Меню

Очень ГРУстный юбилей

21.02.2014 10:49 14 (11726)

Ну вот и все, я так и не уснул,
Чтоб сократить к родному дому расстоянье.
Мне этот дембель все перевернул.
Лечу домой я, а не в горы на заданье.


Для меня, как и для многих моих товарищей, Афган остался святой войной. Это действительно был звездный час спецназа Главного разведывательного управления Генштаба Министерства обороны СССР и лебединая песня Советской армии. Вообще-то долгие годы официально утверждалось, что в Афгане вообще не было никакого спецназа ГРУ. Само слово «спецназ» в те годы было просто запрещено употреблять. И как бы ни клеветали на ту войну наши недруги, 40-я армия 25 лет назад покинула Афганистан с развернутыми боевыми знаменами и с чувством честно выполненного воинского долга. Именно в тот день, 15 февраля 1989 года, прозвучала знаменитая фраза генерал-лейтенанта Бориса Громова: «За моей спиной не осталось ни одного советского солдата». Боевой генерал просто не имел тогда права сказать, что еще некоторое время выход основных войск с территории Афганистана и полное перекрытие границы прикрывали бойцы специальной разведки ГРУ и маневренной группы Среднеазиатского пограничного округа КГБ СССР.

Вдруг понял я, что недовоевал...

В боевых действиях в Афганистане участвовало около девяти тысяч жителей Челябинской области. 170 из них погибли, 5101 человек награждены орденами и медалями. Цена боевого опыта спецназа ГРУ за десять лет — 875 погибших разведчиков. С каждым годом из жизни уходит все больше фронтовиков-афганцев. Старые раны и болезни, заработанные ими за речкой, здоровья не прибавляют.

Странная это была война. В половине пятого вечера каждый день начинал дуть ветер-«афганец». С завываниями ветра обычно активизировались и душманы. До поздней ночи на узких улицах гремели автоматные очереди. Власть официального Кабула в афганских городах действовала только до четырех-пяти вечера. Как только стоявшие поблизости «советские» снимали боевое охранение, даже в самых крупных населенных пунктах страны начинали властвовать «духи». В это же время наступал и час спецназа...

Челябинский ветеран спецназа ГРУ Сергей Коночкин, больше известный как писатель Сергей Самаров, вспоминает с нотками ностальгии: «Могу только сказать, что современное состояние спецназа ГРУ, когда его официально передали в подчинение округам и тем не менее еще не вывели полностью из подчинения службы на Хорошевке, во многом обязано именно Афганистану. Правители Афганистана держали власть в стране столько лет исключительно благодаря советскому спецназу. А сам спецназ ГРУ был там, без сомнения, передовым отрядом спецподразделений страны. Но начинать следовало бы даже не с этого, а с самого начала. С операции под кодовым названием «Шторм 333», когда, как официально говорится, группа офицеров КГБ, костяк будущей «Альфы», при поддержке двух «мусульманских батальонов», занятых в Кабуле охраной советских посольства и торгпредства, взяла штурмом очень охраняемый дворец президента Амина. Во всех описаниях этих событий упор делается именно на эту группу офицеров КГБ, но нигде не говорится о том, что это за два «мусульманских батальона». В действительности эти два батальона все и сделали. Это были два батальона спецназа ГРУ, составленные из представителей мусульманских народов Средней Азии и Северного Кавказа. Поскольку спецназ ГРУ тогда носил форму десантников и официально у нас еще и не существовало такого рода войск, ходили разговоры о том, что это простые десантные батальоны. Потом, в Афгане, уже в разгар войны, кабульская отдельная рота за три года боев, когда спецназовцы успевали поспать только в вертолетах при перелете с одной операции на другую, потеряла одного убитого и троих ранеными. За три года постоянных боев! Спецназа ГРУ «духи» боялись панически. Кто сейчас боится его и по какой причине, думаю, понятно...»

1984-й стал, наверное, одним из самых черных периодов пребывания наших войск в Афганистане. По некоторым данным, именно в этом году наши войска понесли там наиболее ощутимые потери. С начала 1984 года спецназ, применяя свою тактику, в ответ наводил ужас на моджахедов, захватывая из засад караваны с оружием и уничтожая бандформирования, громя базы и захватывая склады. По признанию и моджахедов, и западных экспертов, спецназ ГРУ был единственной реальной силой, которая успешно противостояла нарастающему противодействию боевиков, хорошо подпитываемых военной помощью из-за рубежа.
 
