Меню

Валерий Востротин: возвращение домой

22.01.2014 08:40 5 (11717)
Легендарный боевой генерал-полковник действительно вернулся домой, на Южный Урал.

На получение народной премии «Светлое прошлое» Валерий Александрович не надел парадный мундир, увешанный орденами и медалями. Герой Советского Союза предпочел полевую форму с тельняшкой десантника. Но куда же денешь многозвездные генеральские погоды и красный огонек на груди — планочку с золотой звездой? А накануне корреспондент «Вечерки» успел побеседовать с ним.

Мамины пирожки

— Валерий Александрович, разрешите поздравить вас с премией «Светлое прошлое».
— Да, спасибо. Приятная неожиданность. Несмотря на то что наград у меня немало, это одна из дорогих, от земляков.

— Сегодня вы вернулись домой, на малую родину. И хотя военная судьба обычно заставляет кочевать, где сегодня ваш дом?
— Совсем недавно почувствовал себя москвичом. Живу в Москве с 1992 года, но только лет пять назад прилетел в Москву и почувствовал, что прилетел домой, а не на временное проживание. Но и связи с Южным Уралом никогда не обрывал. Мама у меня в Каслях. Она уже прислала пирожки. Я говорю: «Какие, мама, пирожки в театр драмы?» Вчера видел монолог Эрнста Неизвестного. Он сказал, что патриотизм бывает гастрономический, по запахам. Для меня это мамины пироги. Помню, в воскресенье просыпаешься в детстве от запаха. Мама стряпает блины, или пироги, или пельмени, знаменитые, самые лучшие в мире.

— Как же это вы из такой теплой домашней обстановки решили пойти на военную службу, да еще с детства?
— Вы знаете, сегодня, глядя с высоты уже прожитых лет, я думаю, было сложно для пацаненка отправиться в Суворовское училище. В родне вообще кадровых военных не было. Но поколение наших отцов вообще-то с фронта пришло. Отец особо про войну не рассказывал, хотя в 14 лет ушел добровольцем. Участвовал в боях на Восточном фронте, воевал против японцев. И только в 1959 году уволился. Гордость, что отец у меня фронтовик, наверное, меня подвигла выбрать профессию военного.

На самом деле Востротин в детстве подавал большие надежды отличной учебой. В Челябинске раз десять на школьных математических олимпиадах побеждал. Увлекался живописью. В краеведческом музее Каслей сегодня можно найти его картины, написанные достаточно мастеровито. То есть были направления, дороги, не обязательно ведущие на службу в армию. Нельзя забывать и то, что город Касли исторически живет в творческой атмосфере. И там была создана целая система кружков в школе, в Доме пионеров. Собирали таланты, чтобы направить в художественное литье.

— Где-то во втором классе, — признается Востротин, — я увидел в «Родной речи» картинку «Прибыл на каникулы». Помните, там дедушка и внук-суворовец на переднем плане. Она стала для меня последней каплей. Я написал письмо начальнику Суворовского училища. И что удивительно, он мне ответил. Я долго хранил это письмо, подписанное самим генералом Самаркиным. Мне выслали условия приема. И я сам себе составил программу подготовки. Занимался спортом, математикой. С английским слабовато было. На весь город была одна учительница английского языка. В школах учили немецкий.

В Суворовском училище был основной профиль — английский язык. Слава богу, там начали с нуля.

— Валерий Александрович, хочется вас порасспросить, как вы штурмовали дворец Амина в Афганистане. Но знаю, что это общее место. Скажите, что вам помогло пройти такой удивительный путь — от суворовца до генерал-полковника?
— Думаю, отец. Он никогда не кричал, не был коммунистом. Настоящий россиянин, токарь, столяр, очень патриотичный человек. Он не имел высшего образования, но очень много читал. У него библиотека была. Помню, моя первая книга — «Живые и мертвые». Потом я у него достал «Декамерон» из-под подушки. Но «Живые и мертвые» произвели на меня большое впечатление, хотя любил приключенческую литературу. А потом, работала вся система военного воспитания. Сегодня я занимаюсь подготовкой молодежи к службе в Вооруженных силах и в системе МЧС, где создаем кадетские корпуса.

Беречь солдата — забытая заповедь?

— Вы сами не паркетный офицер, не раз были ранены. Скажите, почему наши военачальники не берегут солдат, в каких бы войнах ни участвовала Россия?
— Вы задали вопрос тому, кому надо. Это, к сожалению, традиционно сложилось, если говорить о наших маршалах. Мы же изучали историю военного искусства. Практически только китайцы и корейцы еще меньше жалели солдата. Приведу яркий пример. 1981 год. Я командую десантным батальоном. Известный генерал Аушев тогда командовал мотострелковым батальоном. Нам поставили задачу двумя батальонами взять один кишлак. У нас не получается. А не получается, потому что жалеем людей. И приехал генерал-полковник, фронтовик. Не буду называть его, он уже давно умер. А тогда он вызвал нас к себе на командный пункт: «Товарищи капитаны, мы Кенигсберг взяли за ночь, а вы кишлак не можете взять!» А ведь там 120 тысяч бойцов положили за одну ночь. К сожалению, в начале войны в Афганистане было много потерь. Я был там в первые три года и последние два. Тенденцию смогли переломить, когда пришли молодые командующие, такие как Громов, Ермаков. Принято было ставить задачу по рубежам и времени. Громов не ставил задачу по времени. Полкилометра в сутки, но никого не потерять. Но, к сожалению, началась чеченская кампания. И мы весь опыт забыли. Я там был уже в должности замминистра МЧС. С болью в сердце наблюдал, как события развивались. И без вести пропавших было много. Удивительная война была, на которую приезжали матери, в том числе наши, челябинские. Они ко мне лично приезжали, человек десять, искали своих пропавших сыновей. Переходили условную линию фронта. То ко мне, то к командиру полка, то к бандитам на ту сторону. Вот так челноком барражировали — искали своих детей. Позор для нас. Сейчас министр обороны Шойгу, думаю, в правильном направлении воспитывает офицеров. Должна быть в головах командиров с курсантских времен заповедь — беречь людей.

— Валерий Александрович, вы снимались в фильме «Черная акула». Не натолкнуло ли это вас написать мемуары? Ведь вам есть о чем рассказать.
— Пишу стихи. А писать романы не собирался и не собираюсь. Для этого нужно что-то дать новое. А пересказывать, собирать цитаты — это неправильно.

Была попытка написать книгу от моего имени и про меня. Это длинная история. Но я на корню, почти в готовом варианте остановил этот проект как раз по этим соображениям. Заблокировал в Интернете 16 глав. Они ничего не дают.

— А как вы отмечаете День десантника?
— Как отмечаю День десантника? Вы сегодня видели по ТВ Крещение? Командующий ВДВ нырял в прорубь. Перекрестился за Отца, Сына и Святого Духа и за ВДВ. Я как все — ныряю в фонтан.
 
Фото Наиля ФАТТАХОВА

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»