Меню

1658. Челябинск. История до наших дней

18.10.2013 12:52 81 (11692)

В дореволюционной литературе сообщается о существовании Челябинского острога (1658 год) и Александровской слободы (1696 — 1700). Эти сведения документально не доказаны, но и не опровергнуты. Вполне возможно, что Челябинск заложен ранее общепринятой даты — 1736 год.

Тайна Челябинского острога

Челябинский острог, предположительно существовавший с 1658 года на месте современного мегаполиса, впервые упоминается в книге В.В. Зверинского «Оренбургская губерния. Список населенных мест по сведениям 1866 года»: «Город Челябинск, построенный в 1658 году, есть древнейший в Оренбургской губернии; он устроен для прикрытия слобод, поселенных на реке Исети».

Ту же дату называли и другие исследователи. М.И. Альбрут, также изучавший все имеющиеся в литературе сведения о Челябинском остроге, в своей неопубликованной книге «Челябинск» писал: «Многие исследователи не видели ничего невозможного и противоречащего ходу колонизации и возникновению здесь русского населенного пункта, даже в такой ранний период».

Многие исследователи оспаривали эту идею. Например, в работе «Библиографическая заметка о трудах по истории города Челябинска» (1927) Н.М. Чернавский писал: «Дата Зверинского, не пожелавшего считаться ни с Рычковым, ни с Жуковским и Орловым, не может быть принята, ибо она стоит в противоречии с постепенным и последовательным ходом колонизации так называемого Сибирского Зауралья...»

В пику Чернавскому Альбрут усматривал возможность появления острога в середине XVII века в малочисленности населения в долине реки Миасс, что, по мнению исследователя, облегчало продвижение в эти края казаков.

В то же время, полемизируя со Зверинским, Альбрут указывал, что достоверно известно очень мало населенных пунктов, которые возникли до 1658 года в низовьях реки Исеть: Далматовский монастырь (1644), Исетский (1650) и Катайский (1659) остроги.

Все они значительно удалены от места нахождения Челябинского острога.

Археологические раскопки в 1996 году в районе Челябинского театра оперы и балета, в ходе которых был обнаружен обширный раннехристианский некрополь с нательными крестами XVII — XVIII веков, указывали на возможность существования острога и Александровской слободы. Однако никаких новых сведений, кроме ранее опубликованных, обнародовано не было.

То есть вопрос остался открытым.

* * *

Зато доподлинно известно, что Челябинская крепость была построена, как и многие крупные селения на Руси, у переправы, да еще в «созвездии» нескольких старинных дорог. Именно перепутье позднее вывело Челябинск в число крупных городов России.

Одна из старинных торговых дорог — Степная, пересекая реку Миасс в урочищах Оло-Туп и Челеби, тянулась из Тобольска на Яик (Урал).

От урочищ прямо на юг проложили в глубокой древности дорогу Большая Сакма («сакма» означает «скотоперегонный путь») в Хиву и Бухару; из таежной глуши через Брод Калмакский на Исети (г. Екатеринбург) и урочище Челеби, мимо озера Аткуль и урочища Крутой Яр на Уе до озера Эбели пролегла Соляная дорога. По Большой Сакме передвигались не только торговые караваны. Калмыки, каракалпаки, киргизы шли грабить таежников и появившиеся русские слободки. Это происходило в 1629, 1633, 1638, 1647 годах. После стояния Орды в урочище Брод Калмакский на Тече в 1709 году жители Теченской слободы в урочище завели самую крупную деревню слободы, ныне село Бродокалмак.

Кроме того, между реками Исеть и Миасс несколькими ветками через горные перевалы с Алтая в Европу проложили Скифский путь. Южная ветка его проходила по реке Миасс.

И как известно, кто контролирует переправы, перекрестки дорог, тот хозяин земли. Челябинск в этом плане занимал выгодное положение.

* * *

Калмыцкий Брод стал крестным отцом Челябинской крепости.

С весны 1735 года по приказу руководителя экспедиции И.К. Кирилова по Зауралью прошли команды геодезистов в сопровождении местных жителей в поисках дорог и для составления карт местности. Наметили построить Верхояицкую пристань, до которой завозить провиант и прочие грузы и дальше сплавлять их на устье Ори, притока реки Яик (Урал), где летом 1735-го начались работы по строительству торгового города Оренбурга (ныне г. Орск). Базой снабжения стала Теченская слобода (ныне село Русская Теча) и деревня Бродокалмак; перевалочную базу — Верхнеяицкую пристань заложили в марте 1735 года.

12 апреля из Теченской слободы по Степной дороге вышел обоз в 70 подвод с грузом, необходимым гарнизону пристани, и прибыл благополучно 1 мая. 21 мая Кирилов доносил императрице: «В том пути за снежною погодою мешкали пять дней, затем в езде было тринадцать дней, останавливались в переправах речных и делали мосты. Другой обоз во ста подводах отпущен мая 6-го».

Позднее для Оренбурга отправили обоз в 1000 подвод через редкие летние башкирские коши в июле. После обоза осталась широкая черная полоса от тележных колес и помятой травы. Лояльные правительству башкиры обратились к Кирилову с просьбой не ездить через башкирские деревни, и глава экспедиции решил строить придорожные крепости «позади башкирских жил» в безлюдных местах. За освоение Степной дороги еще в декабре 1735 года высказались руководители экспедиции.

