Меню

Как рекомендовали воспитывать подрастающее поколение наши предки

24.01.2014 09:05 6 (11718)
«Шоколаду детям не давать».

Удивительный документ совершенно случайно нашла в прошлом году главный археограф ОГАЧО Ираида Янгирова. По сути, он представляет собой выдержки из педагогических трудов наиболее авторитетных мыслителей XVIII века. Несмотря на то что с его издания прошло более 200 лет, он совершенно не потерял своей актуальности. Неумеренное учение вредит здоровью, «страшливого робенка» нужно ободрять, а при болезнях водить малыша не к бабкам, а к врачам — постулаты неизвестного автора оказались проверены временем.

Называется этот труд, как и положено солидному изданию, очень длинно: «Краткое наставление выбранное из лучших авторов с некоторыми физическими примечаниями о воспитании детей от рождения до юношества». Он разделен на четыре раздела по возрастам детей и 37 маленьких главок: «О кормилицах», «О телодвижениях», «О музыке» и так далее.

— Я работала над одной темой этого же временного периода, — рассказала «Вечерке» Ираида Сабирьяновна. — «Краткое наставление…» было подшито к другому делу и случайно попалось мне на глаза. Документ показался мне очень интересным. В нашем архиве нет ему аналогичных, так как сохранялась в основном официальная переписка, правовые акты, духовные наставления, а тематика этого труда носит явно светский характер.

Моя собеседница обращает внимание и на другой момент: педагогический дайджест напечатан, а не написан от руки. В восемнадцатом веке в типографию, а тем более при Сенате, отправлялись только документы, имеющие государственную важность.

Тираж издания очень небольшой, видимо, предполагалось, что на местах наставление перепишут для ознакомления широкой публики. Оно было адресовано дворянской верхушке общества, и тем занимательнее выглядят советы по воспитанию детей в строгости.

Ни сладостей, ни шубы

Несколько основных идей проходят через весь сборник красной нитью, автор повторяет их для родителей детей разных возрастов.

Во-первых, максимально долгое пребывание на свежем воздухе, длительные прогулки, обязательное проветривание комнаты перед сном. «Детям лучше спать на вольном воздухе, нежели в таких местах, где сквозный проходит ветер, — пишет педагог. — Не должно в сем случае следовать советам малодушных, постараться, чтобы жили дети в хорошем воздухе отдаленном от тех мест, где оный заражен худыми парами». Автор ставит перед воспитателями цель вырастить человека, способного перенести любые суровости жизни. Поэтому он отказывает малышам в мягкой теплой постели даже во время болезни, меховых шубках («толстая шерстяная или шелковая ватта, простеганая бумага и сему подобное, довольно теплая одежда»), зато настоятельно рекомендует приучать их стоять весь день. Даже письменные столы «должно иметь такие, которые бы им были по груди».

Во-вторых, игры и «веселие» — нормальное состояние для ребенка, и родители не должны его в них ограничивать. «Для большей части молодых людей всего лучше безпрестанно быть в движении, и потому что они страстно любят всякия резвости, редко случается, чтобы надобно было их склонять к оному. Позволять им бегать в ясные и мрачные дни по песку, по кочкам, по пашне, по горам и крутым местам, ходить иногда босиком по каменном полу в стужу с открытою головою и грудью; ибо все сие укрепляет их здоровье».

В-третьих, умеренность в еде, питье, простота и скромность в одежде. Пища должна быть простой, разнообразной, не стоит злоупотреблять пряностями и сладостями: «Различныя съестные вещи и при том простыя гораздо лучше, нежели всегдашнее употребление одной пищи, а особливо такия запрещаются, в которых пряные зелия. Кофею и шоколаду детям не давать, а наипаче мальчикам. Сверх того наблюдать надлежит, чтобы довольно жевать все, что ешь; ибо к скорейшему варению пищи желудку сие более всего способствует». Что касается одежды, то автор советует мамам не одевать своих детей «в дорогое и богатое платье, дабы они свободно и беспрепятственно играть, прыгать и работать могли, не подвергая себя строгости».

С обручем на голове

Впрочем, в воспитании грудничков, дошколят и подростков автор ставит разные акценты.

Что касается младенцев, то здесь на первый план выходит гигиена и неусыпная опека. Это понятно: «в сие время они скорой подвергаются смерти, почему и жизнь их можно почитать еще колеблющеюся». «С великим попечением охранять от стужи», «не допускать, чтобы всякий человек целовал младенца», «не вверять детей малым робятам», «во время сна никогда не будить их вдруг, чтобы не испужать» рекомендует писатель. Он также предлагает на голову начавшего ходить малыша надевать тканевый обруч, «который набит так, чтобы толстота его простиралась далее носа». Идея проста: если ребенок на нетвердых ножках по недосмотру и упадет, то не разобьет лицо. Но если он заплакал — ничего страшного: «умеренные слезы младенцу служат лекарством».

Забота о здоровье в приоритете и для деток чуть постарше. «Иметь великое попечение о зубах: содержать их чисто, не давать грысть ягодных косточек, ничего жоскаго и ни каких сластей; сверх того частое употребление зубочисток вредно», — отмечает автор. Еще одно обязательное условие — ребенок не должен жить в свежепокрашенных домах и в местах, «где употребляется ртуть». И конечно, «надлежит детям прививать воспу». Это сейчас вакцинация оспаривается продвинутыми родителями, а тогда было очевидно, что «необходимость сего довольно уже доказана искусными просвещенными и человеколюбивыми врачами». Если же малыш все-таки заболел, «отнюдь детям крови не пускать, ни лекарств для предосторожности не давать». Весьма неблагоразумным считает автор «пользовать детей бабками или простонародными лекарствами»: «Известно, что какие бы кто удивительные расказы о том ни делал, и какие бы кто ни представлял прелестные примеры, все сие походит на такую обманную лотерею, в которой изо ста раз однажды удается выиграть».

