Меню

Гонконг. Другая реальность на краю земли

10.01.2014 10:51 2 (11714)
Хорошо, что я не прилетела в Гонконг зимой. Зимой здесь прохладно. Говорят, иногда до плюс 15 температура опускается. Все-таки не совсем тропики. Скорее ближе к субтропикам. И наверное, зимой зябко орангутану, который обитает в просторной вольере с качелями, водопадом и каменным гротом прямо в центре этого то ли города, то ли мини-государства. И огромные черепахи, неспешно живущие по соседству с ним, должно быть, больше времени сейчас проводят под специальными лампами. Греются. Но мне повезло. Я прилетела на архипелаг поздней осенью. Самое благодатное время для путешествий в эти края. Закончился сезон штормов, дует свежий ветер, и нет изнуряющей жары — максимальная температура 28 градусов тепла. Да и вообще повезло, что вдруг... и в Гонконг!

Так думала я, когда автобус вез меня среди тропической ночной черноты через море по длинному однопролетному вантовому мосту (как пояснил гид, длиннее которого теперь только новый мост во Владивостоке до острова Русский. Ура, мы победили!), а вокруг из тьмы, словно в сонной сказочной фантасмагории, выступали столбы огней и тянулись бесконечно в антрацитовое небо. Так что и края не увидишь. По самому высокому столбу бежала, именно бежала, мигая и переливаясь, снизу вверх какая-то огромная горящая надпись, адресованная, кажется, самому Создателю. Я с трудом оторвалась от окна и перевела зачарованный взгляд на сопровождающего.

— Международный торговый центр. 118 этажей. Почти пятьсот метров высоты, лифты скоростные, — буднично пояснил он.

Как? Полкилометра вверх? На лифте?! Привычное к российским реалиям воображение тут же нарисовало картинку, обыкновенную для наших десятиэтажек: лифт не работает. Но, видимо, для англо-китайского мегаполиса проблема сломанных лифтов была не актуальна. А потому нас без всякого сомнения поселили в гостиницу-небоскреб. Правда, по меркам Гонконга небольшой. Даже и не небоскреб вовсе, а так, ерунда! Всего-то 35 этажей. Но мне хватило, когда я утром раздернула шторы, закрывающие стеклянную стену от пола до потолка. Даже и не знаю, как правильно словами передать это ощущение. Ты словно зависаешь на горной круче. Вокруг теснятся такие же разноцветные рукотворные горы — выше и еще выше, а внизу тесное ущелье, по которому передвигаются люди-муравьи и машины-жучки. Причем узкие горы-дома, в свою очередь, наперегонки карабкаются на зеленую верхотуру природных вершин и тонут там в буйной тропической растительности. Собственно, рельеф местности и определил застройку Гонконга. Мегаполис расположен на архипелаге, — другими словами, на нескольких островах, к тому же покрытых довольно крутыми склонами. Расширяться тут некуда. Расти можно только вверх. Что город успешно и осуществляет, опередив по количеству и высоте небоскребов Нью-Йорк и Сингапур. Кажется, что здесь постоянно идет некое гигантское соревнование между человеком и тропической природой. Зелень пытается затянуть все вокруг, но человек выдирается из цветущих и благоухающих объятий и упрямо карабкается наверх, к солнцу. В конце концов побеждает дружба. Каждый свободный кусочек земли отдан растениям. Отсюда родится невероятное зрелище, когда узкие и высокие карандаши домов тесно, один к одному, вырастают прямо из зеленой кружевной пены баньянов, пальм, бамбука и прочих тропических диковин. Приятно ли жить в таких условиях? Трудно сказать... Надо бы пожить... Все определяется эмпирически.