Афганистан. Перед выходом в горы.

Так получилось, что именно в 1984 году челябинец Владимир Портнягин (на снимке в центре), ранее «мирно» служивший старшим офицером разведуправления Туркменского военного округа, был назначен командиром того самого легендарного 154-го отдельного «мусульманского» отряда Главного разведывательного управления ГШ МО СССР в Афганистане. Несколько раз за наиболее успешные боевые операции «Беркут» (позывной Портнягина) отстранялся от должности и даже подвергался аресту за излишне самовольные действия, вопреки воле своего руководства. Но при этом он дважды представлялся к званию Героя СССР. Правда, награжден все-таки не был, так как, по мнению представителей Главного политуправления МО СССР, «майор Портнягин недооценивал руководящую роль КПСС в строительстве Вооруженных сил и был склонен к самовольным действиям».

Всего Владимир Портнягин прослужил в Вооруженных силах страны 22 года, участвовал в спецмероприятиях разведывательно-диверсионных подразделений ГРУ в разных точках планеты. Был тяжело ранен и контужен на территории Афганистана. Награжден шестью государственными наградами. Умер 1 апреля 2009 года. Незадолго до смерти Владимир Петрович рассказывал мне о своем близком знакомстве с Владимиром Квачковым, в 1983 году возглавившим спецназовскую бригаду в ДРА.

«С 1989 года полковник Квачков командовал 15-й отдельной бригадой специального назначения ГРУ в Туркестанском военном округе. После того как развалился Советский Союз, эту уникальную бригаду ГРУ «подарили» независимому Узбекистану В марте 1992 года бригада обеспечивала вывоз из Казахстана в Россию тактического ядерного оружия. А когда летом 1992 года вспыхнула гражданская война в соседнем Таджикистане, именно «узбекским спецназовцам» приказали участвовать в «восстановлении конституционного строя Республики Таджикистан». Чтобы как-то легализоваться, именно спецназовцы придумали «Народный фронт Таджикистана» (НФТ). Был сформирован и разведотряд специального назначения. Состав отряда — около ста человек. Большинство — офицеры с афганским опытом. Командовал отрядом лично Квачков. Владимир Васильевич разбил свою команду на тройки, и эти тройки, вооруженные только арбалетами, ушли в Таджикистан. Через короткий срок, когда не раздалось ни одного выстрела, кровавая оппозиция, намеревавшаяся захватить власть в Таджикистане и затем присоединиться к Афганистану, вдруг «неожиданно» перестала существовать». Уже в наше время, когда полковник Квачков «занимался» с группой патриотов, вооруженных арбалетами, ему дали срок, скорее всего именно памятуя ту его успешную таджикскую операцию.

Лечу на войну, ну а так — ничего...

 
Корабли и матросы пустыни.
 
В 1983 году челябинец, выпускник Челябинского автомобильного училища лейтенант воздушно-десантных войск Александр Илаев (на снимке справа), купив всего за 47 рублей билет на самолет Вильнюс — Казань — Челябинск — Ташкент, с энтузиазмом добровольца вылетел на свою первую в жизни войну. Начинал он свою службу в полку в Баграме — заместителем командира десантной роты. Десантники Илаева охотились на караваны из Пакистана и по возможности «забивали» их, усиленно конкурируя с «рэксами» из спецназа ГРУ. При этом десантура с горечью признавала, что у гэрэушников разведка, конечно же, работает по наводке получше, а их баграмской разведротой постоянно затыкают все мыслимые и немыслимые дыры, отвлекая их тем самым от своего прямого предназначения. Как-то после тяжелого ночного боя, когда возле илаевского блокпоста группа спецназовцев нарвалась на засаду «духов», а затем в непроглядной темени тяжело груженные своим боевым снаряжением воины-десантники, топая как слоны, ринулись на подмогу своим братишкам в голубых тельняшках, на их лихого командира положили глаз люди из спецслужб. Челябинский опер Евгений Носов из УКГБ по Челябинской области, прикомандированный к очень крутому спецназу, четко срисовал своего земляка и сразу же захотел перетащить его к себе в специальную разведку на стажировку. После успешной проверки в Союзе командир полка без объяснений просто «отпустил» Сашу Илаева поработать на стороне. А если бы погиб, то, скорее всего, объявили бы, что замкомроты поехал за водкой и по своей глупости поймал пулю. Это называется конспирация.

