Меню

Взорванное лето. 25 лет — именно столько нас отделяет от Ашинской трагедии, которую можно было избежать

29.01.2014 10:29 7 (11719)

Одна трагическая случайность… Два железнодорожных состава… Больше тысячи жизней. Сегодня железнодорожная авария под Ашой — уже история, но у тех, кто был ее непосредственным участником, на всю жизнь остались в памяти перевернутые вагоны, искореженные рельсы, обожженные тела, ужас и крики от боли раненых.

Эта трагедия в историю нашей области и всей страны вошла как самая крупнейшая железнодорожная катастрофа. Два поезда — первый № 211 «Новосибирск — Адлер» (20 вагонов), второй — № 212 «Адлер — Новосибирск» (18 вагонов) — ехали навстречу друг другу, и на 1710-м километре Транссибирской магистрали, когда оба поезда поравнялись, произошел мощный взрыв, который в одно мгновение перечеркнул несколько сотен жизней, исковеркал огромное количество судеб.

За несколько километров от эпицентра мощного взрыва вылетели все стекла, тяжелая колесная пара улетела в лес на расстояние более пятисот метров от железной дороги, а рельсы на месте взрыва завязало в петли. 11 вагонов ударной волной были сброшены с железнодорожного полотна, семь из них полностью сгорели. Только по официальным данным в огне сгорели 575 пассажиров, 623 человека получили ожоги и тяжелые ранения. Среди погибших 181 ребенок, останки более трехсот человек так и не были опознаны, поскольку от людей остался только пепел, урна с которым была захоронена у основания памятника, установленного на месте трагедии. В железнодорожной катастрофе были ранены и погибли челябинские школьники и юные хоккеисты «Трактора», которые ехали в Краснодарский край отдохнуть и помочь со сбором черешни.

Причина страшной трагедии — утечка газа. Позже специалисты уверяли: катастрофы можно было избежать, если бы не человеческая безалаберность. Незадолго до трагедии по данному участку проходил товарный поезд, машинист которого предупредил поездного диспетчера участка о сильной загазованности, но по каким-то причинам на это сообщение должной реакции не было. Даже несмотря на то что задолго до катастрофы приборы зафиксировали резкое падение давления в газовом трубопроводе, никто из тех, кто нес ответственность за этот участок, внимание не обратил: вместо того чтобы начать искать утечку, был увеличен объем подачи газа, чтобы восстановить давление. Как результат — в низине скопилось много газа, взрыв мог случиться даже от небольшой искры, что и произошло, когда машинист одного из составов стал тормозить.

Трагедия случилась в ночь с 3 на 4 июня 1989 года. Известие о страшной беде на Южном Урале вмиг разлетелось по всему миру, никого не оставив равнодушным.

Как вспоминает председатель правления фонда «Будущее Отечества» имени В.П. Поляничко, в 1989 году заместитель председателя облисполкома по социальным вопросам Леонтий Рабченок, в четыре часа утра в областном исполкоме было собрано экстренное совещание, на котором в оперативном режиме были распределены обязанности и ответственность.
— Помню практически все до мельчайших подробностей, потому что для меня, как для зампреда облисполкома, эта трагедия стала серьезным испытанием в жизни. Как только прозвучало в эфире сообщение, телефоны, номера которых мы указали, стали разрываться от звонков тех, кто хотел помочь.

Своими воспоминаниями поделился председатель комиссии по медицинской этике и деонтологии правления здравоохранения Челябинска Алексей Козлов. В 1989-м он работал главным врачом больницы № 6 медсанчасти ЧМЗ. Он рассказал, что по решению Светланы Матвеевой, которая тогда была первым заместителем руководителя управления областного здравоохранения, все пострадавшие, которые доставлялись в Челябинск, были размещены именно на базе этой больницы, поскольку на тот момент здесь уже действовал ожоговый центр.

— Как только стало известно о катастрофе и том, что наша больница будет принимать пострадавших, собрались все врачи, даже те, кто был с дежурства, — вспоминает Алексей Викторович. — Позже к больнице стали подходить обычные люди — жители города Челябинска, каждый высказывал желание помочь. Много было бабушек, которые приходили и приносили с собой изготовленные в домашних условиях мази, отдавали их нашим врачам. Каждый интересовался, какая помощь нужна. У больницы собралась настоящая толпа неравнодушных людей. Когда началась госпитализация и пострадавших стали привозить в больницу, это, конечно, было очень страшно. При этом сначала пострадавших доставляли в аэропорт, а только потом привозили к нам. Вечером того же дня из Армении, из города Спитака, в Челябинск прилетела бригада реаниматологов, которые помогали нам в работе, немного позже — врачи из Донецка. Очень многие российские регионы сразу отреагировали и направили к нам своих медиков. Даже из-за границы приехали специалисты, в том числе и из Великобритании — пластический хирург доктор Колин Рейнер с коллегами. Хочется отметить самоотверженность наших медиков, медсестер. Хорошо помню, что в тот день была очень жаркая погода, и врачам, и медсестрам тяжело было. Немного погодя выяснилось, что треть медсестер уже третьи сутки работают. Поэтому было принято решение организовать возможности для отдыха и реабилитации в том числе медперсонала, поскольку то, что приходилось видеть, спасая людей, конечно, не могло не отразиться на моральном и психологическом состоянии врачей и медицинских сестер. Что касается непосредственно медицинской помощи, то могу сказать, на тот момент ожоговый центр уже имел неплохое оснащение, которое позволяло спасать людей с сильными ожогами. Конечно, не было таких технологий, как сейчас, но все-таки возможности были неплохими. Всех медикаментов, материалов хватало.

Стоит отметить, что на прошлой неделе по приглашению правления фонда «Будущее Отечества» имени В.П. Поляничко в Челябинск приезжал профессор Колин Рейнер. Визит был организован в рамках подготовки к памятным мероприятиям ашинской трагедии, которые будут проходить в области в июне этого года. В ходе своего рабочего визита на Южный Урал доктор Рейнер встретился с заместителем председателя Законодательного собрания Челябинской области, председателем комитета по социальной и молодежной политике, культуре и спорту Александром Журавлевым, а также с медперсоналом ожогового центра городской клинической больницы № 6 и журналистами, которые освещали случившуюся трагедию.

В 1989 году английский врач подарил ожоговому центру свой личный перфоратор кожных лоскутов. Сегодня, вспоминая трагедию, Колин Рейнер замечает: такие беды люди должны помнить, уметь выносить из них уроки, чтобы впредь ничего подобного не повторялось.

Колин Рейнер не только оказал посильную помощь в 1989 году в лечении пострадавших в ашинской железнодорожной катастрофе, но и весной 1990 года по инициативе премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер организовал оперативное лечение девяти челябинских ребят в клиниках английских городов Манчестера и Абердина. Южноуральских подростков приравняли к пациентам больниц Туманного Альбиона, благодаря чему ребят, пострадавших в железнодорожной трагедии, лечили бесплатно. Кроме того, премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер пригласила юных южноуральцев на чашку чая. На память об историческом событии у доктора Рейнера и ребят остались фотографии. Кстати, английский профессор в Челябинск привез несколько памятных фото, которые были сделаны еще во время его первого визита в Челябинскую область. На черно-белых снимках 1989 года — герои: русские и иностранные медики, которые день и ночь спасали пострадавших в железнодорожной катастрофе.

Кроме того, доктор Рейнер в 1994 году сумел добиться организации стажировки для челябинских медиков в Великобритании. По его приглашению в больницах Туманного Альбиона прошли бесплатную стажировку наши именитые пластические хирурги Александр Пухов и Евгений Макаров.
 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»