Меню

*****

Любовная тоска на фоне апокалипсиса

20.11.2013 11:39 90 (11701)
Классические страсти на современный лад.

Он любит ее, она любит его. Он — сын президента, она — дочь простого музыканта. Чтобы заставить сына отказаться от возлюбленной, президент заставляет девушку написать любовное письмо другому, в противном случае ее родители умрут. Письмо написано, подброшено, молодой человек в порыве ревности подсыпает яд своей возлюбленной и пьет с ней из одного бокала. В финале правда выплывает наружу, но поздно — все умерли.

Нынешней осенью челябинские театры вдруг наперебой заговорили о любви: «Ромео и Джульетта», то бишь «Шексперименты» в оперном, «Последняя любовь» и «Конец Казановы» в драме, «Письма Печорину» в молодежном. Теперь в обойму попал и Камерный с премьерой «Коварство и любовь». Плюс на горизонте зримо маячит «Цыганочка» (наследница «Алеко») и отдаленно — «Безымянная звезда». Любовной волной накрыло город.

Впрочем, досужие театралы заявляют, что, в принципе, любая пьеса о любви. И это действительно так. Изрядно покопавшись, даже в «Кастинге» Пресняковых можно выудить любовную линию (что, кстати, и пытались сделать как могли в молодежном театре). Вот только не всегда любовная история стоит на первом плане, да и не всегда это любовь в высоком понимании, но в этот раз все театры, будто сговорившись, дали высокому чувству зеленый свет. Отчего? Возможно, утомившись от философствований, запутавшись в перипетиях современной драмы и наворотах современной же режиссуры, одуревши от «богатства» современного русского языка, захотелось глотка чистого и свежего чувства. Ну а зритель, в свою очередь уставший от ежедневных тягостных проблем и липких товарно-денежных отношений, тот и вовсе рад. Любовь — тема на все времена.

Договориться с автором

В Камерном театре это уже не первое обращение к мещанской драме Шиллера.

— В свое время Фердинанда должен был играть Олег Хапов, — рассказала режиссер-постанов-щик Виктория Мещанинова. — Была пара попыток, но каждый раз судьба отводила. И вот теперь наконец совпали все составляющие: время, Шиллер и труппа.

Для режиссера выбор такого автора, как Шиллер, принципиален:

— Когда в стране сгущаются тучи, ожидается приход реакции, тут же Шиллер становится актуальным. Шиллер — певец свободы, как бы высокопарно это ни звучало. Вопросы свободы личности для него чрезвычайно важны. А «Коварство и любовь» как раз история несвободы. Естественные человеческие чувства, в первую очередь любовь, оказываются несовместимы с пространством жизни, — объясняет Виктория Николаевна.

В Камерном театре решили приблизить историю к сегодняшнему зрителю, исходили из здравого смысла: редкий театрал добросовестно высидит все пять актов. Поэтому пьесу прилично сократили. Поскольку сам автор называл «Коварство и любовь» бюргерской драмой, то и текст написал прозаический. Однако язык за два с лишним столетия претерпел заметные трансформации.

— Это была, пожалуй, главная проблема — сложность в освоении текстовых конструкций. Актерам нужно освоить тот язык, которым сейчас не разговаривают. Поначалу было ощущение, что Шиллер сопротивляется, но потом он как-то смирился и согласился с нами. Но могу сказать, что мы получили наслаждение от работы с текстами, они настоящие, глубокие, смысловые.
 
 

Машина времени вхолостую

На сцене своды, арки, заложенные кирпичом. Они трансформируются то в двери старинного замка, то изображают вход в ангар, иногда в них открывается небольшое отверстие — вход в каморку музыканта Миллера. Большой старый диван, стол, заваленный бумагами, швейная машинка, на стене радиола, из которой слышатся немецкие марши. Луиза в приталенном платье с пышной юбкой и Фердинанд в темно-серой пилотке и военной форме — время обозначено: канун Второй мировой войны. Художник не вешает на героя свастику, зачем? Ситуация узнаваема.

Искушения поиграть в машину времени не избежали ни Виктюк, ни Чусова, ни Додин. Идея понятна: такая история могла произойти в любое время, в любой стране. Однако челябинская версия имеет конкретную «ориентировку», наверняка неслучайно.

