Меню

Ученые исследовали языковую личность уральских рабочих

22.01.2014 09:14 5 (11717)
Оказалось, что суровые челябинские мужики с душевным вниманием относятся даже к теще.

Приятная новость: в ЧелГУ, на кафедре теории языка, готовится к изданию очередной словарь. Вроде бы совсем недавно здесь выпустили русско-английский словарь названий профессий, книжку прелюбопытнейшую и весьма оригинальную. И вот на этот раз свет увидит «Словарь языковой личности уральского рабочего». Каждый, кто понимает, что значит создать словарь, непременно вспоминает нашего классика Владимира Даля с его фундаментальным памятником «живому языку». Действительно, делать словари — благородное и важное занятие. И появление каждого нового словаря — событие примечательное, как запуск ракеты в космос.

Корреспондент «Вечерки» встретился с доктором филологических наук, профессором Еленой Головановой, чтобы узнать, какая она — языковая личность уральского рабочего.

Рабочие науке интересны

— Елена Иосифовна, под вашим руководством шла работа над этим словарем. Откуда этот интерес к языку рабочих?
— Эта работа, безусловно, связана с одним из научных направлений кафедры. В свое время Людмила Александровна Шкатова заразила всех нас интересом к профессиям, профессиональным наименованиям и профессиональному языку. Знаете, жить в заводском крае и оставлять без внимания такой важный материал — неправильно. Созданная в ЧелГУ и уже получившая признание в России и за рубежом научная школа когнитивного терминоведения активно разрабатывает в том числе и эту проблему. Наши аспиранты, соискатели и молодые ученые собирают и анализируют лингвистический материал по общению профессионалов. Результатами этой работы мы делимся на научных семинарах и конференциях (кстати, одна из них — «Языки профессиональной коммуникации» — совсем недавно прошла в университете и собрала ученых из 40 городов России и зарубежных стран). Сейчас наука повернулась лицом к устной профессиональной лексике и устной профессиональной речи в целом. Терминология уже достаточно изучена, широко представлена в различных словарях. А вот устная профессиональная лексика, которая отражает особенности восприятия, видения мира рабочими и другими специалистами, а также значимые для каждой профессии ценности чрезвычайно интересны. Вообще все то, что важно для человека труда, — это важно и для нас как предмет изучения.

— По сути, вы со своими помощниками попытались окунуться в «динамическую языковую среду», связанную с жизненной практикой?
— Это так. Устная профессиональная лексика тесно связана с обыденными представлениями, житейским и профессиональным опытом. И нам важно понять, как сочетается у человека профессиональное и жизненное, бытовое. В ходе нашей работы выявилось много любопытного и неожиданного. Например, обозначения одних и тех же, казалось бы, предметов и понятий на разных предприятиях могут различаться. Но как через эти наименования, единицы языка, употребляемые рабочими в общении между собой, внутри профессиональной среды, проявляются особенности их языковой личности? Это мы и пытались узнать. На одном заводе начальника уважительно называют «борода», «батька», а на другом — «агент Малдер», «командор», «дядя».

— Словарь — это тоже объект исследования. Кстати, в каком он сейчас виде?
— Есть пилотный вариант словаря, но он еще требует дополнений, исправлений и уточнений. Еще не вся картотека, которую мы собрали и продолжаем собирать, осмыслена и проверена. Ведь в работе над словарем принимало участие очень много людей. Кстати, Владимир Даль тоже работал не один, а с помощниками. Ему присылали материалы из разных губерний Российской империи. Невозможно одному человеку познакомиться с представителями самых разных профессий и собрать всю нужную информацию. Поэтому мы и обратились к нашим студентам, особенно работающим, с просьбой помочь в собирании материала. У нас есть заочники, которые трудятся на самых разных предприятиях. А интересовало нас все: типографии, заводы, фабрики, цеха по лепке пельменей, мастерские. Мы вооружили ребят специальным опросником для сбора устной профессиональной лексики. Сейчас огромный пласт первичного материала занесен в компьютер и насчитывает более трех тысяч единиц, что, поверьте, весьма существенно.

— В 2009 году вы получили грант на разработку оригинальной темы «Языковая личность уральского рабочего».
— Да, мы подали заявку на участие в региональном конкурсе Российского гуманитарного научного фонда и выиграли его. Благодаря этому гранту собрали и систематизировали наши материалы.

Понятно, что уральского рабочего: металлурга, сталевара, машиностроителя — никто, кроме нас, не опишет. А мы его здесь видим в разных ситуациях, на разных предприятиях.

Мечта маньяка

— Вы отметили, что устная профессиональная лексика на разных заводах может отличаться…
— Есть слова, общие для всех представителей профессий. Но встречаются и такие, которые используются только на конкретном предприятии и нигде больше.

Однажды в один цех поставили циркулярную пилу. Рабочие ее между собой тут же назвали «мечтой маньяка». Так и пошло... мечта и мечта.

В другом месте началось строительство нового цеха. Кто-то, глядя на отрытый котлован, запустил в обиход: «марсианская площадка». И всех, кто там работает, стали называть марсианами. «Где сварщик Иванов?» — «На Марсе!»

Вот такие обиходные слова и выражения всегда очень интересны.

