочи уже стали ярким событием в истории мирового спорта. Кто-то наблюдал за состязаниями на трибунах Ледового дворца «Большой» или горнолыжного центра «Роза Хутор». Многие болели за наших у телевизионных экранов. Однако челябинке Наталье Мурашовой повезло больше. Наталья работала метеорологом на Олимпийских и Паралимпийских играх и побывала в тех местах, куда обычным болельщикам вход был воспрещен. В интервью «Вечерке» она рассказала, что поразило ее больше всего на этом празднике спорта и почему ей пришлось работать даже в застрявшей на вершине горы кабине фуникулера.

— Наталья Владимировна, как вы узнали о том, что есть такая возможность — работать метеорологом на Олимпиаде в Сочи?
— По регламенту Олимпийских игр на каждом спортивном объекте должны быть метеоофисы. Поэтому Росгидромет стал искать специалистов в подразделениях по всей России, которые могли бы работать метеорологами на главных соревнованиях четырехлетия. Критериями отбора были большой опыт работы, знание английского языка, возраст специалиста (нужно, чтобы в 2014 году синоптику было не больше пятидесяти лет). Начальник отправил наши резюме. И в итоге из Челябинска отбор прошли два метеоролога — Елена Шупинская и я.

— Вы работали и на Олимпиаде, и на Паралимпийских играх. Сколько недель вы провели в Сочи?
— Я приехала в Сочи 20 января, а вернулась в Челябинск 19 марта. Но до самой Олимпиады мы (метеорологи) приезжали в Сочи четыре года подряд, чтобы учиться, совершенствовать свои знания. Также мы работали в Сочи на кубках мира по разным видам спорта, чтобы на практике все отработать, поскольку оборудование, закупленное для прогнозирования погоды в районе проведения Олимпийских игр, является самым современным и в регионах у нас просто нет подобных аппаратов. После такой учебы мне кажется, что я окончила второй университет по своей специальности.

— Сколько часов вам приходилось работать?
— Мы работали с 5 утра и до 10 вечера. В 5.30 у меня уже была видеоконференция, на которой надо было обсудить прогнозы. Но работали через день. Вообще, мы не чувствовали там усталости. Был душевный подъем. Приятно было ощущать, что наша работа помогает в проведении главных игр четырехлетия.

— На работу вы приходили в форме с символикой Олимпиады?
— Да, нам выдали форму с символикой Олимпиады. Однако она нас радовала только первые дни, потому что потом болельщики стали принимать нас за волонтеров и задавали нам массу вопросов. И мы, конечно, не знали ответы на большинство из этих вопросов. Вообще, я сочувствую волонтерам, у них была тяжелая работа. С самого утра они с радушием встречали гостей, отвечали на миллионы вопросов и работали до поздней ночи. Однако нашими волонтерами можно только гордиться. Они проявили себя на высоком уровне. Я не думала, что столько молодых людей в России отлично знают английский язык.

— У вас была какая-либо инструкция для работы на Олимпиаде?
— Да, нам выдали книжку с перечнем правил, которые нельзя нарушать. В них говорилось, что на работу нужно всегда приходить в специальной форме. В книжке были стандартные правила о том, что нельзя приходить на работу пьяным, курить, выражаться бранью, чтобы не дискредитировать образ работника Олимпийских игр. Самое смешное — в этой книжке было 40 страниц правил на русском языке и только три страницы на английском. Мне понравился пункт, в котором говорилось, что участников Паралимпиады нельзя называть людьми с ограниченными возможностями, только паралимпийцами.

— Как вы считаете, с погодой Олимпиаде не повезло, ведь некоторые соревнования отменялись из-за тумана?
— Я не могу сказать, что нам не повезло с погодой на Олимпиаде. Вот на Паралимпиаду погода была хуже. Были осадки — и дождь, и снег. То низкая, то высокая температура. В плане прогнозирования на Паралимпиаде было сложнее. Но у паралимпийцев было меньше ограничений по погодным условиям. Если на Олимпиаде был туман, то соревнование отменялось — на Паралимпиаде практически ничего не отменялось даже в туман.