Позднее, гуляя по Гонконгу, я не встретила на своем пути ни одной старой лачуги. Думаю, их и нет вовсе. Там, где земля на вес золота, оставлять такие строения — непозволительная роскошь. Есть, конечно, старые дома, но они тоже многоэтажные, просто скромней, обшарпанней, что ли, и не так сверкают, как современные небоскребы. Имеется в центре главного острова немного исторических построек в колониальном стиле, сохранившихся со времен английского протектората. Помимо этого англичане за сто лет своего господства оставили в наследство Гонконгу европейское кладбище, двухэтажные автобусы и левостороннее движение. Когда вы сидите на втором, открытом, этаже городского автобуса и он начинает, двигаясь по левому краю дороги, справа обгонять идущий впереди транспорт, то можно испытать ряд интересных ощущений. Да, и еще английские покровители построили в китайском городе, так сказать, капитализм в чистом виде. Все отдано в руки частной инициативе, вмешательство государства в экономику минимально и затрагивает только решение общегородских проблем. К чести официального Китая, он, вернув себе назад такой лакомый экономический кусок, ничего не стал тут преобразовывать и менять. Подошли к решению проблемы весьма прагматично — оставили все как есть. И то верно, зачем резать курицу, несущую золотые яйца? Бюджет города весьма велик, и польза в виде налогов от него всей стране получается приличная. При этом сам Гонконг ничего не производит. Промышленности нет вообще! Зона свободной торговли и свободного перемещения капитала. Благоприятная деловая среда, минимальные налоги, финансовый центр Юго-Восточной Азии и всего мира. И прочее и прочее... Выходит, при умном ведении дел можно хорошо устроиться и без промышленности. В первый момент даже трудно представить, что в таком мегаполисе может быть чистый воздух, ведь в голове постоянно вертится затасканное выражение «каменные джунгли». Но воздух, действительно, довольно чистый. Даже транспорта не так много. Об этом как раз позаботились городские власти. Личные машины здесь иметь дорого и хлопотно. Но чтобы не ограничивать свободу передвижения граждан, в Гонконге создали сеть дешевых и предельно честных такси (только по счетчику, никаких «на чай»), построено удобное разветвленное метро, а также существует особый вид транспорта — эскалатор. Город от моря забирается круто вверх. Для облегчения подъема и спуска прямо от причалов устроена крытая система движущихся тротуаров длиной в несколько километров практически через всю центральную часть Гонконга под названием «Сохо» с выходами на боковые улицы. Эти дорожки постепенно поднимают людей на высоту 150 метров. Рано утром они работают на спуск — понятно, сверху, из жилой зоны, все едут в свои офисы, — а потом только на подъем. Спуститься в это время можно своими ногами по боковым лестницам. Очень удобно! Кстати, этот эскалатор бесплатный. Так же как музеи и зоопарки. И туалеты. А что вы улыбаетесь? Между прочим, весьма гуманно, учитывая тот факт, что в Гонконге не имеют хождения американские доллары и евро. К оплате принимается только свой, гонконгский доллар. А теперь представьте, что турист не успел еще валюту поменять. То-то! Да, забыла, есть еще фуникулер, построенный более ста лет назад, при англичанах, но это скорее туристический объект, нежели транспортное средство. Старинные вагончики, двигаясь под углом в 45 градусов, поднимают людей на пик Виктория — самую высокую точку Гонконга. Я много чего успела повидать в своей жизни, кажется, уж ничему не удивлюсь, но всегда найдется местечко, где замрешь, распахнув глаза и раскрыв рот, изумляясь величию природы и человека. Именно так и случилось на смотровой площадке пика. Мы просто стояли молча, потом я случайно встретилась глазами с каким-то парнем, и он восторженно выдохнул по-английски: «Вандефул!!» Я только согласно кивнула, слов не было.

Имя английской королевы Виктории носит не только самая высокая гора, но и удобная бухта. Закрытые от штормов заливчики Южно-Китайского моря издавна были облюбованы рыбаками, военным и торговым людом, а также лихими моряками всех мастей. Сегодня морские путешествия вокруг островов — еще одна изюминка Гонконга. В бухте Абердин покачиваются на волнах лодки, построенные по старинным чертежам. Тут прямо на воде живут современные представители народности танка, что как раз и переводится — «живущие на воде». Не то чтобы у них не было другого жилья или же денег — правительство построило для них специальные многоэтажки, а их лодки зачастую оснащены дорогими моторами, — просто эти люди любят такой образ жизни. Наверное, когда живешь не как все, отвергая привычные правила, ярче чувствуешь вкус свободы. Кроме того, жизнь в лодках — неплохой бизнес. Путешественники с удовольствием совершают морские вояжи на джонках и сампанах, разглядывая нехитрый быт «живущих на воде». Я тоже прокатилась. Удивительное зрелище! В бухте теснятся старые суденышки, а по берегам столпились небоскребы. Словно пришельцы-великаны из космоса изучают неведомую им примитивную жизнь.

