Меню

Милиция, которую мы потеряли

21.03.2014 12:41 22 (11734)
Россия сегодня занимает одно из первых мест в мире по численности полицейских. Однако, несмотря на это, по количеству убийств она также оказалась в числе бесспорных лидеров. Может быть, именно поэтому осенью прошлого года в администрации президента открыто заговорили о том, что в 2014 году должна начаться очередная реформа МВД. Вершиной ее планировалась отмена «мудрой» инициативы бывшего президента Дмитрия Медведева и обратное переименование полиции в милицию.

Перестройка до перестройки

При этом, конечно, умалчивалось, что обновление в жестком режимном бастионе возможно только с появлением там абсолютно новых людей. Так как жернова действовавшей долгие годы «милицейско-полицейской» системы давно и безжалостно перемололи все ростки перестройки, выращенные еще в семидесятые годы прошлого века профессором, генерал-лейтенантом милиции, создателем и первым руководителем Академии МВД СССР Сергеем Крыловым. В Челябинской области попытку реформирования милиции пытался осуществить ученик Сергея Михайловича генерал-майор милиции Валерий Смирнов (на снимках).

Челябинцу, выпускнику Высшей школы милиции в Москве Валерию Валентиновичу Смирнову крупно повезло поступить и продолжить обучение в Академии МВД СССР именно в период ее расцвета, когда, задолго до начала официальной перестройки и гласности, «огаревский мечтатель» Сергей Крылов несколько лет уже реально занимался подлинным реформированием МВД. Работал сутками, пытаясь превратить мрачное и реакционное учреждение в организацию гуманистическую. Первостепенной задачей тогда в команде Крылова считалось создание абсолютно нового корпуса высших офицеров милиции, не способных в принципе даже поднять руку на человека. Для которых переступить закон было бы внутренне невозможно.

В милицию подполковник Сергей Крылов пришел в 1967 году, имея за плечами опыт научно-исследова-тельской работы в закрытом военном институте КГБ СССР. Именно через Крылова министр Николай Щелоков вскоре буквально заболел наукой. В стенах МВД на постоянной работе появились высоколобые доктора и кандидаты наук, что заметно повысило и интеллектуальный рейтинг руководства министерства. Харизматичный офицер милиции Крылов в те годы действительно имел необычайно большой вес среди научной и творческой интеллигенции страны. Он одним из первых милицейских чиновников своего времени стал открыто ратовать не за усиление кары для преступников, а за более гуманные социальные меры: условное осуждение, условно-досрочное освобождение впервые оступившихся людей. Такой либерализм, конечно же, не мог не породить массу недоброжелателей как в стенах родного министерства, так и за его пределами. Атаки на милицейского реформатора Крылова не прекращались. А с 1977 года началась открытая вражда между новой звездой — заместителем министра МВД СССР Юрием Чурбановым и начальником Академии МВД СССР Сергеем Крыловым. Весной 1979 года генерал-лейтенант милиции Сергей Крылов вернулся в свой рабочий кабинет после очередного унизительного разноса от всесильного зятя генсека, прямо объявившего об его увольнении. Сергей Михайлович вернулся в академию, где в этот момент проводилось торжественное собрание, посвященное очередной годовщине со дня рождения Ленина. Прошел через весь зал и передал генералу Константину Варламову, который вел собрание, записку, что он хотел бы попрощаться со знаменем академии. После этого, ничего не объясняя, ушел в свой кабинет, закрылся на ключ и там застрелился. Думаю, что именно в этот день в нашей стране закончилась перестройка и реформирование МВД.

Союз Фемиды с Мельпоменой

Но до этого Крыловым было сделано все-таки очень многое. Его ученики и соратники пробивали идеи своего учителя на местах. Мало кто знает, что выпускники Академии МВД СССР в те годы кроме основного специального образования официально получали второе фундаментальное высшее образование. Сотрудник уголовного розыска Валерий Смирнов, например, по своему желанию профессионально изучал премудрости кино, театра и изобразительного искусства. Оказывается, при Академии МВД СССР Крыловым был создан и успешно функционировал полномасштабный университет культуры. Его ректором был великий Арам Хачатурян, кафедры возглавляли кинорежиссер Лев Кулиджанов, художник Илья Глазунов, среди преподавателей — композитор Никита Богословский, певица Людмила Зыкина, актеры Юрий Яковлев, Михаил Ульянов, Алексей Баталов, Василий Лановой, Юрий Никулин, Элина Быстрицкая, режиссер Марк Захаров… Студией художников в МВД заправлял руководитель Академии художеств СССР известный скульптор Евгений Вучетич — Герой Соцтруда, лауреат пяти Сталинских и Ленинской премий. Частыми гостями в академии были Владимир Высоцкий, Борис Покровский, братья Вайнеры... Выступали исполнители мирового уровня: пианист Святослав Рихтер, виолончелист Мстислав Ростропович, скрипач Давид Ойстрах (однажды они составили трио), не говоря уже о популярных эстрадных звездах. В каждом номере «Литературки», любимой в те годы газеты интеллигенции, читателю гарантировался увлекательнейший рассказ о резонансном уголовном деле, а то и проблемная статья. Переживал расцвет журнал «Советская милиция»…

