Меню

Фантастика рядом

20.12.2013 11:50 99 (11710)
Челябинский писатель-фантаст Павел Корнев рассказывает о работе над своими книгами.

Тяжело писать, а уж тем более брать интервью у одного из любимых писателей, ведь хочется весь текст свести к потоку хвалебных слов. Правда, в данном случае все эти слова будут совершенно справедливыми: челябинский автор фэнтези и фантастических произведений Павел Корнев — один из лучших в своем деле.

Первый роман Павла, под названием «Лед», из цикла «Приграничье» (серия книг о нескольких поселениях из нашего мира, попавших в мир вечной зимы) был выпущен в январе 2006 года в издательстве «Альфа Книга», и в сентябре 2006 года эта книга была удостоена премии «Меч без имени», одной из самых весомых в российской фантастике, а общий тираж первой книги перевалил за 62 тысячи экземпляров — согласитесь, неплохой результат.

— Добрый день, Павел. Скажите, почему именно фантастика и фэнтези? Практически в половине ваших книг встречаются лихо закрученные детективные истории — вы могли бы писать и на эту тему.
— Наверное, я выбрал это направление, потому что детективы ближе к нашей реальности, никаких условностей там быть не может в принципе, и, когда автор начинает позволять себе какие-то вольности, читаешь и думаешь: ну что за ерунда? А фантастика позволяет более вольно в разные стороны «гулять». Ну и смешение разных жанров — широкое поле для полета фантазии в плане сюжета и различных деталей. Я сам раньше в основном читал два жанра — собственно фантастику и детективы, ну вот так и получилось.

— Когда вы начали писать и почему? Вы работали в экономической сфере, насколько я помню?
— Да, девять лет я проработал в банке, да и образование у меня экономическое. А писал изначально для собственного развлечения. Сначала рассказы, начинал — бросал, начинал — бросал, ничего серьезного, а потом на сайте «Самиздат» выложил несколько произведений, поучаствовал в конкурсах, начал книгу про Льда, она на тот момент уже два года у меня лежала. Выложил — людям понравилось, и я подумал: а почему бы не закончить книгу? Не было никакой высокой цели, просто для меня было важно получить законченное произведение. Сейчас, кстати, готовится новая редакция этой первой книги — никаких значительных изменений, но текст станет более читабельным.

— А что насчет издания книг за пределами России?
— Первая тетралогия цикла «Приграничье» была переведена на польский язык и выпущена издательством Fabryka Slow в период с 2008 по 2012 год, но сейчас, к сожалению, это издательство переключилось на новеллизации компьютерных игр и как-то наше сотрудничество с ними поутихло. Вообще, была определенная популярность у этих книг, в частности, Россия ведь там ассоциируется с морозами, а тетралогия о Льде — как раз об этом.

— Ваши герои всегда неоднозначны, и строго положительных не было еще ни разу. Тот же Лед, например, достаточно жесткий тип. Почему так, почему мы не «белые и пушистые»?
— У каждого из моих героев есть определенная черта, за которую он не переступит ни при каких обстоятельствах, какими бы «жесткими» они ни были, пусть это и не всегда очевидно читателям. Почему не строго положительные? Скучно — это раз, да и действия вымышленных персонажей либо вызывают одобрение, либо отторжение, так что каждый решает для себя сам, что хорошо, а что плохо.

— Павел, сейчас стало популярным выпускать книги в электронном варианте. Что вы можете сказать об этой тенденции? Стоит ли нам ждать, что скоро бумажные книги станут раритетами?
— Насколько я сам промониторил, неким трендом стало не выпускать, а читать книги в электронном варианте: смартфоны, планшеты и читалки неслабо поспособствовали этому. А еще одним трендом продолжает являться не платить за электронные версии книг. Три — пять процентов читателей реально покупают книги, а остальные просто скачивают из Интернета, ну и за счет этого электронка доходов пока не приносит.