В Гонконге вообще прошлое и будущее, Восток и Запад, Азия и Европа, словно разноцветные стеклышки в калейдоскопе, складываются в необычный и притягательный узор. При возведении небоскребов в качестве строительных лесов используют бамбуковые жерди, которые просто-напросто связывают какими-то полиэтиленовыми веревочками. На главных улицах расположены огромные магазины самых известных фирм. Нас уверяют, что Гонконг — город без контрафакта. Шопинг здесь отменный! А в боковых переулках притулились скромные открытые прилавки, где торгуют привычным барахлом. Но что хорошо — не вяжутся к покупателю, не пристают назойливо. Смотри, выбирай, прикидывай. Ройся в корзинках сколько душе угодно. Возле офисных зданий озабоченно снуют одетые безупречно, по-деловому клерки, на ходу заглядывая в свои гаджеты, а в парке, как и сто лет назад, гуляют европейские малыши в сопровождении нянь-филиппинок. И люди здесь живут разные. В основном, конечно, китайцы. Побогаче, победнее... Количество англичан значительно сократилось после ухода Англии из Гонконга, но и они все же есть. И свои гастарбайтеры имеются. Это приезжие из бедных стран Юго-Восточной Азии — вьетнамцы, камбоджийцы, филиппинцы. Народу много всякого, но на улицах нет толкотни и сопровождающей ее озлобленности, а если обратишься с вопросом, то тебе непременно постараются помочь. Одно плохо — английский язык здесь особый. Видимо, он, смешавшись с китайским, стал труднопонимаемым диалектом. Во всяком случае, когда я пыталась говорить по-английски, меня мало кто понимал. Так же как я не понимала гонконгский английский. Нередко после безуспешных попыток наладить диалог мне задавали вопрос, который я кое-как разбирала и который ставил меня в тупик: «Ду ю спик инглиш?» Ну что тут можно ответить?! И еще: нам сказали, что преступность в Гонконге практически равна нулю. Можно спокойно гулять в любое время суток. Очень мощная и профессиональная полиция! Одна из самых подготовленных в мире. Между прочим, 15 процентов личного состава — женщины. Я по ночным улицам не гуляла. Путешествие на лазерное шоу не в счет. Это представление для туристов здесь устраивают каждый вечер. Честно говоря, меня не впечатлило, хотя один раз посмотреть занятно. С наступлением темноты ровно в восемь вечера с крыш самых высоких небоскребов утыкаются в небо узкие разноцветные лазерные лучи и начинают шарить там, словно ищут вражеские самолеты. А потом, разогревшись, принимаются танцевать под музыку, вырисовывая на противоположных зданиях затейливые узоры. Представление короткое. Уже через полтора часа я была в отеле. Но для такого города это еще не ночь. Так что насчет безопасности не знаю, не проверяла. Знаю только, что и днем гонконгские улицы не располагают к неторопливым променадам. Небоскребы не настраивают на философский неспешный лад. Их глыбы рождают напряжение. А потому в мегаполисе созданы уголки релаксации. Такие своеобразные зеленые островки посреди урбанистической архитектуры. Там удивительным образом затухают все звуки города, только журчат фонтаны и кричат экзотические птицы, очень звонко и смело, как в настоящем тропическом лесу. Вход в эти парки свободный, в том числе и в зоосад-дендрарий. Именно здесь впервые в жизни я и увидела орангутана. И розовых фламинго. И огромных черепах. А еще в разных уголках зоосада стоят тренажеры и аллеи с утра заполнены пожилыми китайцами. Они бегают трусцой, занимаются гимнастикой или просто медитируют. Кругом идеальная чистота и красота. В клетках и вольерах — тоже. Ландшафтные дизайнеры постарались. Если не поднимать голову вверх, то кажется — ты в настоящих джунглях. Но стоит бросить взгляд выше цветочных зарослей, как снова видишь вокруг парка все тех же космических великанов, напряженно и с интересом рассматривающих неведомую мелкую жизнь у них под ногами.

Но не надо думать, что на архипелаге негде отдохнуть со вкусом. Вокруг делового Гонконга находится много пляжей с благоустроенными отелями, ресторанчиками, развлекательными центрами — короче, со всей атрибутикой беззаботной веселой жизни. Мы прокатились по довольно крутому дорожному серпантину в сторону такого места — пляжа с типично европейским названием «Стэнли». Невероятно живописный берег пустовал: по гонконгским стандартам день выдался холодноватый, всего 25 градусов. Кстати, температура воды тоже была такой же. Пляжи ухоженные, идеально чистые. Всюду заметные объявления, что с животными вход запрещен. Купальщиков мало, но прибрежные ресторанчики полны народу: туристический сезон в разгаре. Отдыхающие неспешно прогуливаются по улочкам бывшей деревни, а ныне курортного городка, похожего на все курортные городки мира. На местном базаре прицениваются к экзотическим фруктам, трогают мягкие шелковые шарфы, покупают сувениры. Между прочим, именно тут, в Стэнли, я первый раз увидела многоэтажный дом с огромной квадратной дырой посередине. Потом видела такие же еще и еще. Это дверь для дракона. Иными словами, фэншуй в действии. Дело в том, что драконы селятся, как правило, на горе. Но любят спускаться к морю. Может быть, им нравится подсоленное питье? И если построить дом вдоль моря, но поперек горы, то дракону будет неудобно пробираться к воде. Он может рассердиться и в сердцах навредить жителям. Чтобы этого не случилось, и организуют для него сквозную внушительную дырку прямо в стене. Дыра для дракона в стене небоскреба. Будущее в обрамлении многовековых традиций. В этом весь Гонконг! Неожиданный, противоречивый и великолепный! Город мира на краю земли, который мне посчастливилось увидеть и в котором я хотела бы оказаться снова. И как знать...

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»