Меню

Владимир Пионтек, или Рождение спортивной столицы

24.01.2014 09:50 6 (11718)

Окончание.

У любого большого успеха есть своя глубокая и подчас потаенная предыстория. Сегодня Челябинск по праву заслужил репутацию спортивной столицы Урала, здесь сложились свои знаменитые школы и традиции массового спорта, в которых и рождаются олимпийские звезды. Вот только для этого почти век назад «сонной уездной Челябе» надлежало проснуться. В начале 20-х годов ее разбудил один человек — Владимир Пионтек, блестящий спортсмен и организатор. Между тем его имя по-прежнему остается неизвестным…

Он был настоящей спортивной легендой Урала. Участвовал в первых уральских спартакиадах, ставил рекорды. Челябинская губерния, по меньшей мере на своей спортивной заре, буквально пестрит его достижениями: рекорды в беге, прыжках в высоту, в десятиборье, в метании ядра.

Но главный его рекорд — организаторский. Где бы Пионтек ни появлялся, зарождалась или оживала спортивная жизнь. Он многих научил выживать там, где другие не выживают; научил чувствовать тело, как надежный инструмент, а не как «мешок с ливером»; научил сталкиваться — нет, не лбами в традиционной русской драке, но в олимпийском состязании, спортивном азарте.

Соединить ноги с глазомером

Если попытаться найти старейший олимпийский вид спорта на Южном Урале, то им окажется… биатлон. Это было лучшее, что можно придумать для военно-спортивной подготовки. Умение бегать на лыжах становилось «степенью готовности отпора врагу», тактическим оружием, которое вместе с оружием настоящим составило серьезную силу в годы Великой Отечественной войны.

К лыжам у Владимира Пионтека было особое отношение. Сам он встал на лыжи еще в детстве; и из жизни уйдет в звании судьи всесоюзной категории по этому виду спорта. В 1922 году в Челябинске появится первая лыжная секция. Поначалу спортсмены осваивали близлежащий бор. Экипировка, конечно, оставляла желать лучшего. О лыжных мазях спортсмены тогда не знали, палки каждый делал себе сам, а вместо ботинок на ногах были валенки. Однако это не останавливало энтузиастов.

Здесь же проходили обучение и красноармейцы. В 171-м челябинском стрелковом полку лыжная подготовка являлась неотъемлемой частью военного обучения. «Приятное с полезным» совместили быстро: сначала появился спортивно-стрелковый комитет, а итогом подготовки бойцов стали лыжные походы, которые проводились в конце зимних сезонов.
 
Участники лыжного пробега «Челябинск — Златоуст», 1928 г.

Один из таких походов стал настоящей легендой. Незадолго до своего отъезда из Челябинска в 1928 году Пионтек организовал сумасшедшее по тем временам мероприятие — вместе с профсоюзом металлистов устроил почти 200-километровый лыжный пробег по маршруту Челябинск — Златоуст. Для спортсменов это был первый лыжный поход на такое большое расстояние.

Как рассказывают историки, первые 50 км лыжники прошли за семь часов. Ночевали в деревнях, где спортсменам был оказан радушный прием. Жители очень интересовались целью пробега, а самым популярным был вопрос «Сколько можно сделать верст в час на ваших конях?» Несколько раз они сбивались с дороги, из-за чего пришлось сделать 50 лишних километров. Иногда лыжников на маршруте заставала ночь. Но особенно тяжело было в горах. Лыжи цеплялись за кочки, царапались, приходили в негодность. Но все испытания участники пробега преодолели с честью.

Этот пробег станет своего рода прообразом, «генеральной репетицией» к знаменитому лыжному марафону кадровых военных по маршруту Москва — Хабаровск в 1930 году.

Обаяние личности

Впрочем, лыжный поход, даже столь масштабный, — это лишь полдела. На Урале Пионтек волею судьбы оказался «законодателем моды» в «лыжном краеведении». Суть в том, что всем участникам пробега давалось специальное маршрутное задание, и они должны были зафиксировать в тетрадках посещенные места — устные рассказы старожилов по истории возникновения сел и так далее.

Кроме того, с 1920-х годов Пионтек активно занимается пропагандой спорта и, как бы мы сказали сегодня, ведет масштабную информационную политику. Какие бы соревнования ни проводились, они подробно освещались в газетах и журналах. С тех времен у Пионтека любовь к фотографии, к «фиксированию жизни» во всех ее проявлениях и деталях. Он создавал своего рода фотоотчет эпохи становления массового спорта.

Но и эти увлечения, «странности», хобби оказались далеко не единственными. Чтобы зажечь в людях олимпийский огонь, только спортивных навыков было недостаточно. Как вспоминали современники Пионтека, Владимир Фомич был достаточно общительным, в меру искренним и доброжелательным человеком. Он мог поддержать беседу на равных, без менторского тона или снобизма.

