Меню

В Челябинске состоялись слушания по поводу определения единой теплоснабжающей орагнизации

19.03.2014 11:03 21 (11733)
Вокруг теплоснабжения то горячо, то холодно.

Недавно в Челябинске состоялись публичные слушания по поводу принятия схемы теплоснабжения города и определения единой теплоснабжающей организации. Но пока не принята первая и не определена вторая. А между тем неумолимо уходит время, отодвигая всех челябинцев от того дня, когда наконец-то начнется реальная модернизация рынка тепла. Что здесь на самом деле происходит? Об этом на встрече с журналистами рассказали эксперты ОАО «Фортум».

Чем заманить инвестора?

— Положением дел на рынке тепла сегодня недовольны все, — уверяет Парвиз Абдушукуров, вице-президент ОАО «Фортум» по тепловому бизнесу. И с ним невозможно не согласиться. Кого не достал безудержный рост тарифов? А внезапные отключения тепла или безумные скачки температуры в батареях? Да, потребитель часто разочарован качеством такой коммунальной услуги. В свою очередь ресурсоснабжающая организация жалуется на тарифы, на зарегулированность отрасли. Обе эти причины, как известно, отбивает охоту к инвестированию.

— Органы власти озабочены недовольством потребителей и не понимают, что делать с ресурсниками, — отмечает Парвиз Фархадович. — Круг замкнулся.
Между тем по оценкам Минэнерго потребность в инвестициях в сферу ЖКХ сегодня оценивается экспертами на уровне девяти триллионов рублей. А объем рынка тепла сопоставим с объемом рынка электроэнергии и оценивается примерно в два триллиона рублей. Но у государства нет таких денег. Выход: следует привлекать частные инвестиции. Они придут, если создать правильные условия и четкие долгосрочные правила, по которым вложенные деньги вернутся.

Два города — две судьбы

Если взять типовую квартиру с тремя жильцами и посмотреть, во сколько обходится жилье в Челябинске и, для сравнения, в других странах, где есть зима, то можно обнаружить массу парадоксов.

Тариф на тепло в Челябинске — 1014 рублей за гигакалорию. В странах северной Европы тариф выше в 2,5 — 4 раза. Но там платят меньше! А если учесть фактор среднедушевого дохода в Европе и в России, то картина становится совсем удивительной.

— У нас ресурс стоит настолько дешево, — поясняет Абдушукуров, — что мы его не экономим. Поэтому не умеем правильно произвести тепло, транспортировать и употребить. В стоимости одной гигакалории продукта — 60 процентов составляет топливо. Стоимость газа в Европе в три раза выше, чем в России. При этом там платят столько же или в три раза меньше.

Если принять за 100 процентов выработанное источниками тепло и посмотреть, насколько полезно оно используется потребителем, то можно легко убедиться, что в России в дело пойдет всего лишь 40 процентов, а в Европе — 80. Причина — потери воды в нашей централизованной системе теплоснабжения.

Получается, что в челябинских теплотрассах дырок в три раза больше, чем в хельсинских. Поэтому и сменяемость воды отличается на порядок — 2 против 18. А если взять норматив потребления для населения, то он тоже отличается от европейского в три раза!

Так в чем причина такого обидного отставания? Ответ: мы в три раза больше теряем и в три раза больше потребляем. И за потери платит все тот же потребитель.

Но если бы только худые трубы являлись головной болью. Есть у нас еще одна беда — перекрестное субсидирование между группами потребителей. Это когда за одну группу платит другая. Тарифы для населения (923 рубля) устанавливаются ниже, чем для промышленности (1452 рубля), хотя стоимость производства и транспорта тепла для всех одинаков. Разумеется, такая дополнительная нагрузка промышленников не устраивает. Вот они и стараются «соскочить» с общей трубы, обзаводятся собственными источниками теплоснабжения.