— То есть это просто дополнительные читатели?
— Не только, это еще и развитие рынка, все равно к этому придем. Сейчас есть несколько организаций, которые занимаются, так скажем, «узакониванием» электронной литературы. Одна из таких организаций судится с пиратами, и делает это достаточно успешно — это люди, связанные с «Литрес» (один из крупнейших интернет-магазинов для продажи электронных версий книг). Да и в любом случае рано или поздно рынок устаканится, и, если смотреть сейчас на Запад, где более цивилизованная ситуация складывается, — там электронка по популярности догоняет печатные издания.

— А место жительства — наш суровый Челябинск — наверняка как-то повлияло на ваши произведения?
— Конечно, в первых книгах в особенности, да и во многих других произведениях тоже. Точно могу сказать: где встречаются урбанистические пейзажи — это Челябинск повлиял и от этого уже трудно отойти. Мне иногда говорят, что некоторые моменты очень схожи в разных книгах, — это наш любимый город виноват (смеется).

— Многие писатели сейчас работают в соавторстве, тот же Ник Перумов или Алексей Пехов. У вас есть подобные планы?
— Были разговоры, но дальше них дело не пошло. Пока выступаю сольно, ведь приоритет сейчас для меня — закончить уже начатые серии.

— Кстати, о начатых сериях: сколько времени уходит на подготовку книги — от возникновения идеи и до начала работы?
— Трудно сказать. В одном случае идея годами может лежать. Что-то в голове появилось, я записал и потом могу к этому вернуться — но черт знает когда. Так, например, собирался сюжет первых двух книг о Себастьяне Марте (серия «Экзорцист». — Авт.). Там просто было множество персонажей, по всем — своя идея, но, если начинать книгу, чего-то не хватало, и в итоге через некоторое время я все объединил. Самые старые наброски были пятилетней давности. А бывает и наоборот: идея появляется, и просто хочется это написать, ты горишь и работаешь — практически за месяц-два все готово. Ну а с начала работы до момента сдачи в издательство проходит где-то полгода.

— Считаете ли вы свои книги лишь развлекательным чтением или пытаетесь привнести в них какой-либо воспитательный элемент?
— Думаю, что и в развлекательной литературе вполне может содержаться второе дно. Другое дело, замечает ли его читатель и насколько это интересно ему. Если замечает и интересно — это большой плюс. А вот к пропаганде и навязыванию автором своей точки зрения я как читатель отношусь крайне негативно. Так что это скорее вопрос к моим читателям.

— Я вот не считаю, что, когда автор стреляет по три-четыре книги в год, это хорошо. Не идет на пользу автору это, как вы считаете?
— Ну, все пишут по-разному, кто-то — медленно, кто-то — быстро. Даже мне иной раз говорят, что я «пулемет». И хотя на самом деле я пишу в день гораздо больше некоторых других авторов, в частности того же Пехова, но у него вычитка текста по завершении работы занимает гораздо меньше времени, потому что он изначально более ровно пишет. Я так не могу, мне надо сначала закончить весь текст, а потом уже приводить его в порядок. За два месяца я написал «Чистильщика» и еще столько же, даже чуть больше, его переписывал и редактировал, и от первоначального текста осталось процентов 60. Не в плане сюжета, конечно, а каких-то моментов, диалогов, описаний и прочего.

— Расскажите, как работа над обложками идет? Вы говорите художнику, что рисовать, или наоборот? Помнится, иллюстрация к последней вашей книге вызвала бурное обсуждение у читателей…
— Да, с последней обложкой сложилась странная ситуация. Это все потому, что рабочие графики с художником Олегом Юдиным у нас не совпали: сначала он в отпуск уехал, потом я, и в итоге мы как-то не состыковались, а ведь у каждого человека в голове свои мысли. В итоге получилось немного не то, чего я ожидал. А вообще, все зависит от художника и от того, как он работает с автором. Вот тот же Юдин, например, читает мои книги — так что он точно знает, что нужно изобразить и как. А некоторые авторы, наоборот, говорят: «Зачем ты будешь читать? Вот тебе текст, отрывок, по нему и рисуй». Иногда бывает и такое, что художник советуется с автором, когда у того или другого есть сомнения по поводу иллюстраций. Я всегда оставляю решение за ним, в конце концов, кто из нас рисовать умеет?