Александру и его товарищу — офицеру-десантнику из Литвы, выпускнику Самарского автомобильного училища Сергею передали две новые «Тойоты» с усиленным каркасом, форсированными двигателями и крупнокалиберными пулеметами на крыше. Задачу поставили вроде бы не сложную — в компании молчаливых людей без документов и знаков различия объезжать афганские кишлаки. На заднем сиденье в машине Илаева сидел человек в форме офицера Советской армии. Он держал руки сзади, имитируя, что они связаны. В каждом кишлаке машины останавливались и «офицер» просил пить. Если его забрасывали камнями или приносили пиалу с мочой, кишлак помечали синим фломастером. Приносили воду — красным...

Иногда Александру Илаеву казалось, что так они объехали почти весь Афганистан. Группа действовала абсолютно автономно. Ночевали поисковики в норах и низинах между барханами. Места отдыха оборудовали по принципу «как отдохнешь этой ночью, так и будешь действовать завтра днем». Темно-коричневую, дурно пахнущую воду с плавающим сверху мусором и птичьим пометом после фильтрации и обеззараживания пили из заброшенных колодцев на караванных тропах. Чтобы достать всего лишь один котелок воды, обычно связывали между собой антенну и противовес от радиостанции Р-354, и только тогда котелок обычно достигал поверхности воды. В конце концов Александр подхватил гепатит, а Сергей — брюшной тиф. После каждой поездки первым делом офицеры выводили вшей, которых называли между собой бэтээрами, потому как они нагло ползали по их грязному телу. Мутная вода из арыков практически не смывала толстого слоя пыли, прилипавшей к потному телу.

Из какой «спецуры» были те молчуны, Александр так и не узнал. Может, из офицерской группы спецназа ГРУ, а может, из «Вымпела» спецназа Первого главного управления КГБ СССР — внешней разведки. Вымпеловцы, являясь резервом Верховного главнокомандующего и высшего руководства КГБ, использовались для выполнения диверсионно-разведывательных задач за пределами СССР. Это был, наверное, самый засекреченный спецназ в мире. Складывалось впечатление, что экипаж двух «Тойот» даже не знал, куда и зачем их постоянно направляют.

«Нас вели по маршруту, а в конечной точке просто по рации давали приказ провести определенное мероприятие. Все. Расчет при этом был примерно такой: если 10 процентов личного состава заброшенного подразделения выживет после выполнения боевой задачи, то это будет считаться большой удачей». Ребята были настолько засекречены, что даже есть садились отдельно от всех. Страшновато и тоскливо было юному лейтенанту Саше Илаеву вот так, даже без документов и какой-либо поддержки, колесить по абсолютно непонятной и чуждой стране.

Как-то Илаев посмотрел, чего действительно стоят эти ребята в деле. Однажды на рассвете к машинам на сверхмалой высоте с подветренной стороны подкрался «ночной охотник» — штурмовой вертолет. Понимая, что от зашедшего на боевой заход «шмеля» в пустыне не уйти — по почерку было видно, что вертолетчик — ас, не иначе как окончивший свое училище на отлично, — Александр тем не менее выжал газ до предела.

Машину швыряло на барханах так, что оставалось только мечтать о том, чтобы, вылетев из машины, ею же затем не оказаться накрытым. Для Илаева до сих пор загадка, как в таких диких условиях один из разведчиков ухитрился в оставшиеся ему доли секунды жизни из пулемета ДШК одной длинной очередью с ходу буквально опутать вертолет паутиной трассеров и вынудить тем самым пилота отвалить с курса в единственно свободную от огня сторону. Тем временем второй «штатский» пассажир «Тойоты» успел поднять над машиной на выдвижном флагштоке красный флаг родной державы. Неизвестно, поверил ли вертолетчик в то, что иномарка, гордо рассекающая афганскую пустыню, действительно советская, но больше они его не видели. Как узнал много лет спустя, знакомясь со своим личным делом, уже майор Илаев, его за афганскую командировку несколько раз представляли к высоким государственным наградам. Но наградные листы почему-то каждый раз оставались в канцелярии полка...

Прошли годы. Кровавые конфликты с исламскими фундаменталистами из «мирного» Афганистана перекинулись уже на территорию нашей страны. В обычные регионы, населенные российскими гражданами, имеющими те же самые права, что и жители других российских областей. И хотя в Чечне и Дагестане не было «вражеского тыла», куда нужно было бы забрасывать диверсионные группы ГРУ с задачей «организации засад», однако их все равно забрасывали и они устраивали засады уже на территории России...

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»