— Это время, когда не смысл, а страх определяет бытие и поступки человека, — комментирует режиссер. По замыслу авторов, страх должен был усилить накал страстей, вывести мещанскую (по Шиллеру) драму на уровень трагедии. История на удивление логично вписалась в новые временные рамки, однако экстремальные обстоятельства ничуть не изменили ни ход событий, ни градус эмоций, оставшись лишь внешним антуражем. Увы, одного лишь намека на те времена теперь недостаточно: через смену поколений историческая память ослабела. Страх, парализующий волю, да и самые мысли человека остались за кадром: матушка Луизы почти что хамит Вурму, первому жениху, а отец пытается ее остановить исключительно по причине хорошего воспитания, а не смертельной опасности. Возникающие из-за дивана, как чертики из подполья, разные личности, вероятно, намек на всевидящее и бдящее государственное око. Прием сам по себе интересный, однако воспринимается персонажами, а вслед за ними и публикой не как некая неожиданность, тем более опасность, а как нечто вполне обычное. Прием ради приема. Увы, заявленное время никак не обыгрывается и в действие ничего не привносит.

Не заблудиться в потемках

Удивило распределение ролей. Президента Вальтера играет молодой актер Петр Артемьев, впрочем, делает это достаточно убедительно. Кстати, с отрицательными, неоднозначными персонажами актер справляется с большим успехом, нежели с ролями лирических героев-любовников. Его Вальтер — истинное воплощение властолюбца: он не терпит возражений ни от кого, даже от собственного и единственного наследника, не остановится ни перед чем, дабы удержаться на вершинах власти. Но уж слишком он застегнут на все пуговицы, непроницаем и монохромен. Что для него смерть сына? Горе или досадное недоразумение? А последние слова «Он меня простил» — облегчение, исцеление от боли или торжество от все-таки достигнутого результата? Все-таки какие-то опознавательные маячки в потемках его души хотелось бы заметить.

В противоположность отцу Фердинанд — ходячая эмоция: кричит, что любит, кричит, что убьет, — юношеский максимализм. В первом случае от этого не радостно, во втором — не страшно. Спасает Луиза, она наивно, искренне верит Фердинанду, а зритель — ей. Поведение главного героя тоже лишено логики, что, впрочем, оправданно: страсти смешали все карты. Вроде как он любит Луизу, однако в порыве тех же страстей вдруг оказывается на ложе леди Мильфорд — случайность, беспринципность или отцовские гены? О причинах каждый догадывается как может, тем не менее образ благородного Фердинанда теряется в очертаниях. А яд в стакан для любимой? Весьма изощренное коварство для праведника. К тому же вся эта история с отравлением, в условиях благополучно разрешившейся ситуации, когда Мильфорд поспешно ретировалась, оставив поле боя за влюбленными, выглядит несколько надуманной.

Точки над «i»

Мильфорд, фаворитка герцога, столь же хороша, сколь и холодна. Она разыгрывает свой спектакль с безразличием ко всем и вся. Зачем ей этот мальчик Фердинанд? И почему она отказывается от него и сбегает «под занавес»? На циничную, коварную интригу не хватает мощи, интеллекта, силы воли. Больше похожа на капризную, взбалмошную барби, случайно приподнявшуюся над ложем босса секретаршу. А что там у старика Шиллера в книжке? Оказывается, Мильфорд тайно влюблена в Фердинанда, и судьба у нее была не сахар, а после встречи с Луизой она и вовсе кается, отказывается от власти, денег и уходит в монастырь. Как бывает полезно перечесть классику! Вот, правда, зритель этого абсолютно не обязан делать перед походом в театр — в таком случае пригодились бы субтитры.

В финале Фердинанд с телом возлюбленной замирает в потоке света под шелест голубиных крыльев. Любовь победила? «Он меня простил», — глаза президента сухи, мир не перевернулся, власть по-прежнему на коне. Коварство торжествует? Пока вопросов больше, чем ответов. Возможно, плотная работа с текстом первоисточника сместила авторские акценты — пострадали причинно-следственные связи. Наверное, не зря все-таки «Шиллер сопротивлялся».

Фото предоставлено театром.

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other