Меню

*****

Накануне старта сочинской Олимпиады в Челябинском музее почты открылась филателистическая выставка, посвященная истории зимних Олимпийских игр

14.02.2014 11:56 12 (11724)
На ней было представлено уникальное собрание почтовых марок и конвертов, выпущенных в честь зимних олимпиад странами — организаторами Игр начиная с 1932 года. Коллекция примечательна еще и тем, что ее сопровождают собственноручные автографы многих олимпийских чемпионов, великих спортсменов. Собиратель всего этого богатства — известный челябинский коллекционер, удивительный, увлеченный человек Юрий Трофимов, филателист с 70-летним стажем.

В его жизни было много удивительных встреч, пересечений, совпадений. К примеру, Юрий Трофимов родился зимой 1932 года, практически в тот самый день, когда на другой стороне земного шара, в американском Лейк-Плэсиде, открывались III зимние Олимпийские игры. И именно тогда и были выпущены первые в мире марки, посвященные зимней Олимпиаде, ставшие ныне жемчужиной коллекции челябинского филателиста. Сегодня Юрий Яковлевич — гость нашей редакции.

— Откуда берет начало ваше увлечение филателией?
— Марки я начал коллекционировать в годы войны, в пятом-шестом классе. Тогда многие мальчишки этим увлекались, но моя коллекция была одна из самых лучших в школе. У меня имелись не только советские марки, но и иностранные попадались. Потом, конечно, долгие годы было не до собирательства. В послевоенные годы мы жили в Карталах, голодали страшно. И после окончания школы меня родственники уговорили поступать в Свердловский мукомольный техникум, так сказать поближе к еде. Я уже написал заявление, подготовил документы. Но однажды на нашей станции делали пересадку ребята из Магнитогорского физкультурного техникума. В ожидании поезда стали играть у нас на площадке в баскетбол. Меня просто покорила эта игра.

— С тех пор вы увлеклись еще и спортом...
— Да. Все у ребят выспросил и решил забрать документы из мукомольного и поехать в Магнитку, в техникум физкультуры. В 1950 году стал чемпионом города по гимнастике, затем выиграл зональное первенство в Екатеринбурге, где одним из моих соперников, кстати, был молодой тюменец Борис Шахлин, впоследствии ставший великим гимнастом, семикратным олимпийским чемпионом.

После окончания техникума и службы в армии приехал в Челябинск. Работал преподавателем физкультуры в школе № 81 на ЧТЗ. А сам жил в Верхнем поселке у ЧЭМК и каждое утро бегал несколько километров на работу через Никольскую рощу. Вскоре решил продолжать образование. Но на Урале тогда вообще не было институтов физкультуры. И в 1955 году уехал в Алма-Ату, поступил в Московский институт физкультуры имени Сталина, который был эвакуирован в Казахстан, да так там и остался. Жил и учился в Алма-Ате, а все лето проводил в Челябинске, и мы с друзьями придумали зарабатывать деньги тем, что ездили с показательными гимнастическими выступлениями по санаториям Южного Урала. Нас принимали на ура.

— А каких успехов добились в большом спорте?
— Семь лет был членом сборной Казахстана по гимнастике, участвовал в Спартакиаде народов СССР. В 1957 году выполнил норматив мастера спорта СССР, тогда это было очень серьезным достижением. Имел неплохие перспективы. Но неожиданно получил обидную травму — выбил плечо, неудачно прыгнув через коня. После полугодового восстановления стал опять активно выступать, участвовал в международном гимнастическом турнире «СССР — Китай». Завоевал медаль на одном из снарядов. Занимался большим спортом до 1961 года. В 29 лет на чемпионате Казахстана занял в многоборье общее третье место и выиграл соревнования на перекладине. Потом началась моя тренерская карьера. Сначала работал в Челябинске в спортклубе на ЧМЗ, в 1964 году по приглашению молдавской федерации уехал тренировать гимнастов в Тирасполь, потом в Краснодар. Но в 1967 году вновь вернулся в Челябинск, уже навсегда. Тренировал ребят в клубе «Локомотив», в ДЮСШ № 4. Мои мальчишки побеждали и в области, и в республике, становились членами сборной страны. Затем много лет, до ухода на пенсию, был преподавателем физкультуры в школе № 123.