— У вас были курьезные случаи на Олимпиаде?
— Был курьезный случай на Паралимпиаде. В тот день была замечательная погода, солнце. Однако на следующий день мы знали, что погода резко изменится, как у нас бывает на Урале, и пойдет снег. И наш руководитель на вечернем совещании с менеджерами сборных разных стран рассказала на английском, что по прогнозу завтра понижение температуры и снег. Все эти официальные лица сидят и, не стесняясь, смеются ей в глаза. Оказалось, они увидели на международных сайтах погоды, что завтра будет все такая же замечательная погода. На следующий день пошел снег, как мы и прогнозировали. И потом к нашему руководителю подошли менеджеры и сказали, что теперь будут верить только нашим метеорологам. Они признались, что тоже смеялись на собрании, но на всякий случай взяли шапки. Так что нашу работу оценили. И перестали относиться скептически к нашим прогнозам. Вообще, нашу информацию на Олимпиаде ценили, ее ждали. Если мы немного задерживали прогнозы, нам сразу же звонили.

— На Олимпиаде случались какие-нибудь сбои или все шло гладко?
— Вообще, все проходило на высшем уровне. Все службы работали слаженно. С нами только один раз произошел случай, когда мы ранним утром на полтора часа зависли с моими коллегами в кабине фуникулера. Но нам нужно было отправлять нашу информацию различным службам. Света не было, потому что отключилось электричество. Но хорошо, что сейчас есть мобильная техника: планшеты, ноутбуки, модемы — мы смогли вовремя отправить свои прогнозы по Интернету.

— Вам удалось побывать на церемонии открытия Олимпиады?
— Нет, но мы были на репетиции церемонии открытия Олимпийских игр. Зато на репетиции раскрылись все олимпийские кольца. Перед церемонией выступил Константин Эрнст. Он сказал, что Олимпиада — это шоу для телезрителей, а зрители, которые сидят на трибунах, — это соучастники действа. Я с ним полностью согласна. Потому что бобслей и многие другие виды спорта на открытом воздухе лучше всего было смотреть дома по телевизору. Конечно, хоккей и те соревнования, которые проходили в помещениях, были зрелищные. Но даже церемонию открытия интересней смотреть по телевизору, потому что, когда сидишь на стадионе, приходится постоянно поворачиваться в разные стороны — и все равно не увидишь всех эффектов.

— На каких соревнованиях вам удалось побывать?
— Я была на лыжных гонках, бобслее, биатлоне, горных лыжах, следж-хоккее. Но больше всего мне понравились прыжки с трамплина. Вначале я думала, что мне будет скучно их смотреть. Но когда мы по своей аккредитации смогли пройти на самый верх трамплина, куда нельзя проходить обычным болельщикам, я оценила всю красоту и опасность этих состязаний. Когда смотришь на прыжки снизу, кажется, что это не очень страшно. А на вершине не понимаешь, как можно решиться на прыжок с трамплина в первый раз в жизни. Для меня это было самым захватывающим состязанием.

— Вы сказали, что были на матче по следж-хоккею. На состязаниях паралимпийцев было много болельщиков?
— Да, болельщиков было очень много. Вообще, Паралимпиада не уступала по накалу страстей Олимпиаде. Было очень приятно, что даже на игре по следж-хоккею, где выступали сборные команды Чехии и Кореи, был полный зал зрителей. Мне понравилось, что, когда выступала даже не наша сборная, поддержка от российских болельщиков была колоссальная. Я побывала на церемониях награждения олимпийцев, но на Паралимпиаде были самые трогательные и яркие церемонии. Паралимпийские чемпионы так радовались своим наградам, что у болельщиков выступали слезы на глазах. Это была настоящая победа духа. Такими людьми можно только гордиться!

— Вам понравился Олимпийский парк в Сочи?
— Да, когда мы заходили в парк, то чувствовалось, что попадаешь в дружественную атмосферу, где нет хамства, все друг к другу относятся толерантно. Видишь только счастливые улыбчивые лица. Волонтеры желают доброго дня и всячески подбадривают. И хотя говорили, что на Олимпиаде работало много сотрудников полиции, но они носили форму службы безопасности. И вообще, не было чувства, что был тотальный контроль. Когда заходили на объекты, были долгие проверки, но потом больше никто не надоедал. Все службы работали ненавязчиво. Я счастлива, что побывала на Олимпиаде. Сбылась моя мечта.

— В 2019 году в Красноярске будет проходить зимняя Универсиада. Вы хотели бы поработать там?
— У нас были разговоры между коллегами про Универсиаду. Но еще ничего точно об организации игр неизвестно. Если меня пригласят, то я с радостью соглашусь.

Фото из личного архива Натальи МУРАШОВОЙ

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»