Стоит ли объяснять, что молодой офицер милиции из Челябинска Смирнов как губка впитывал буквально каждое слово, сказанное этими уникальными людьми. А какая была производственная практика в этом весьма необычном учебном заведении! Валерий Смирнов, к примеру, был приглашен и смог сняться в массовых сценах в любимом сериале миллионов телезрителей «Рожденная революцией»...

В Академии МВД СССР Валерий Смирнов учился в одной группе с офицерами из Болгарии и Югославии. Имел хорошую возможность погрузиться в языковую среду. Изучал обычаи, культуру и особенности законодательства этих государств. Физическую и боевую подготовку в группе Смирнова преподавал сам «дядя Саша» — Герой Советского Союза Александр Попрядухин, особо отличившийся при освобождении в 1973 году пассажиров рейса Москва — Баку, захваченных вооруженными террористами. Огневую подготовку и тактику проведения спецопераций преподавали на самом серьезном уровне…

Спецотряд МВД

Но применять знания, полученные в академии, Смирнову пришлось совсем не так, как он мечтал в мирной Москве. Через пять лет после окончания Академии МВД СССР, в марте 1983 года, доброволец Валерий Смирнов был командирован в Демократическую Республику Афганистан заместителем командира особо секретного отряда специального назначения МВД СССР «Кобальт», выполнявшего наиболее важные задачи по выявлению агентурным методом мест дислокации бандформирований, добыванию и уточнению разведданных, а также их реализации. Именно тогда впервые МВД получило возможность иметь свое представительство и проводить негласные оперативные мероприятия на территории иностранного государства. В далекие восьмидесятые годы прошлого века об иностранном разведывательно-диверсионном отряде милицейского спецназа «Кобальт» знал лишь крайне ограниченный круг руководителей страны. Поэтому и неудивительно, что даже в сборнике «Министерство внутренних дел 1902 — 2002. Исторический очерк», изданном к 200-летию милицейского ведомства России, отсутствует надлежащая информация об этом легендарном подразделении.

Так получилось, что именно оперативные работники милиции в те годы оказались наиболее подготовленными для проведения агентурной разработки многочисленных незаконных вооруженных формирований мятежного Афганистана. В тот период ни одна правоохранительная структура, специальная служба государства не имела такого богатого опыта оперативной работы и организации борьбы с бандами, который был накоплен нашей милицией. Простые милицейские сыщики, ежедневно жившие тяжелой и реальной оперативно-разыскной работой, оказались более подготовленными к тяготам кровавой контрпартизанской войны, нежели представители элитных спецслужб, десятилетиями комплектовавшихся преимущественно детьми видных партийных чиновников и освобожденными секретарями комсомольских организаций…

Такого развития событий не мог себе помыслить выпускник ПТУ Валерий Смирнов, увлеченно работавший на ЧТЗ, когда в далеком 1962 году его пригласили в отдел кадров заводо-управления и совершенно неожиданно объявили, что по комсомольской путевке он откомандировывается для службы оперуполномоченным в уголовный розыск в город Пласт Челябинской области. Изумленный Валера не нашел тогда ничего умнее, как заявить кадровикам: «Какая еще милиция? Ведь в 1980 году наступит коммунизм и преступности в СССР больше не будет вообще». На что ему старшие товарищи резонно ответили: «Вот построим коммунизм, тогда и вернешься на ЧТЗ». Не думал — не гадал простой рабочий паренек, что на новой службе он столкнется с недобитыми «птенцами бериевской амнистии 53-го года». С изрядно потрепанными жизнью бандитами, имевшими за своими плечами поистине уникальный криминальный опыт. А впереди при этом не имевшими абсолютно никаких перспектив и поэтому лютовавшими от своей бессильной нутряной злобы...

О том, что бывший начальник УВД Челябинской области генерал-майор милиции Валерий Валентинович Смирнов был заместителем командира легендарного «Кобальта» в самые напряженные и кровавые годы Афганской войны, при его жизни знали считаные единицы.

Лично я узнал об этом только вскоре после его загадочной смерти в 1994 году. Так получилось, что на учебном полигоне ВДВ в рязанских Сельцах нам представилась уникальная возможность вволю пообщаться с Героем Советского Союза генерал-лейтенан-том, в то время начальником Рязанского училища воздушно-десантных войск, Альбертом Слюсарем. Свели нас люди авторитетные, и поэтому наш разговор получился достаточно откровенным и содержательным.