Когда большой потребитель уходит, население остается один на один со всей инфраструктурой. И ему приходится содержать сотни километров городских дырявых теплотрасс. Динамика последних 15 лет показывает, что промышленность в городе практически вся ушла на собственное теплоснабжение. Сегодня Челябинск — лидер по уровню и темпам перекрестного субсидирования, тогда как в большинстве городов России перекрестное субсидирование уже ликвидировано.

Дайте схему, господа!

Ясно же, что так дальше продолжаться не может. И рано или поздно к глубокой модернизации придется приступить. К этому подталкивает здравая логика. А это значит, что следует принять в городе собственную схему теплоснабжения (СТ), предусмотренную, кстати, Федеральным законом № 190. Речь идет о базовом стратегическом документе, который принимается на десятилетия. Именно на такой период принимается схема, в которой описывается ситуация для конкретной системы теплоснабжения: куда она пойдет, с какими нагрузками, какие и сколько понадобится источников тепла. От схемы, как от печки, начинает «вытанцовываться» весь план развития города в целом. Сегодня законодательство построено таким образом, что на СТ завязаны все остальные документы — тарифы, инвестиционные программы, регулирование, развитие условий. Принятие схемы требует определить теплоснабжающую организацию.

По положению все должно быть разработано до 1 января 2012 года. На сегодняшний день по данным Минэнерго выполнено всего 15 схем.

Но это не значит, что наш город должен равняться на остальных «двоечников». Чем привлекательна схема? Берясь за нее, разработчик проводит серьезную инвентаризацию всего теплового хозяйства, учитывает темпы роста его, выдает план мероприятий с учетом тарифных влияний. Разработчик должен рассмотреть все варианты теплоснабжения с точки зрения безопасности и экономичности. Сквозная идея схемы — оптимальность!

По закону при принятии СТ должна обеспечиваться прозрачность всей процедуры. Техническое задание утверждает муниципалитет.

Ради чего начнут перекапывать весь город, прокладывать трубопроводы, стоить новые станции? Ради минимизации затрат на каждого потребителя, ради качества, надежности и способности легко просто подключать новых потребителей. Конечная цель — создание прозрачных условий для определения справедливой стоимости тепла.

Тот, кто делает тепло

В схеме теплоснабжения должна быть определена ЕТО — Единая теплоснабжающая организация. Кто в Челябинске может стать ЕТО?

— Выбираются все участники рынка и ранжируются, — поясняет Абдушукуров. — Кто соответствует критериям, тому и нужно подавать заявление на присвоение этого статуса. ЕТО для потребителя очень удобна. Ведь это единое окно, куда можно обратиться по всем вопросам теплоснабжения. Отключение, подключение, прекращение, порядок взаимоотношений, квитанции и так далее.

Понятно, кто претендует на статус ЕТО. Тот, кто занимается комбинированной выработкой электрической и тепловой энергии, кто может обеспечить бесперебойную работу источников, кто способен предложить инвестиционные программы по повышению энергоэффективности всех организаций — участков, входящих в схему. И «Фортум» обоснованно подал такую заявку. У него самые большие источники тепла, самые большие сети и солидный размер собственного капитала.

— Годовой объем продукции, — говорит Абдушукуров, — запускаемый в теплосистему МУП «ЧКТС», стоит около семи миллиардов рублей. Столько «Фортум» отгружает организации, у которой уставной фонд — всего два миллиона рублей.

Сегодня для нашего города необходимы инвестиции в объеме 66 миллиардов рублей. Потянет ли бюджет такую сумму, если около 40 миллиардов требуется для модернизации существующих мощностей и 20 миллиардов — в строительство и реконструкцию теплосетевого комплекса? Не обойтись и без строительства и реконструкции ИТП — индивидуальных тепловых пунктов, позволяющих контур дома отделить от контура тепловой сети. Только тогда появляется возможность регулировать температуру в жилых домах и вести строгий учет расходов. Именно на этой схеме построено теплоснабжение всего цивилизованного мира. ИТП — это благо, приводящее к снижению потребления.

