Меню

Наталья Баскова о роли женщины в семье, обществе, политике

07.03.2014 11:19 18 (11730)
Женского ума дело.

— Почему-то мы привыкли считать себя умнее природы: сегодня наблюдается стойкая тенденция к размыванию мужского и женского начала. В результате — различные кризисы и катаклизмы в обществе…

Председатель комитета по социальной политике Челябинской гордумы Наталья Баскова хорошо знает, о чем говорит. Пятнадцать лет назад она создала городскую женскую общественную организацию «Содействие», а сейчас возглавляет Союз женщин Челябинской области, у которого за плечами многолетняя история. Как разделить обязанности сильного и слабого пола без ущерба для социума, в чем роль женской общественности сегодня и какими ресурсами располагают представительницы прекрасной половины человечества в политике — об этом наша беседа накануне Международного женского дня.

Спасение рода человеческого

— Своим студентам я говорю: «выйти из дома» и начать работать было не желанием женщины, а общественным условием. — Здесь Наталья Александровна рассуждает как преподаватель кафедры социальной работы ЧелГУ, кандидат социологических наук. — В масштабе мировой истории случилось это не так уж давно — около двухсот лет назад, когда после французской революции развитие фабрик и заводов потребовало женских рабочих рук. Таким образом была нарушена тысячелетняя схема общественного и семейного устройства. Возник другой взгляд на роль женщины, и в том числе на контроль над рождаемостью. И не только.

— А в чем, собственно, опасность такого «переворота»?
— Когда женщины начинают заявлять о каких-то особых своих потребностях, им напоминают: за что боролись, на то и напоролись. То есть если мы наравне с мужчинами можем читать, писать и решать задачи, значит, и работать можем тоже наравне. Женщина стала социальным существом. Социум нивелирует различия, а это как раз и опасно: заложенная женской природой «плодовитость» иногда сводится к нулю.

— Но зато у женщины появилось право выбирать, в каком качестве себя реализовать.
— Безусловно, это право каждого — решать, быть родителем или нет. Важно понимать, что отказ от этой миссии — самоубийство. Не на своем уровне, а на уровне поколений, на уровне рода. Я читала как-то у одного журналиста, что таким образом человечество запустило механизм самоуничтожения, и согласна с этим.

— Сейчас много спорят о роли семьи. Как бы вы ее определили?
— Для меня нет вопроса, нужна семья или нет, — меня иной раз удивляют дискуссии на эту тему. Семья — это основа биологического и социального воспроизводства, другой формы у человечества нет и не будет. Варианты — другое дело: в Европе более свободный взгляд на этот вопрос, в мусульманских странах существует строгий регламент. Я допускаю, что семья может быть патриархальной, или матриархальной, или строиться по принципу партнерства, где обязанности распределяются в зависимости от того, кто больше зарабатывает. Другое дело, что создать такую семью гораздо сложнее. И не секрет, что сегодня женщине легче реализовать себя в профессиональной сфере, чем в репродуктивной. Иной раз, к сожалению, приходится выбирать. Но даже женщины, чрезвычайно занятые карьерой или бизнесом, хотят иметь, пусть даже одного, ребенка.

— Но ведь у многих это получается.
— Да, но мы говорим о приоритетах. Известно, что сегодня самые бедные семьи — многодетные. А ведь воспитать ребенка гораздо сложнее, чем собрать машину, например. При этом демографический потенциал все-таки сильнее у молодой семьи: те, кому сорок, обзаводятся детьми, но рискуют не успеть порадоваться внукам. Поэтому задача государства — создать молодой паре такие условия, чтобы ей не приходилось откладывать рождение ребенка. Пусть даже супругам по 18 лет, но если у них есть чувства и они готовы стать родителями, то вопрос упирается только в работу и жилье. Сейчас реализуются программы по предоставлению скидок для молодых семей на приобретение жилья, по выделению земельных участков для жилищного строительства. К сожалению, проекты на уровне города могут охватить лишь ограниченное количество семей. И не всегда молодой семье нужна жилплощадь в собственность. Подошло бы общежитие, жилье по социальному найму, доступное арендное жилье. А этого как раз не хватает. Другой вопрос — кто будет эту семью кормить. Проблема обеспечения работой отнюдь не второстепенная. И эту тему поднимали женщины на встрече с исполняющим обязанности губернатора Челябинской области Борисом Дубровским накануне праздника.

Некоторые равнее других

— Наталья Александровна, на ваш взгляд, роль женских общественных организаций сегодня возрастает или падает?
— В начале перестройки женских общественных организаций было намного больше, чем сейчас. Это был просто всплеск. Они занимались социальными вопросами без всякого намека на получение прибыли. Самыми мощными при этом были организации, защищающие права детей-инвалидов. Сейчас есть множество общественных объединений, которые решают вопросы бизнеса, автомобилистов, любителей пива — кого угодно. Но социально ориентированными организациями по-прежнему остаются в основном женские. И когда нас спрашивают, что нам надо, — это вопрос неправильный. Не что надо конкретно той или иной организации, а без чего не может обойтись общество — вот как нужно сформулировать цели таких объединений. Ведь женщина, как правило, социально ориентирована по своей природе: даже если у нее нет своей семьи, она хорошо осознает нужды других и готова заниматься благотворительностью.

