Меню

*****

«Сталинград» Федора Бондарчука

01.11.2013 13:16 85 (11696)
Хорош этот фильм или плох — пусть каждый решает сам; но для этого нужно как минимум на него пойти. Мне этот фильм понравился. Он, наверное, достоин быть выдвинутым на главную кинопремию — «Оскар», правда, с некоторыми оговорками и с учетом сегодняшних тенденций в кинематографе. Тем более что на фоне предыдущего фиаско с «Обитаемым островом» и откровенной конъюнктурщины — «9-й роты» — «Сталинград» возвышается просто исполином. К тому же, согласитесь, Россия — страна с таким богатым кинематографическим прошлым (одна только «Школа Станиславского» чего стоит) — просто не может не декларировать свое желание оставаться в стороне от каннских баталий…

Пролог фильма дает нам панораму японской трагедии двухлетней давности — разрушенной землетрясением и цунами Фукусимы. Общий план зритель видит как бы с летящего на небольшой высоте самолета… Дымящаяся в руинах АЭС, завалы из кирпича, железобетона, многочисленные, как после бомбежки, пожары, трупы людей в пластиковых пакетах, сложенные у обочин, машины пожарных и МЧС, стоны раненых…

Группа спасателей с помощью сверхчувствительных микрофонов обнаружила под завалами нескольких немецких детей, приехавших на Фукусиму на экскурсию. Дети заживо погребены, многие тяжело ранены. Один из спасателей дает детям рекомендации и в ожидании техники завязывает с ними диалог…

— Мне так не хватает моего папы! — говорит немецкая девочка-подросток из-под завала пожилому эмчеэсовцу, — мой папа умер пять лет назад. Он бы обязательно спас меня…

Спасатель велит девочке не разговаривать — у нее зажаты ноги плитой, к тому же объем кислорода в минимальном ограниченном пространстве стремительно уменьшается — и говорит ей:

— А у меня было пять пап, хотя ни одного из них я никогда не видел… — тут пролог кинодрамы завершается, и следующая мизансцена переносит зрителя в полыхающий Сталинград начала войны.

Город практически полностью захвачен немцами, наши отброшены на окраины, где по всему периметру идут ожесточенные бои. Немцы, увидев русских, подобравшихся ночью по Волге вплотную к их оборонительным позициям, решают взорвать весь стратегический запас горючего, обрушив тысячи тонн горящей солярки и бензина на русский десант… Серия мощных взрывов, бушующее пламя по гористым склонам адской магмой несется вниз… Большая часть наступающих погибает сразу, оставшиеся, с ног до головы объятые огнем, словно ужасные фантомы, прут на немцев, стреляя из ППШ…

Атака захлебывается кровью наших… Два лагеря — русского десанта, выбившего немцев из одной полуразрушенной «сталинки»-четырехэтажки, и гитлеровцев. Десантников всего шестеро, через минуту — на одного меньше: его пускают в расход свои, так как он совершил непростительную для войны глупость, решив ослушаться командира, приказавшего бойцам занять круговую оборону дома…

Любовь. Какой фильм о войне может обойти это самое главное в человеке чувство? В осажденном доме пятеро десантников натыкаются на единственного уцелевшего в нем живого человека: это юная хрупкая девушка (ей всего 18 лет), всех ее близких убили, и она решила остаться в родных стенах, несмотря ни на что. В доме нет ни одной неповрежденной стены, выбитые оконные рамы, каменное крошево, дым, смрад — убитых просто выкидывают из окон, и тут завязываются нежные ростки того, что делает душу бессмертной, а жизнь и смерть — оправданной…

Особую интригу придает фильму противостояние двух главных героев: русского командира десантников и немецкого капитана, такого же профессионала войны. Первый, оберегая русскую девушку-сироту, дерется с еще большей отвагой и изобретательностью, второй, пехотный капитан, не менее отважный, но по-волчьи коварный и вероломный, успевает между боями влюбиться в другую русскую девушку… Любит он и ее, и… не ее. Она, конечно, хороша, но главное ее достоинство и несчастье, что она — почти точная копия погибшей жены пехотного капитана. Его «любовь» выливается в банальное изнасилование несчастной. «Ты шлюха, — говорит «влюбленный», — ты сделала из меня зверя».

Пересказывать весь фильм, наверное, не имеет смысла. Скажу лишь, что этот фильм посмотреть стоит. При всех его достоинствах и недостатках в нем все-таки нет излишнего пафоса («За Родину, за Сталина!» и прочей совковой мишуры). Родина в фильме «Сталинград» — это две несчастные русские девушки, одинаково хлебнувшие лиха войны; Родина — это молодая еврейская женщина с ребенком, которых фриц поджигает из огнемета… это три десятка мирных жителей, стоящих в ожидании расстрела… это тот самый осажденный немцами дом на берегу Волги с горсткой наших десантников…

В некоторых рецензиях звучит, что фильм «ужасно скучен». Это вряд ли. Если, конечно, мы с рецензентами посмотрели не два разных «Сталинграда». Депутат Пожигайло назвал этот фильм вредительским и антироссийским. Ну а что еще ждать от депутата? До этого его высказывания о существовании г-на Пожигайло не знал никто — сейчас знает вся страна. Прославился.

Фильм очень динамичен. Есть, правда, ощущение участия в хорошей компьютерной игре (порой рука начинает машинально рыскать в поисках джойстика, чтобы помочь нашим); дальний план во всех мизансценах излишне засинен и вызывает ощущение театрального задника; накладные ресницы русской «шлюхи» в сочетании с чистыми, с укладкой — чувствуется хороший шампунь, — волосами (это в городе, где уже почти год нет воды), красивое, ухоженное тело манекенщицы (несомненны занятия фитнесом) просто дико диссонируют с общим фоном: невольно думаешь, что в соседнем павильоне снимали другой фильм, и девушка перепутала съемочные площадки; раздражает закадровый голос Бондарчука, поясняющий любое событие на экране: напрашивающаяся параллель с Ефимом Копеляном («Семнадцать мгновений весны»), увы, не в пользу Федора Сергеевича; еврейская женщина, на которую направляет ствол огнемета солдат вермахта, получает почему-то пулю от своего снайпера (по замыслу сценаристов — чтоб не мучилась); приказ немецкого капитана взорвать весь стратегический запас горючего для отражения одной из сотен атак русских… (а дальше чем воевать?) понадобился Бондарчуку для головокружительного фейерверка… Ну и далее, как говорится, по списку… Не Ростоцкий, конечно, и не Климов. Впрочем, их фильмы сейчас ни у кого бы даже в мыслях не было выдвигать на «Оскара». Сегодня буффонада в цене.

«Оскар»? А почему бы и не нет? Тем более что Никита Сергеевич похлопочет…

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other