Феодальное хозяйство

В Челябинске имеется 48 систем теплоснабжения, объединенных в пять зон. В каждой системе есть свои собственные трубы, насосы, подстанции и так далее. Там же устанавливаются и свои тарифы. Как объединить всю эту «феодальную раздробленность», пока не знает никто. Хотя попытки делались. Как правило, ветхие котельные, с большим тарифом, присоединяют к большой когенерационной компании. Объединяют и усредняют тариф, что, естественно, устраивает собственника котельной: ведь делать ничего не надо. Но если такие котельные отсоединить, собственнику придется самому модернизировать свое хозяйство либо закрываться. Поэтому все малоэффективные источники стараются «прокатиться на подножке трамвая». Но ЕТО придется стряхивать неэффективных «пассажиров», чтобы двигаться вперед. К примеру, тариф на коллекторах «Фортума» составляет 567 рублей. На коллекторах «Мечелэнерго» — 670 рублей. Рано или поздно придется металлургам либо опускать тариф, либо уходить с рынка тепла. С точки зрения конечного потребителя это справедливо.

— Есть источник и потребитель, — поясняет Игорь Рындин, директор ЧТС, ОАО «УТСК». — Между ними несколько собственников сетей. По закону, между сетями должны быть установлены узлы с приборами учета, чтобы собственники сетей могли определять потери. Так вот, в Челябинске границ наших сетей и прочих собственников насчитывается до 1300! Чтобы оборудовать приборами границы, придется потратить более двух миллиардов рублей. Может, эти деньги можно использовать более эффективно?

— В первой зоне сегодня насчитывается 30 организаций, имеющих собственную структуру, — добавляет Абдушукуров. — Я веду тепловую энергию по трубе и должен продать ее 30 раз подряд. Если там что-то не сложилось, мы все друг на друга показываем пальцем. Надо делать единого оператора, который должен управлять всеми сетями. Здесь придется договариваться, покупать участки или брать их в концессию.

На чем остановились

А пока в городе принятие схемы теплоснабжения приостановлено на неопределенный срок. После первых публичных слушаний были внесены поправки. Сейчас нужна организация очередных публичных слушаний для очередного представления и оценки замечаний. Далее схема будет направлена в полномочный орган на утверждение.

— В Челябинске мы находимся в стадии исправления замечаний по проекту схемы теплоснабжения, — говорит исполнительный директор филиала Энергосистема «Урал» Алесей Доронин, — это системный документ. Без него невозможно развиваться дальше. Мы готовы применять наши технологии, направленные на снижение тарифов.

— У нас есть взаимодействие с муниципалитетом, — отметил заместитель исполнительного директора Энергосистемы «Урал» Сергей Комарь.— Контакт не потерян, но мы пока не понимаем, как долго протянется возникшая пауза.



Реакция города

Сергей Давыдов: «Фортум» хочет монополизировать рынок тепла»

17 марта на аппаратном совещании сити-менеджер Сергей Давыдов поручил направить официальный запрос в компанию «Фортум» с просьбой разъяснить заявления о том, что администрация города затягивает утверждение схемы теплоснабжения Челябинска на 2015 — 2019 годы, что препятствует модернизации сетей и другого оборудования, а также может повлиять на качество оказываемых населению услуг. Об этом представители компании «Фортум» заявили журналистам на пресс-конференции на прошлой неделе.

По мнению градоначальника, отсутствие схемы теплоснабжения города никак не препятствует решению вопросов модернизации сетей, котельных, оборудования. К тому же Челябинск — единственный российский город-миллионник, который разработал данную схему. По словам градоначальника, «Фортуму» в Челябинске принадлежит примерно 85% теплосетей.

— Отсутствие схемы теплоснабжения не мешает вкладывать деньги в модернизацию сетей. «Фортум» хочет еще более монополизировать рынок, чтобы контролировать финансовые потоки при продаже энергии непосредственно потребителю, чем сейчас занимается МУП «Челябинские коммунальные тепловые сети». Я против монополизации рынка «Фортумом». Уверен, что мы на правильном пути. Утверждение схемы теплоснабжения к потерям тепла, тарифам не имеет отношения, — сказал глава администрации.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»