— Когда вновь стали заниматься коллекционированием?
— В 1967 году, когда после всех своих путешествий осел в Челябинске. Нам с супругой дали трехкомнатную квартиру. Стали переезжать, и я неожиданно наткнулся на свой старый школьный альбом с марками. А я тогда работал тренером в гимнастическом зале Дворца железнодорожников, и там же, в ДК, собирались филателисты. Я все время ходил мимо и немного завидовал. Туда еще не всех пускали, только тех, кто сдает взносы. Я принес альбом, пообщался с интересными людьми, вступил в общество филателистов. И вот уже почти 50 лет нахожусь в нем. С тех пор все поменялось. Нас много раз переселяли, изгоняли, мы собирались то в ДК ЧЭРЗ, то в ДК электролитно-цинкового завода, то в Госархиве, то в ДК общества слепых, то на окраине Северо-Запада. Сейчас вот нас приютил музей почты, за что ему огромное спасибо. Были годы, когда количество членов общества филателистов в Челябинске доходило до 1000 человек. Наши выставки гремели на всю страну. Сейчас в обществе всего несколько десятков активистов.

— Говорят, сложно стать настоящим коллекционером без чьей-то помощи?
— Мой главный учитель в деле коллекционирования — Михаил Борисович Яшпан. Это был удивительный человек, старейший челябинский библиофил и филателист. Он умер в 1995 году, в возрасте 88 лет. А совсем недавно я нашел заметочку в старой газете, за 1926 год: «Завтра в Челябинске состоится учредительное собрание любителей коллекционирования марок и бонов. Докладчик Михаил Яшпан». Представляете? Меня тогда еще на свете не было, а он уже учредил первое в Челябинске общество филателистов, за 40 лет до того, как такие общества в Советском Союзе появились официально. Его знали по всей стране. Он переписывался и со многими городами СССР, и с заграницей. Казалось, мог достать любой, самый ценный экземпляр. Именно с его легкой руки я нашел свою тему в коллекционировании, стал собирать олимпийские марки. Я горд, что много лет дружески общался с ним.

— Когда легче и интересней было собирать марки — в советское время или сейчас?
— Сейчас, безусловно, гораздо интересней. В советское время практически не было у нас возможности купить марки, которыми бы мы гордились. Все, что продавалось и могли купить все, по большому счету, для коллекционеров ценности не имело.

— Зато сколько школьников тогда было помешано на марках, это было действительно массовое увлечение и, я считаю, очень полезное, ведь по маркам мы в детстве изучали живопись, природу, знали всех космонавтов…
— Вы правы. Тогда это все было очень распространено и доступно. Пять копеек стоила марка. И я даже в свое время в одной школе организовал кружок юных филателистов, очень много детей собиралось. Это было интересно и им, и мне. Я стремился дать им основы настоящего коллекционирования. Потом мы вместе с Яшпаном в Доме пионеров на Северо-Западе организовали клуб и продавали ребятам хорошие марки по минимальной цене — по три — пять копеек — и русские, и иностранные. Кстати, советские марки с живописью очень ценились за границей. Я с советских времен активно переписывался с зарубежными коллекционерами, и многие из них просили, чтобы им прислали наши марки с шедеврами русских художников.

— А сейчас по каким каналам вы пополняете свои коллекции?
— В основном через Интернет, на англоязычных сайтах. Сейчас Сеть предоставляет огромные возможности. Можно выбирать то, что нужно, сравнивая и по цене, и по качеству. Регулярно участвую в аукционах. Сам тоже через Интернет перепродаю что-то свое. Я уже внес в компьютер все свои каталоги. В этом деле мне очень помогает внук. Он профессиональный переводчик, английский знает в совершенстве. Благодаря внуку у меня завязались постоянные связи с зарубежными коллекционерами, иногда через него созваниваемся, договариваемся о покупках, обменах.

— Значит, все-таки эта страсть передается по наследству?
— Не совсем. Дочь так и не увлеклась коллекционированием. Внук тоже сам ничего не собирает. Но для меня его помощь неоценима. К тому же он мою коллекцию знает прекрасно. Любит ее просматривать. Сразу замечает что-то новое: «Дед, а вот эту марку ты мне еще не показывал».

— Если говорить по гамбургскому счету, насколько ваша олимпийская коллекция богата и обширна?
— Я бы пока оценил полноту своей коллекции, посвященной зимним Олимпийским играм, в 60 процентов. Речь идет о марках стран-организаторов и конвертах со спецгашениями. Эта коллекция постоянно пополняется и дополняется. Я ведь только лет 10 назад стал капитально заниматься именно зимними олимпиадами. А недавно я еще начал собирать автографы олимпийцев. Но, поскольку по состоянию здоровья я дальше Биргильдов не езжу, то в моей коллекции только те спортсмены, что побывали в Челябинске за последние годы. Но и здесь великая россыпь имен: Лидия Скобликова, Александр Тихонов, Светлана Ишмуратова, Ирина Роднина, Иван Скобрев, Сергей Макаров, Вячеслав Быков, а также летние чемпионы Владимир Сальников, Иван Ухов, Андрей Сильнов и многие другие. С каким удовольствием я оказался бы сегодня в Сочи, как пополнилась бы моя коллекция автографов, но, увы, это неисполнимая мечта.

