Меню

Светлана Адырхаева: «Челябинск вспоминаю с большой теплотой»

05.02.2014 12:56 9 (11721)

«Они сошлись: волна и камень», — думалось на очередной церемонии «Светлого прошлого», глядя на двух дам на сцене театра драмы. Одна из них — великая спортсменка, другая — великая балерина. А ведь их давняя и крепкая дружба зародилась у нас, в Челябинске.

Даже на банкете они держались вместе. Лида, бойкая, энергичная, схватила со стола блюдо с шашлыками со словами: «Артистам надо кушать!», вручила в руки молодому парнишке, влюбленными глазами глядевшего на Свету, — тихую, скромную, старавшуюся не выделяться, никого не напрягать, и тем не менее трижды народную артистку: Северо-Осетинской АССР, РСФСР и СССР.
 
 
 

Мужик в кальсонах


Про Светлану Адырхаеву, ведущую балерину Большого театра, написано до обидного мало. А ведь ее выделяла великая Уланова, всегда подчеркивала ее «редкую сосредоточенность на творчестве». Поэтому грех было не воспользоваться приездом великой балерины в Челябинск и не напроситься на интервью. С первого же взгляда стало понятна причина отсутствия материалов о ней: Светлана Дзантемировна — скромнейший человек, вытянуть из нее что-то биографичное да еще за такой короткий срок оказалось весьма проблематично. Тем не менее корреспонденту «ВЧ» рассказала Светлана Дзантемировна и о своем дебюте, и о дружбе с олимпийской чемпионкой Лидией Скобликовой.

— Я с большой теплотой вспоминаю ваш город. Я попала сюда после окончания школы, мне было всего 17 лет. Вообще-то нас сначала хотели отправить во Владикавказ. Но театр не успели построить, а в Челябинске как раз открывался театр оперы и балета, и нас всем курсом послали. Туда же поехал и выпуск консерватории. Коллектив очень молодой, но артистов все равно не хватало, помню, что в мимансе занимали студентов политехнического института.

— Свой дебют на сцене челябинского театра помните?
— Конечно! Это было «Лебединое озеро». Вообще-то я еще на выпуске в Ленинграде танцевала второй акт, а целиком впервые это случилось как раз в Челябинске. Это было очень волнительно. Тогда еще народ не привык к балету. Мы вышли: Толя Сидоров, мой партнер, в белом трико, я в белой пачке, а зале в первых рядах кто-то смеется: «Надо же, мужик в кальсонах!» Я чуть со смеху не умерла, еле справилась. Ну а потом мы начали танцевать, и все было замечательно. Нас очень хорошо принимали. А потом у нас были большие гастроли: в Магнитку, Оренбург, много ездили по заводам.
 

Пуанты Улановой


На челябинской сцене Светлана Адырхаева задержалась на три года. Тем не менее старожилы до сих пор вспоминают ее Одетту-Одиллию.

— Мы беседовали с девочкой-журналисткой, она мне сказала: «Моя мама видела вас в «Лебедином», говорит, что вы танцевали так, как никто другой. Это был идеал». Конечно, такие слова слышать очень приятно.

— Вы считаете, чтобы чего-то добиться, нужно непременно уехать из провинции?
— Нет, нет, я так не думаю. Просто моя судьба так сложилась, но это не показатель. Конечно, Большой театр уникален, он собирает лучшие кадры, и какая балерина не мечтает танцевать в Большом? А в те времена в Москве проводились декады разных театров, в августе 60-го — Декада осетинской литературы и искусства. Главным балетмейстером декады был замечательный танцовщик и необыкновенный человек Сергей Гаврилович Корень. В программе я танцевала шесть номеров: фрагменты «Лебединого», «Жизели», «Спящей красавицы», «Лебедь» Сен-Санса и два номера на музыку осетинских композиторов. Перед репетицией наши, балетные, говорят: «Сегодня придет Галина Уланова», я перепугалась. Галина Сергеевна действительно пришла, она даже подарила мне две пары балетных туфель. Их я берегу как реликвию, ни разу даже не примерила, хотя размер у нас одинаковый. На заключительном концерте я танцевала «Лебединое» в паре с Николаем Фадеечевым. А потом уже получила приглашение в Большой, совершенно неожиданно. Так получилось, что «Лебединое озеро» для меня каким-то лейтмотивом жизни стало.
 
 

Главное — божья искра


Преподавать Светлана Дзантемировна начала, еще будучи примой в Большом. Тогда такая практика была в правилах. Поэтому переход в новое качество прошел естественно, но не безболезненно.

— К сожалению, не всегда и не во всем ты зависишь от своих знаний и умений. В памятном 1988 году нас, всех народных артистов, попросили из Большого театра. Я никуда не могла устроиться. Пошла преподавать на факультет хореографии Нового гуманитарного университета Нестеровой. Мне дали курс. Ребята были взрослыми, лет по двадцать, имели приблизительную классическую подготовку, но работали хорошо. Потом в Большом решили восстановить «Легенду о любви», я в свое время танцевала эту партию, но репетитором взяли другого человека. Это был удар. Потом второй раз позвали в Большой, я долго отказывалась, памятуя о прежнем отказе, но в конце концов меня убедили. С тех пор работаю репетитором в Большом.

— А разве артистам Большого нужен педагог?
— Балет — такое искусство, которое нужно постоянно совершенствовать, каждый день необходим тренинг. К тому же репетитор — это не совсем педагог, репетитор готовит с артистом ту или иную партию. Как режиссер работает с актером.

— И как же происходит эта работа? Вы передаете им сценический рисунок?
— Не совсем. На самом деле существует множество нюансов, но когда ты видишь в артисте божью искру, отдачу, когда видишь, как человек растет, это дорогого стоит.
 
 

Держать марку


— Но вы еще и балетмейстер?
— Да. Кстати, в Челябинском театре мы вместе с мужем поставили балет «Пахита».

— Как вы считаете, по-прежнему ли русский балет держит первенство в мире?
— Конечно, мы марку держим. Русский балет по-прежнему ценится, это подтверждают и наши гастроли.

— Как можете прокомментировать все эти скандалы, ссоры, которые сейчас постоянно происходят в Большом? Эта страшная история с Филиным, что это?
— Для меня это все абсолютно непонятно и ужасно. Надеюсь, что все эти скандалы не слишком повлияли на имидж театра. Понятно, что теперь время такое непростое, но очень надеюсь, что все это наносное, все это пройдет.

— С бывшими челябинскими коллегами поддерживаете отношения?
— Конечно. Клара Антонова, Галина Борейко, еще певица была замечательная, Генриетта Денисова, — мы поддерживаем контакты, переписываемся.

— А с Лидией Скобликовой давно дружите?
— С Лидой мы давно знакомы, еще с Челябинска. Потом, уже будучи в Москве, я всегда следила за ее успехами. Недавно мы с ней пытались посчитать, сколько лет знакомы. Оказалось, много.
«Мне очень, очень приятно вручить награду Светочке. С ней мы дружим 50 с лишним лет! Когда мы только переехали в Москву, она первая мне позвонила и пригласила в Большой театр на «Спартака».
Я пять раз ходила на этот балет. Это потрясающе», — сказала на вручении премии «Светлое прошлое» олимпийская чемпионка Лидия Скобликова.


Фото Наиля ФАТТАХОВА

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»