Да и талантами бог его не обделил. Он великолепно играл на гитаре, обладал хорошим голосом — пел романсы и арии из знаменитых опер. Особенно любил репертуар раннего Шаляпина, который знал назубок.

К культуре тянулся. Многим запомнился его успех в Москве, куда в 1929 году его направили на переподготовку. Там Пионтек, как говорится, свел дружбу с артистами, поэтами, литераторами тех времен. Не просто свел, но и вытащил на соревнования. Например, организовал товарищеский волейбольный матч между артистической элитой Москвы и слушателями курсов, на которые он приехал. Понятно, выиграли курсанты, но настроение от этого ни у кого не ухудшилось.
 
Судейский билет В. Пионтека.

Пионтек проявил себя и великолепным бильярдистом. Выигрывал так называемую «русскую пульку» («американку»). Отдал должное и карточной игре, преуспев в преферансе. По меньшей мере, «творческая литературная тусовка» Москвы предпочла после нескольких игр с ним за один стол не садиться.

Победы и проигрыши лишь укрепляют отношения. Так что у Пионтека были все возможности стать «душой общества», обзавестись кучей друзей и поклонников, вести многоликий светский образ жизни даже в рамках советской эпохи. Вот только спорт и мечты об олимпийском движении — пусть в его «спартакиадном виде» — оказались сильнее…

Десятилетие на вырост

Челябинские спортсмены, друзья и воспитанники Пионтека составили в 1928 году костяк сборной Урала на первой Всесоюзной спартакиаде, стали одними из ведущих в стране — как в командном, так и в личном зачете. Как вспоминала Надежда Жебрун, после возвращения со спартакиады они собрались в доме у Пионтека:

— Тот вечер вышел немного грустным. Хотя Владимир Фомич много шутил, был — вернее, хотел казаться — веселым. Он уже получил назначение в Тюмень. Вообще, конец 1928 года он провел в каком-то лихорадочном темпе. Бесконечно встречался с педагогическим и физкультурным активом города и даже успел разработать подробный план спортивных мероприятий на три года.

В этом плане, к примеру, стоял пункт о проведении ежегодной эстафеты на приз газеты «Челябинский рабочий». Эта необычная идея будет реализована в 1932 году, а сама эстафета со временем станет одним из самых популярных соревнований в Челябинске.

Интересным было и предложение провести первую международную встречу — с рабочими-спортсменами из Франции. Предварительная договоренность была достигнута Пионтеком в Москве во время пребывания французской делегации на первой Всесоюзной спартакиаде. И этой идее суждено было сбыться: международная встреча пройдет на Южном Урале в июле 1932 года…

Импульс для развития спорта был дан — мощный, основательный, устремленный в будущее. Уже в 1930-х годах в полной мере проявятся и спортивные клубы при предприятиях, и обычные дворовые команды, как это будет на заре хоккейного клуба «Трактор». Соревнования и спартакиады наберут такой оборот, что отлынивать от занятий спортом станет дурным тоном. Именно с этого спортивного «восстания масс» и начнется олимпийская слава Челябинска и Южного Урала…

На финишной прямой

В 1930 году Владимир Пионтек обосновался в Свердловске. Его силами организован техникум физкультуры, куда приехали преподаватели из Ленинградского государственного института физической культуры. Сам Пионтек будет причастен к созданию трех значительных легкоатлетических центров: «Уралмаш», «Динамо» и УПИ, которые и сейчас ведут серьезное соревнование между собой. Под его началом пройдет первая комбинированная эстафета по женскому пятиборью на приз газеты «Уральский рабочий». Ставку на многоборье Пионтек сделает и в годы Великой Отечественной войны, когда его назначат инструктором по подготовке истребительных батальонов и других специализированных подразделений…

Уйдет он, можно сказать, незаметно. Это произойдет на излете сентября 1978 года. Официальное заключение стандартно — болезнь сердца. О Владимире Фомиче рассказывали, что до последних дней он не терял расположения духа, своей иронии в отношении к жизни. Последний год Владимир Фомич вел обобщающие записи, анализировал спортивные события, сводил воедино статистику всех уральских спартакиад, обосновывал различные идеи. Многие из них были родом из Челябинска или прошли здесь обкатку.
 
В.Пионтек в кругу семьи, середина 1970-х гг.

Говорят, что все новое — это хорошо забытое старое. Спортивные традиции Челябинска, даже утеряв имя своего основателя, никуда не исчезли, и многоборье по-прежнему в цене и почете. Об этом скажет любой тренер. А следом отправит своих воспитанников гонять мяч на футбольном поле, скользить по блестящей лыжне, прицеливаясь к мишеням, точить коньки в хоккейной коробке и «ножи» на беговой дорожке, мять друг другу бока на татами и карабкаться с упорством к олимпийским наградам по нескончаемой шведской стенке…

Фото из архива. Печатаются впервые.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»