Меню

Вячеслав Шмыров: "Перемены медлительны..."

21.02.2014 11:53 14 (11726)
Мы знакомы уже очень давно — со студенческих лет. Могли бы познакомиться и раньше, потому что ходили в один Дворец пионеров и школьников — Слава посещал литобъединение «Алые паруса», я — школу юного корреспондента... Но встретились все же позже, в киноклубе, который работал в Челябинске еще в те времена, когда кинопрокат был государственным. А потом сложилось так, что для Вячеслава Шмырова интерес к кино стал профессиональным.

Как стать киноведом

— Честно говоря, на киноведческий факультет ВГИКа я поступил совершенно случайно, — рассказывает Вячеслав Шмыров. — Всегда воспринимал себя как литератора, посылал свои стихи в различные журналы, вплоть до «Юности». Но почти все мои стихотворные опыты опубликованы не были. Зато в литературном объединении «Алые паруса» в нас воспитали замечательное чувство слова, умение излагать свои мысли — все это потом пригодилось. После школы я поступил на заочное отделение в Уральский университет и несколько раз пытался перевестись в литературный институт имени Горького в Москве, но безуспешно. Однако поэт Виктор Коркия (автор известной в перестроечные времена пьесы «Черный человек, или Я, бедный Сосо Джугашвили») посоветовал мне просто поступить в любой московский вуз и параллельно приходить на семинары литинститута. Поскольку я уже был автором нескольких статей о кино, я послал свои работы на творческий конкурс во ВГИК. И, к моему удивлению, они произвели очень хорошее впечатление. Дело в том, что тогда на киноведческом факультете сложилась странная ситуация: там давали очень серьезную теоретическую подготовку, но почти совсем не учили писать. Потому уральская филологическая школа стала хорошим базисом — и на экзаменах, и впоследствии, когда я начал учиться. И постепенно мечта о чисто литературной карьере отступила на второй и даже третий план...

Учителя и однокашники

Тогда у входа во Всесоюзный государственный институт кинематографии еще не стоял памятник его знаменитым выпускникам — Тарковскому, Шукшину, Шпаликову. Зато можно было встретить живых классиков запросто.

— Сегодня все киноцеха живут несколько замкнуто: художники общаются с художниками, операторы — с операторами, — продолжает Вячеслав Шмыров. — Но тогда всем было интересно все. И к нам на курс приходили, например, режиссеры — Глеб Панфилов, Элем Климов... Многих из тех, с кем тогда повезло встретиться, увы, нет в живых — как и нашего мастера, руководителя курса Евгения Даниловича Суркова. Этот уникальный человек был знаком с такими титанами, как Немирович-Данченко (он работал завлитом МХАТа во времена, когда великий режиссер еще руководил театром), Григорий Козинцев. Долгое время Евгений Данилович был главным редактором журнала «Искусство кино». К нам, своим студентам, он относился как к родным. Мне посчастливилось сохранить дружбу с ним и после окончания вуза, я часто бывал у него дома... И мне же выпало и похоронить его, и сдавать архив в государственное хранение... Так что нашему поколению, считаю, повезло, несмотря на то что время нашего выпуска практически совпало с началом перестройки. В то время сначала жизнь кипела: например, выходили в свет, молодежные выпуски журналов «Искусство кино» и «Советский экран», в которых я участвовал. Но постепенно наши специализированные издания приходили в упадок, и сегодня практически все знаменитые в свое время журналы закрыты. Потому я стал заниматься, например, организацией фестивалей.

Фестиваль как работа

Сегодня кинофестивальное движение в нашей стране развивается, а количество проектов, по словам Вячеслава Шмырова, растет.

— Конечно, организовать фестиваль очень непросто. Одна из главнейших задач — составление программы. Но в этом мне помогает многолетний опыт общения с самыми разными кинематографистами и молодого, и старшего поколения. Именно благодаря хорошим связям удается собрать такие интересные и разнообразные фильмы, стилистика которых совпадает с концепцией фестиваля. Конечно, непросто и найти деньги для оплаты организационных расходов. И здесь надо уже находить общий язык не с артистами, а с начальниками, потому что «главным спонсором» фестивалей все еще остается местная администрация.