— Что насчет работы над персонажами? Часто ли вы используете реальных людей для прототипов своих героев?
— Знакомых лиц в моих книгах вы вряд ли увидите, буквально один-два человека есть, с которых я списал героев, а остальные — определенные типажи, которые в голове живут.

— У вас как у автора есть отличная практика: начало ваших произведений всегда появляется на ваших страницах в Интернете. Многие авторы так не делают. Почему?
— Опять же, каждый работает по-своему. Раньше я выкладывал черновой текст, когда книга еще не была готова, получал отзывы, что-то правил, а сейчас так не могу. Иногда это сугубо технические причины: в последней книге я разбил первую часть на две и много чего там переделал, когда произведение фактически было готово. Кто-то считает, что это не нужно, а мне кажется, что это нормально: человек может ознакомиться с текстом, составить мнение, понять, нравится ему или нет.

— А чем вы еще занимаетесь кроме написания книг, в плане хобби?
— На хобби не то чтобы много времени, но меня привлекает холодное оружие. Раньше это сильнее выражалось, а сейчас я уже купил все, что нужно. Ну почти, кроме одной вещи, которая все равно будет лежать в сейфе рано или поздно.

— Понятно, что о планах любой писатель не сильно стремится рассказывать, но все же чего нам ждать в ближайшем будущем?
— Главный мой план сейчас — до Нового года сдать четвертую книгу из цикла «Экзорцист», потому что у меня горят уже все сроки, как-то я затянул их, на месяц, наверное, уже, и очень сильно хочется в этом году все завершить, чтобы с чистой совестью продолжить работу потом. У нас с издательством просто есть определенная договоренность — две книги в год, и в рамках этого я уже варьируюсь. Но вот сейчас я уже чувствую, что надо сдавать текст, потому что и новые идеи имеются.

— Новые жанры — что насчет их, не хотите попробовать себя в чем-то новом?
— В принципе последняя моя книга — «Дивизионный комиссар» — написана в постиндустриальном стиле, есть мысли о стимпанке, по крайней мере рассказ точно будет. Еще рассказ в жанре зомби-апокалипсиса выходит в начале следующего года в сборнике. Задумок гора на самом деле, но я решил сначала закрыть все циклы, а потом уже смотреть, что делать дальше.

— Кстати, о завершении циклов: когда заканчивается серия, что вы чувствуете? Расстраиваетесь, если расстаетесь со своими героями, или наоборот?
— Сложный вопрос: я ведь не закончил пока ни одной серии (смеется). Знаете, думал, что про Льда я сказал все, что можно. Сначала вообще одна книга планировалась, но уже в процессе я понял, что одним томом дело не ограничится, а потом понеслось: одно за другое зацепилось, ну и вот как-то так получилось, что там и про Апостола две книги, и потом еще одна про Льда — снова. Даже сейчас я говорю, что четвертой книгой об экзорцисте завершу серию, — не знаю — не знаю, что из этого выйдет.

Творчество Павла пользуется завидной популярностью у читателей: общий тираж его произведений давно перешагнул полмиллиона проданных книг, а в данный момент международной сетью городских игр Encounter проводится конкурс-фотоохота, заданиями в котором станут цитаты, герои и образы литературного цикла «Приграничье».

Радует, что в нашем городе есть такие талантливые люди. Хочется пожелать Павлу дальнейших успехов, творческого роста над собой и много новых хороших книг. Впрочем, в последнем сомневаться точно не стоит: автор продолжает регулярно радовать нас интересными произведениями, и мы надеемся, что впредь так и будет!

Фото Наиля ФАТТАХОВА.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»