— И даже идти в политику?
— Почему бы и нет? В общественно-деловом поле есть женщины, которые многое могут. Разумеется, основная цель политики — это власть, но власть ради чего-то. И международная статистика свидетельствует о том, что там, где у власти больше женщин, людям живется лучше. Ну и, с другой стороны, что может помешать прекрасному полу идти во власть? Конечно, у мужчин, как правило, больше ресурсов — и финансовых, и административных. Хотя среди тех и других есть богатые и бедные — так развивается общество. Мужчина, например, издавна был защитником, но сегодня бывает и по-другому. Сегодня мир более вариативный, и нужно представлять разные точки зрения на его развитие.

— То есть мы пришли к полному равноправию?
— Был период, когда все женские объединения называли феминистскими. Но если обратиться к истории, то первые феминистки боролись за избирательное и социальные права женщин. Сейчас в этом смысле бороться российским женщинам вроде не за что, хотя де-факто это не совсем так. Мне довелось побывать на конференции с участием представительниц стран Африки и островных государств. У них прежде не было никаких прав, и поэтому сейчас они за эти права борются жестко. У нас же, благодаря прабабушкам, все спокойно. Мы и не слышали о судебных процессах, в которых рассматривались бы дела о дискриминации по половому признаку. А она есть. Например, когда мужчине отдают предпочтение перед женщиной при приеме на работу — при прочих равных условиях. Я знаю только один подобный процесс: помните, был такой рекламный ролик, где женщина приходит на работу, а голова у нее занята домашними делами — стиральной машиной или еще чем-то в этом роде? Так вот, женская организация подала в суд на компанию, выпустившую этот ролик, и, представьте, выиграла. Не могу не сказать еще об одной стороне дела — эксплуатации сексуального аспекта. Это, конечно, вопрос коммерческий. Совсем недавно по всему городу можно было видеть непристойную рекламу увеселительных заведений — обязательно с изображением полураздетых девушек. А почему бы тогда и красивых юношей не нарисовать? Об этой рекламе разговор отдельный. На баннерах стоит значок «18+». Это означает, что граждан моложе восемнадцати в эти заведения не пустят. Не пустят. Но смотрят-то все! А реклама, между прочим, формирует социальное пространство. Это вызвало протест общественности, и Союз женщин совместно с другими общественными организациями добились того, что сегодня такая реклама практически исчезла с улиц города.

Женсоветы нашего времени

— Получается, что женские организации сегодня занимаются не только проблемами общества в целом, но и по-прежнему стоят на защите прав прекрасного пола?
— В основном это все-таки социальные вопросы в широком смысле: поддержка семьи, защита детей и старшего поколения. Сейчас женское движение — один из субъектов гражданского общества, важный, значимый и достаточно стабильный. Главное, чтобы эта стабильность не превратилась в болото, но жизнь нам не дает покоя.

— А как вы пришли в женское движение?
— В пору перестройки я оказалась в группе деловых женщин, которые решили объединиться и предложили мне возглавить организацию. Потом меня часто спрашивали, почему я согласилась. А я не могла ответить. Наверное, мне было просто интересно. Думаю, что мое образование сформировалось не в вузе, а в процессе работы — на конференциях, встречах. У «Содействия» было 13 проектов, на реализацию которых мы получили гранты. Эти проекты предполагали рассмотрение проблем женщин во всех аспектах — это и положение матерей в колониях, и домашнее насилие, и трафик. Самым главным нашим достижением стало создание в Челябинске кризисного центра, где женщины, пострадавшие от домашнего насилия, могли получить психологическую помощь. Однако мы понимали, что общественного центра недостаточно. Став депутатом гордумы, я получила возможность лоббировать создание такого учреждения на муниципальном уровне, и благодаря главе города и коллегам по думской работе идею удалось осуществить. Таким образом была решена огромная задача. По международным стандартам на сто тысяч жителей должен приходиться один кризисный центр. У нас — один на миллионный город, но он развивается, есть убежище, где могут найти временный приют женщины, находящиеся в сложной жизненной ситуации.

— Я знаю, что вы знакомы с опытом работы зарубежных общественных организаций...
— Да, в свое время я побывала на стажировке в Америке, где участвовала в выборах мэра Балтимора. Темой стажировки было участие общественных организаций в выборной деятельности. В США к этому интересный подход: если общественная организация участвует в политической жизни, то государственных льгот она не получает, то есть эту организацию и так есть кому кормить... Интересно то, что за рубежом есть общественные объединения, которым по 100 — 150 лет. А у нас? Ну, может, только «Красному Кресту» столько же. История Союза женщин тоже длительная, и она никуда не делась: например, первые женсоветы, которые создавались в тридцатых годах... Мы справедливо считаем себя продолжением этой истории. Сейчас наша организация реализует новые проекты. Среди них «В поддержку материнства и детства», «В ожидании чуда», «Сельская женщина», «Движение против рака» и, наконец, проект «Мир женщины» — конкурс журналистов.

— Наталья Александровна, в Союз женщин входят организации 35 территорий области. Какие они? Чем живут?
— Их много, и они разные, как мозаика. В Октябрьском районе, к примеру, женская организация встречает гостей песнями и плясками: там прекрасные голоса. В Кунашаке делают акцент на национальной самобытности. В Пласте разработали интересный проект, направленный на поддержку не проблемных семей, а благополучных... Удивительно, сколько у нас интересных, энергичных женщин с активной гражданской позицией! Может, это и звучит высокопарно. Просто оказать помощь, устроить праздник или за кого-то заступиться — это у них в крови. Это образ жизни.

Фото Наиля ФАТТАХОВА

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»