К чести наших городов, фестивальные проекты во многих далеко не столичных центрах поддерживаются из года в год. Так происходит в Красноярске, Вологде, Самаре, Чебоксарах. Хорошо, что и наш Челябинск остается фестивальным центром.

Что же касается самой Москвы, то моей многолетней работой является фестиваль «Московская премьера». Он проходит с 2003 года, и я уже думал о том, чтобы отдать это мероприятие в другие руки, но, к сожалению, хороших фестивальных агентств сегодня мало. Кстати, в программе «Полного артхауса» есть фильмы, уже получившие призы «Московской премьеры — 2013» — это «Зеркала» режиссера М. Мигуновой (главный приз жюри газеты «Московский комсомолец») и «Зимний путь» С.Тарамаева и Л.Львовой (приз жюри киноклубов).

Живо ли кино?

— На открытии фестиваля были сказаны грустные слова о гибели нашего кинематографа. На мой взгляд, сейчас просто идет медленный процесс перемен. Отчасти он затруднен, потому что наше кино долго жило в условиях «железного занавеса», когда квота на иностранные фильмы была небольшой. Стоило только рухнуть этой преграде — и на экраны хлынул поток американской (прежде всего) продукции. Это не удивительно: наше кино в советские времена воспринималось как часть идеологической работы, а в остальном мире оно развивалось как индустрия, конвейерное производство. В результате на больших экранах сегодня демонстрируются в основном киноаттракционы, где с помощью компьютерных технологий создаются миры, немыслимые прежде. Но и на Западе, и у нас есть другой вектор развития — не усложнение, а упрощение. Малобюджетные фильмы, в которых играют не звезды, а обычные актеры, порой оказываются интереснее для зрителя. Но даже такое артхаусное кино сегодня тяготеет к упрощению, сложный киноязык выходит из моды. Да и смысл картин поменялся: сколько лет и советское киноискусство, и прогрессивные режиссеры всего мира (как правило, тоже исповедующие «левые» взгляды) боролись с мещанством. А сегодня мещанин-потребитель — главный заказчик зрелищ, и лозунг «Обогащайтесь!» продолжает звучать в мире бизнеса... Возможно, постепенно вырастет иная система ценностей — но пока процесс их осмысления только начат.

Вечное возвращение?

— Благодаря фестивалям ты регулярно возвращаешься в город, который когда-то оставил. Заметны ли перемены в нем?

— Перемены заметны, особенно внешние, — ответил В.Шмыров. — В городе появляются новые дороги, вырастают новые здания, причем часто там, где их странно видеть, например в исторической части города. И это закономерно. Но внутренние перемены происходят крайне медленно. К сожалению, противопоставление «провинция — столица» пагубно сказывается на обеих сторонах: в Москве считают, что за МКАД жизни нет, в провинции — что столица слишком дорого стоит. Зависимость многих решений от центра очень сильно тормозит жизнь не только в Челябинске, но и в России вообще. Я говорю так, поскольку бываю во многих городах. Для того чтобы талант мог состояться в масштабе России, ему обязательно надо уехать в Москву. Для того чтобы он мог получить общемировое признание, надо уехать из страны... Такой ситуации, которая обычна для развитых стран — человек живет в провинции, но известен всему свету, — у нас еще долго не будет...



P.S. Как ни странно, имя Вячеслава Шмырова, уроженца Челябинска, живущего в столице, но много делающего для того, чтобы наш город оставался одним из центров фестивального движения, до сих пор не значится в списке претендентов на премию «Светлое прошлое». Мне кажется, пора Фонду Митяева обратить внимание на эту кандидатуру...

Фото В.Шмырова предоставлено пресс-службой фестиваля «Полный артхаус»

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»