С 1981 по 1984 год Альберт Евдокимович находился в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане, где командовал знаменитой 103-й Витебской воздушно-десантной дивизией, впоследствии ставшей единственной в стране десантной дивизией КГБ СССР.

Под командованием Альберта Слюсаря это соединение успешно провело ряд крупнейших военных операций. В том числе и вошедшую в иностранные военные учебники каскадную операцию по разгрому душманских бандформирований в долине Панджшер, понеся при этом, кстати, минимальные потери в личном составе и технике. Военные операции, проводимые под руководством генерала Слюсаря, вошли в обязательный курс всех военных академий планеты. Непримиримая оппозиция афганских моджахедов за поимку генерала Слюсаря и его голову обещала премию в 500 тысяч долларов США.

Как выяснилось, именно в Афганистане зародилась крепкая фронтовая дружба двух Героев Советского Союза — генерала-десантника Альберта Слюсаря, командира его парашютно-десантного батальона гвардии майора Александра Солуянова со скромным подполковником челябинской милиции Валерием Смирновым. Полтора года Валерий Валентинович лично осуществлял агентурную разработку передовых баз боевиков под Кабулом, в котором примерно половина населения в то время открыто поддерживала непримиримых моджахединов. Офицеры кабульской резидентуры милицейского «Кобальта» лично прошли по всем козьим тропкам, составили подробнейшие оперативные карты подходов к базам Ахмад Шаха Масуда, и только после этого Слюсарь и Смирнов своим совместным решением подняли в небо десантную авиацию. Кровопролитнейшие бои тогда длились неделю. Неделю челябинский сыщик Валерий Смирнов дрался рука об руку с «рексами» из спецназа ГРУ и штурмовиками ВДВ, при этом буквально головой отвечая за безупречность своей разведывательной информации. За эту важнейшую операцию командование армии представило Валерия Валентиновича к званию Героя Советского Союза. Но заслуженной награды милиционер Смирнов, конечно же, не получил. Паркетные офицеры, всегда ревностно относившиеся к успехам своих коллег-фронтовиков, резонно посчитали, что хватит ему и ордена Красной Звезды. Тем более что, пока Валерий Смирнов ежедневно рисковал своей жизнью в Афгане, в Челябинске московские ревизоры надумали проверять, как в УВДТ за счет внутренних ресурсов смогли построить для своих сотрудников КФК. Начальника УВДТ тех лет боевого генерала Николая Шикова за подобное вольнодумство и формальное нарушение должностной инструкции на всякий случай с должности сняли, а его бывший заместитель по оперативной работе Валерий Смирнов, совершенно далекий от какого-либо строительства по причине своих непрерывных служебных командировок, был занесен «бдительными» проверяющими в разряд неблагона-дежных...

В контрах с Ельциным

Именно после той кабульской операции генерал ВДВ Альберт Слюсарь на всю жизнь изменил в лучшую сторону свое мнение об офицерах советского уголовного розыска. Скольким своим офицерам-десантникам и курсантам Слюсарь впоследствии рассказывал о своем друге — подполковнике милиции из Челябинска Смирнове! О том, сколько лучших из лучших были обязаны своей жизнью высочайшему профессионализму матерого военного разведчика Валерия Смирнова…

В сентябре 1987-го генерал-майор милиции Валерий Смирнов был назначен начальником УВД Челябинской области. В стране наступали очень непростые времена. Объявленная сверху перестройка повсеместно сопровождалась самыми различными эксцессами, и несомненно, что важнейшей заслугой Валерия Валентиновича явилось то, что милиция Челябинской области не допустила развития кризисных ситуаций в регионе. В 1990 году Валерий Смирнов был избран народным депутатом, стал членом Комитета Верховного Совета РФ по делам инвалидов, ветеранов войны и труда, социальной защите военнослужащих и членов их семей.

В первые же дни своего депутатства челябинец Валерий Смирнов ухитрился испортить отношения с Борисом Ельциным. В дальнейшем генерал Смирнов примкнул к депутатской группе, посчитавшей абсолютно незаконной передачу депутатского мандата Алексеем Казанником Борису Ельцину. Смирнов и его коллеги оказались в черном списке тех, кто любой ценой поддерживал либеральные реформы в России. В Челябинске начальник УВД Валерий Смирнов к тому же поддержал Петра Сумина в его конфликте с Вадимом Соловьевым. По решению избиркома Смирнов даже утвердил право «незаконного» Сумина распоряжаться деньгами ЦБ России по Челябинской области.

В 1993 году Валерий Валентинович даже не скрывал своей поддержки защитников Белого дома. Но при всей своей политической активности руководство ГУВД Челябинской области тех лет работало безупречно. И именно поэтому необходимости кадровых перестановок не возникало. Однако абсолютно неожиданная смерть милицейского генерала в лесном массиве под Магнитогорском не могла не вызвать у многих вполне обоснованных подозрений...

Фото из семейного архива

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»