В разговоре о подростках педагог особое внимание уделяет учению. Неумеренное, оно вредит здоровью. Главное, чтобы «дети имели здравый разум и доброе сердце». «Вкус к учению могут дети получить скорее от добраго примера и от обхождения с благоразумными людьми, чем от руководства учителей развратно живущих», — считает автор наставления.

Отдельная глава посвящена наказаниям, и здесь писатель проявляет чадолюбие, не свойственное тем временам. «Не должно бить детей почти никогда», а лучший способ наказания, как считают и современные педагоги, «лишать их того, что им всего приятнее, то есть: не пускать их гулять, стыдить несколько времени, но не долго». Ни в коем случае нельзя бранить ребенка, если он во время игры получил травму: «сколько слабых, сколько уродов, и сколько померло по большей части от того, что дети, опасаясь наказания, никому не говорят о своей болезни, и перемогаяся, скрывают оную иногда до неизлечимости».

Очень подробно также описываются четыре типа темперамента человека и возможность их корректировки. Правда, автор считает, что «свойства сложения» начинают проявляться только после 15 лет. Сангвинический темперамент им признается как самый лучший, такой ребенок «весел, малым доволен, шутлив, без обиды на других». Флегматик «в дружбе слаб, в неприязни безопасен, туп и не способен к вымыслу». Такого необходимо «поощрять к телодвижениям несколько трудным, удалять от покоя». Холерик — «любовник страстный и замысловатый, друг искренний и чивый (щедрый, великодушный. — Авт.), неприятель не примиримый и весьма опасный». Однако ему противопоказано вино и другие крепкие напитки, уверяет педагог.

Худший «способ сложения» — «задумчивое». «Скука, уныние, праздность и уединение суть лучшия его забавы». Воспитателю придется потрудиться, чтобы из меланхолика вырастить хорошего человека: «стараться развеселять, удалять его от людей печальных, вывозить на увеселительныя позорища, а не на трагедию; всего же лучше быть ему в путешествиях».

И забудьте слово «любовь»

Практически все, о чем говорит оставшийся неизвестным составитель сборника, актуально до сегодняшнего дня. Однако есть среди его постулатов и такие, которые у современного читателя вызывают улыбку.

Вот, например, совет по выбору кормилицы: «Кормилиц выбирать, сколько возможно, здоровых, добронравных, без притворства веселых, имеющих десна алыя, зубы белые, чистоплотных, опрятных и проворных, а рыжеволосыя исключаются». Казалось бы, чем провинились рыженькие? Ан нет, уверяет автор, лучше хорошее коровье, чем худое женское молоко. Вредно и качать малыша на руках, «сей обычай вовсе отринуть должно».

Обучение музыке тоже сопряжено с трудностями. «Все духовые инструменты, то есть, габот, фагот, флейта, валторна и прочия вредны здоровью». По какой причине — остается за рамками текста. Вообще составитель сборника довольно скептически относится к воспитанию у ребенка художественного вкуса, так как это требует «великой прилежности, и малаго телодвижения», «весьма вредит и изнуряет доброе сложение тела». Автор предлагает своим читателям сравнить портного, который целый день сидит, с работником на рынке — «подумаем, что сии два человека совсем разнаго рода».

Еще интереснее читать о юношеской влюбленности, вредной и опасной. Определенная логика в словах писателя, конечно, есть: «по тому, что для росту и для укрепления сил и разума вся природная горячность потребна». Но строг в этом отношении к молодым людям он необычайно: «Надобно удалять их от мерзких разговоров, от прикосновений безчестных, от чтения любовных сочинений, наконец от частого обхождения равнаго пола вместе, дабы не превратить прекрасной весны натуры в мрачную и безплодную осень».


 
- «Кто оскорбляет беременную женщину, тот рода человеческаго злодей».

- «Искусство воспитателей в том состоит, чтобы, не препятствуя детям в увеселении, отводить их без насилия и с ласкою от всего, что вредить может».

- «Не должно бить детей почти никогда, а паче не следовать в жестоких наказаниях безразсудным и свирепым школьным учителям: не упоминая, что от сего приходят дети в посрамление и в уныние, вселяются в них подлость и мысли рабския, приучиваются они лгать, а иногда и к большим обращаются порокам. Всякие побои, кроме того, что чувствительны, по всем физическим правилам без сомнения вредны здоровью».

- «Всем известно, что пример, как добрый, так и худый в детях больше всего действует не только в нравоучительных, но и в физических предметах; для этого всячески остерегаться, дабы при них не делать ничего, что бы они, переняв, к повреждению своего здоровья употреблять могли. Для сей же причины надлежит от них удалять всех жадных, пьяниц, ленивых, дерзких, жестоких и злых людей, а наипаче сластолюбцев».

Фото из открытых интернет-источников.

Благодарим за помощь в подготовке материала Госкомитет по делам архивов Челябинской области и ГУ ОГАЧО.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»