— И что вы поняли из общения с рабочими?
— Знаете, в рабочей среде очень здоровая атмосфера. Конечно, сейчас бытует представление о рабочих, будто бы они чуть ли не все забулдыги, у которых требования ниже плинтуса. На самом деле предприятия наши работают, продукция выпускается, и создают материальные ценности настоящие труженики и мастера. Не всякий раз у нас находилось взаимопонимание с рабочими. Мы спрашивали, как у вас называют рабочих-передовиков, тех, которые опаздывают, прогуливают. Многие вдруг начинали обижаться: «У нас таких нет, у нас никто не опаздывает». В общем, смотрели на нас как на лазутчиков и шпионов, выведывающих секреты.

В ходе анализа материалов мы поняли, что рабочие — это здоровая, живая среда, откликающаяся на все, что происходит в мире и стране, в обществе, дающая свои оценки всем событиям.

— Вам открылись особенности взаимоотношений внутри мужского коллектива. Что для него характерно?
— Подтрунивание друг над другом. Не издевка, а смех, добрая шутка. Вот это у рабочих постоянно в ходу. И на ЧЭМК, и на тракторном, и на трубопрокатном заводе есть обозначения, которые содержат обязательно какую-то языковую игру. Что для них важно? Например, внимание к родственным отношениям (вспомните хотя бы известное «мама-папа» — о соединении электрического гнезда, «двойняшки» — у железнодорожников). Есть в языке рабочих и «теща» — 8-килограммовая кувалда, и «свекровка» — 15-килограммовая кувалда. Вот вам и оценка. Понимаю, что для мужской среды теща, может, даже важнее, это серьезное испытание. Но и мужчины понимают, что свекровь для их жены — еще тяжелее. Ясно, что мы имеем дело с метафорами. Вообще, у рабочих мы встретили много метафорических названий. Среди обозначений много единиц, которые являются устной формой какого-то официального термина (двухванка — двухванная плавильная печь, нержавейка — нержавеющая сталь). Но раз мы занимаемся языковой личностью, то прежде всего пытались установить, какие мотивы, установки, ценности проявляются в языке. С одной стороны, мы обнаружили переосмысленные обозначения родственных отношений, природных явлений (волна, сквозняк, бухта), названия животных (козел, поросенок, лягушка, бабочка, пиявка), различных предметов (чемодан, галстук, штаны, юбка, рукав). С другой — положительную оценку всего механизированного и автоматизированного. Не случайно возникают такие названия человеческих свойств и качеств, как: «шевели поршнями» — поторапливайся, «мотор барахлит» — сердце заболело, «котельная разламывается» — о голове. Элементы, связанные с их непосредственным практическим опытом, рабочие переносят в обыденную сферу. Думаю, что и дома многие используют слова и выражения, появившиеся в производственной сфере.

За словом — личность

— Если коротко подытожить, как можно описать личность уральского рабочего?
— Прежде всего это люди, которых отличает здоровое начало, живое отношение ко всему, юмор. Уважают физическую силу (рифленый лом весом в 15 кг весело называют «карандаш»), ценят терпение, смекалку, но критически относятся к пустословию, болтовне (о рабочих собраниях могут сказать «брехаловка», «толковище»), любят жизнь во всех ее проявлениях. Могут и за бутылочкой поговорить. Но рабочие решительно не переносят все умозрительное, вычурное, искусственное... Знаете ли вы, что у рабочих есть свои обряды посвящения? У сталеваров это обливание водой, на механических производствах могут дать метлу в руки — подмести цех. У электриков отправят искать «землю». У всех свои шутки, анекдоты, байки, которые мы изучаем. На кафедре уже написаны статьи, скажем, о языке фотографов, водителей. У них тоже свои отношения, приколы, розыгрыши внутри профес-сиональной среды, испытания и посвящения. Интересно, что рабочие относятся к своим механизмам и инструментам как к чему-то одушевленному. И называют их ласково, по именам — Маня, Машка. И чувствуют, понимают их…

— Елена Иосифовна, а сам термин «языковая личность» давно в научном обороте?
— У нас в стране одним из первых использовал этот термин преподаватель ЧелГУ Вячеслав Павлинович Тимофеев. В 1971 году была опубликована его монография «Личность и языковая среда». Там он писал: «Мы в долгу еще перед носителями языка. Мы изучаем тексты, но за ними плохо видим живого человека». Он-то первым и поставил эту проблему. Тимофеев был учеником академика Виктора Владимировича Виноградова. Образ автора начал рассматривать именно Виноградов. Но Тимофеев первым из языковедов использовал термин «личность». И только в 1984 году появляется докторская диссертация Г.И. Богина, где используется понятие «языковая личность» и дается ему определение. А в 1987-м выходит монография Юрия Николаевича Караулова «Русский язык и языковая личность». О В.П. Тимофееве почти никто не знает. Его книга вышла в Шадринске небольшим тиражом. В этом же году был издан его «Словарь диалектной личности». Считаю, что его незаслуженно забыли. А мы продолжаем дело, начатое Вячеславом Павлиновичем. В этом наша миссия.

Невозможно забыть и то, что один из основоположников нашего филологического факультета Александр Иванович Лазарев активно изучал рабочий фольклор, находя в нем культ мастерства, культ физической силы. Эту традицию мы и продолжаем. Как видите, с разных сторон подходим.
 
Фото Вячеслава НИКУЛИНА

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»