Меню

Сенатор Маргарита Павлова: «Я не феминистка»

13.11.2019 14:07 - автор Сергей Таран

Член Совета Федерации РФ Маргарита Павлова встретилась с журналистами и в режиме онлайн ответила на вопросы пользователей соцсетей.



Сенатор Маргарита Павлова: «Я не феминистка»

Модератор:

– Хочется поздравить вас с новым назначением. Вы теперь представляете Челябинскую область в Федеральном Собрании. Расскажите о ваших первых впечатлениях, о ваших планах на новой должности.

– Вообще это очень волнительно, потому что Совет Федерации – это концентрация известных людей, авторитетных. Конечно, там – личности, они все очень активны, ведут серьезную работу.

   

– Чем вы непосредственно сейчас начали заниматься в своей работе?

– Сейчас больше организационных моментов. Когда приходит новый сенатор, нужно решить массу вопросов. Например, получить кабинет, поставить в него технику, получить канцелярию, решить все вопросы в отделе кадров. При этом обязательно посещение всех заседаний Совета Федерации. Как правило, их два проходит в месяц. Зато работа в комитете идет постоянно. Я уже определилась – это комитет по социальной политике. И с председателем определяем фронт работы на ближайшее время.

— У нас два сенатора. Один от ЗСО. Вы представляете губернатора. Скажите, когда Алексей Леонидович благословлял вас на эту работу, давал ли он какую-то нотацию, принципы работы, конкретные указания?

— В разговоре с Алексеем Леонидовичем, конечно же, все это присутствовало. Самый главный наказ — это достойно представлять Челябинскую область, быть активной, включаться во все процессы, которые происходят в Совете Федерации, и отстаивать интересы региона.

– Маргарита Николаевна, мы услышали новость о том, что ваш опыт детского омбудсмена оказался востребованным в Совете Федерации. И вам предложили стать координатором с омбудсменом по защите прав детей. Это так? Чем вы будете заниматься?

– Для меня это было несколько неожиданным. Последние четыре года я стояла поодаль от этой темы. И когда мне предложили заниматься этой работой, я испытала противоречивые чувства. Но для меня это большая честь. Детская тема по-прежнему на острие. Есть программа «Десятилетие детства», которую курирует Валентина Ивановна Матвиенко.

— А не целесообразней было бы, если бы от Челябинской области был человек по взаимоотношению с каким-то индустриальным комитетом или агропромом?

— Это назначение абсолютно не ограничивает поле деятельности сенатора. Сотрудничать можно с любыми комитетами. Было бы желание, время и возможности. Если будет генеральная задача пролоббировать какой-то вопрос, думаю, что справлюсь. Но для Валентины Матвиенко важна и тема детства. Она, увидев мою биографию, приняла такое решение. По-прежнему неутешительная статистика по детским суицидам. Актуальна тема предоставления жилья сиротам. Кстати, этот вопрос мы обсуждали на одном из последних комитетов по социальной политике. Растут очереди из выпускников детдомов.

– Почему рост?

– Это результат правозащитной деятельности и детских омбудсменов.

– Какое «наследство» вы оставили новому уполномоченному по правам человека в Челябинской области?

– Создан боеспособный аппарат уполномоченного, где каждый четко отвечает за определенное направление. Причем там нет случайных людей. У каждого специалиста большая нагрузка. И действовать приходится только профессионально. Есть тема финансовой грамотности, которую я не бросаю. Завтра я буду выступать на координационном совете уполномоченных по правам человека в УрФО в Екатеринбурге. В Челябинской области есть свои наработки по этой теме. Она востребована и в Совфеде. У нас очень много выселений из-за большой закредитованности населения. На рынке много кредитов предлагают, в том числе МФО. И люди не понимают, как пользоваться этими продуктами. Многие попадают в тяжелое положение. Никто этими людьми не занимается, потому что это ничья зона ответственности. Может быть, нужен финансовый омбудсмен.

– Нет ли у вас желания разработать законопроект о запрете микрофинансовых организаций?

– Ровно об этом я недавно хотела спросить Эльвиру Набиуллину, главу Банка России. Я считаю, что существующие ограничения для МФО не работают.

– Зрители задают личные вопросы: вы уже переехали в Москву?

– Это деликатный вопрос. Я большой патриот Челябинска. Мне здесь все очень нравится. Здесь можно комфортно жить. Возможный переезд мы еще обсуждаем в семье. Пробный «тест-драйв» мы хотим сделать на Новый год, встретив его в Москве.

– Когда вы узнали, что Текслер остановил свой выбор на вас, вы были больше рады или огорчены?

– Переживала очень смешанные чувства. С одной стороны, шок, потому что уполномоченный по правам человека – это выборная должность на пять лет. А это планирование на весь этот период. И когда тебя на середине полета подрезают, это сбивает с толку.

– Когда исчезнут в России детские дома?

– Никогда. Однако за последние годы сократился банк данных на детей-сирот, выросла очередь, чтобы усыновить или взять под опеку, в семью.

– Не считаете ли вы, что пришла пора отказаться от «закона Вани Яковлева»?

– Нет, не считаю. Сегодня созданы достаточные условия, чтобы граждане РФ были в приоритете на усыновление. При этом очень много сомнительных историй, которые происходят за рубежом с нашими детьми. И у нас не все просто. Надо пройти школу приемных родителей, постоять в очереди, чтобы тебе подобрали ребенка.

 

– И снова обострились дискуссии о ювенальной юстиции. А какова на этот счет ваша позиция?

– На федеральном уровне снова столкнулись ювенальщики и антиювенальщики. Это связано с законом о домашнем насилии, который сейчас обсуждается. Идут серьезные битвы. Я читаю экспертов и с той и с другой стороны, чтобы принять какую-то взвешенную позицию по этому вопросу. Есть своя «соль» у каждой стороны. Смысл, который вкладывают в словосочетание «ювенальная юстиция» простые россияне, понятен. И я против такой ювенальной юстиции. Я за традиционные ценности, за традиционную семью.

 

– Вы очень красивая женщина. Готовы ли вы возглавить российское феминистическое движение?

– О, боже! Я не феминистка. Я за то, чтобы каждый в жизни занимал свое место. Я очень благодарна своему супругу за то, что он мне позволяет быть самой собой и реализовываться не только в быту, в детях, но и в политике. Следует соблюдать принцип: мужчина – голова, женщина – шея. Например, Валентина Матвиенко ратует за то, чтобы больше женщин было в политике.

    

– А как вы относитесь к появлению женщин во власти на нашем региональном уровне?

– Я за то, чтобы во власти появлялись профессионалы. Неважно, мужчина или женщина, главное, чтобы разбирался в своей теме, был неравнодушным и с горящими глазами брался за дело, чтобы работать на благо жителей.

Фото Дмитрия КУТКИНА.

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»