— А чего вам особенно недостает для этой коллекции? Что мечтаете приобрести?
— Есть несколько позиций, которые я действительно очень хотел бы иметь, чтобы сделать коллекцию полнее. Скажем, у меня в наличии все марки, выпущенные в Германии к Олимпиаде 1936 года в Гармиш-Партенкирхене. Но мне хотелось бы иметь их наклеенными на фирменный конверт со спецгашением германской почтовой службой. Это огромная редкость, и уже много лет я даже не видел, чтоб кто-то предлагал такой экземпляр. А ведь по большинству других олимпиад, кроме Осло-1952, у меня такие погашенные конверты с марками имеются.

— Наверное, у вас есть немало историй, связанных с поисками и находками редких марок…
— Расскажу один случай. Еще много лет назад мне Яшпан через свои связи подыскал полную серию греческих марок, выпущенных 120 лет назад, к первым Олимпийским играм в Афинах. Это была гордость моей коллекции. Все 12 марок 1896 года! Но однажды меня, как я говорю, заклинило. После смерти друга я решил завязать с филателией и весь свой альбом с олимпийскими марками продал… А потом начал все собирать заново. И много лет не мог найти полную серию тех афинских марок. Только 10 штук из 12 достал. А эти две последние марки (так называемая «концовка») отдельно стоят целое состояние. И только пять лет назад, после десятилетних поисков, наконец нашел мне эти две марки наш рижский компаньон Коля Васильев. Теперь у меня вновь есть полный набор афинской серии 1896 года — и чистый, и гашеный.

— Я где-то читал, что сегодня средний возраст филателиста в России около 60 лет. Молодых коллекционеров действительно почти нет? Собирательство марок стремительно утрачивает популярность?
— С одной стороны, это правда. В нашем клубе в основном собираются люди старшего поколения. Молодые иногда приходят, но ведут себя как-то по-дилетантски. Мол, что вы нам можете подсказать, мы все и так знаем, все по Интернету можем выяснить и купить. Но знания их очень поверхностны, настоящей ценности тех или иных марок они не понимают. Не подумайте, что это стариковское брюзжание. Недавно говорю одному: «Присмотрись к этой марке, она как раз для твоей коллекции, ты ее потом будешь искать и не найдешь». — «Да ну, — говорит, — в Интернете все есть». А потом подходит через неделю-две: «Да, дед, ты был прав. Мне эта марка очень нужна, продай».

Еще меня поражает, что сегодня очень мало настоящих собирателей какой-то узкой темы. Все предпочитают объемные коллекции — чуть ли не про все материи сразу. Но это дилетантизм. Я знаю одного коллекционера, который собирает только марки с крокодилами. Это удивительная, очень разнообразная и ценная коллекция. Это я считаю высшим пилотажем — взять узкую тему и собрать ее как можно исчерпывающе. Тем более это актуально сейчас, когда цены на более-менее редкие марки кусаются и всего не охватишь.

— Я знаю, что наш земляк шахматист Анатолий Карпов — заядлый филателист. Вы с ним знакомы?
— Да, была однажды история. Я приехал на соревнования в Тулу с ребятами. Захожу по привычке в магазин филателии и вижу знакомое лицо. Анатолий Карпов. Подошел, представился, мол, земляк, тоже марки коллекционирую на тему спорта. Разговорились. А он с детства увлекался марками и собирал в основном только тему шахмат. В конце концов он собрал практически полную коллекцию шахматных марок со всего мира. Когда он понял, что собрал все, что можно, закрыл, так сказать, тему, то переключился на олимпийскую тематику. И у него сейчас лучшая в мире коллекция марок, связанных с летними Олимпийскими играми. Он, кстати, недавно участвовал в крупнейшей международной филателистической выставке в Австралии. По всем параметрам должен был победить там, но занял только третье место. В филателии тоже есть своя мафия. На таких форумах побеждает либо тот, кто свой, либо тот, кто проплатил.

— Недавно наткнулся на утверждение одного экономиста о том, что сегодня вкладывать деньги в почтовые марки выгоднее, чем в акции «Газпрома». Многие коллекции марок, в том числе советских, ежегодно дорожают на 20 — 30 процентов. Это так?
— Вы знаете, я бы очень не хотел, чтобы мы перевели тему коллекционирования на деньги. Я, конечно, постоянно изучаю цены, заглядываю в каталоги, могу с ходу определить ценность практически любой марки. Но на самом деле для меня это очень личное, творческое, если хотите бескорыстное, увлечение. Если уж занимаешься филателией, то надо это делать с душой, хватаясь за любую возможность узнать что-то новое, или, наоборот, поделиться интересной информацией. Пополнение коллекции — это всегда небольшой праздник. Коллекционирование — чрезвычайно увлекательное занятие, которое скрашивает жизнь.

Фото Вячеслава НИКУЛИНА.

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other