Обоз с приключениями добрался до Оренбурга, обратно возвращался в конце сентября — начале октября по Степной дороге. Тогда обозники осмотрели урочище с речкой Челябкой. 5 августа 1736 года правая рука Кирилова — начальник горных заводов В.Н. Татищев вручил ордер на строительство двух новых крепостей и завершение строительства 2-й Чебаркульской крепости А.И. Тевкелеву, которому «вменили и другие поручения выполнить попутно».

Татищев рекомендовал Тевкелеву: «Вам смотреть самим удобные места, чтоб крепость от крепости не была далее 50 верст, чтоб в крепком месте, чтоб водой и покосами вблизости недостатка не имели, хотя оные надлежит делать земляные, в нужде для скорости можно строить и деревянные палисадом, а не рубленые, чтоб от пожара были безопасные».
Место, удобное для жительства и расположенное на перепутье, вскоре было выбрано, и застучали топоры.


* * *

Урочище речки Челяби действительно оказалось «крепким»: сухое, каменистое, с родниками, лугами; сосновый густой бор стоял рядом; река Миасс защищала с двух сторон; болотистая долина речки Игуменки еще с двух сторон огораживала урочище с березовыми колками и рощами.

Немецкий путешественник И.Г. Гмелин составил первое описание крепости: «Эта крепость также находится на реке Миясс, на южном берегу, она похожа на Миясскую, но побольше и окружена только деревянными стенами из лежащих бревен. Каждая стена имеет примерно 60 саженей. Она заложена вскоре после Миясской крепости, а имя получила от ближайшего к ней, находящегося выше на южной стороне реки леса, по-башкирски Челябе-Карагай. С того времени при этой крепости располагается главная квартира обоих драгунских полков, а также старого Сибирского и вновь сформированного Оренбургского, которые сначала стояли лагерем среди домов слободы, чтобы держать в узде башкиров, а также предотвращать набеги киргизских казаков. Но в этом году большая часть их отбыла на Уй строить крепость, часть — сопровождать провиант в Оренбург. Вышло также распоряжение, чтоб каждая крепость как зимой, так и летом содержала две роты драгун. Поэтому казармы должны быть подготовлены уже этим летом; выше и ниже крепости находятся 261 крестьянский двор, 20 солдатских и пять казачьих квартир. Дома также выстроены в линию, улицы очень широкие. Чуть ниже крепости на свободном месте стоит церковь Святого Николая, где уже два года ведутся службы. Священник этой церкви держит в подчинении священников остальных крепостей».

Весной 1743 года в крепости побывал первый губернатор Оренбургской губернии И.И. Неплюев со свитою и, осмотрев все крепости, предложил сенату в Челябинске разместить правление Исетской провинции, таможню и ярмарку, что и было сделано в следующем году.

Термин «крепость» вышел из употребления во второй половине ХVIII века.

Из жизни замечательных памятников

Памятник Ленину на площади Революции и монумент «Сказ об Урале», который первым видят гости города, выходя в центральные двери железнодорожного вокзала, пожалуй, два главных соперника в Челябинске на титулы «Самый высокий» и «Самый массивный».

Замеры с вычетом высоты постаментов этих памятников не проводились, поэтому сейчас сложно сказать, кто из них победит в этом соревновании.

Памятник вождю мирового пролетариата был открыт на центральной площади Челябинска в 1959 году. Скульптор Лев Головницкий изваял Ленина в соавторстве с Виталием Зайковым и архитектором Евгением Александровым. Вообще-то Головницкий не считал этот памятник удачным. Фигура вождя получилась излишне массивная, что подчеркивается местоположением: солнце практически всегда светит гранитному Владимиру Ильичу в спину.

В этой связи вспоминается одна городская «страшилка», которую мне рассказали в начальной школе. Якобы в гостинице «Южный Урал», которая стоит напротив Ленина, через площадь, есть один номер, где постоянно умирают постояльцы. Происходит это оттого, что в три часа пополудни тень большой круглой головы Ильича наползает на окно гостиничного номера, и человек погибает от разрыва сердца.

Другой проект памятника Ленину, над которым работал Головницкий, собирались поставить в Москве на Ленинских горах.

* * *

Была одна интересная история с этим памятником Ленину. Раньше в его гранитном постаменте был буфет. Митинги проходили ранней весной и поздней осенью, было холодно. Поэтому по желанию руководства нашей области под трибуной сделали небольшую комнату, где партийные деятели согревались за чашечкой кофе.

Через несколько лет в этом мини-буфете произошло короткое замыкание. «Голос Америки» сообщил: в СССР, в Челябинске, сгорел памятник Ленину! Но на самом деле выгорела только комната в постаменте, а сам памятник не пострадал. Однако после этого сообщения по радио комнату пришлось забетонировать.

Но еще долгое время ходила легенда, что буфет продолжает функционировать, только уже не для людей, а для бесов, которые слетаются по ночам на площадь Революции. Более того, к нему существует тайный подземный ход, который соединен со зданием обкома партии (КПСС) на улице Кирова (сегодня там расположено Законодательное собрание области). Правда, когда строили «Никитинские ряды», выяснилось — никого подземного перехода нет.

…В отличие от других монументов Ленину, которых множество по всей стране, во всех городах и поселках, челябинский «вождь» изображен в движении: он идет, а не стоит. У него не поднята рука с призывным действием, как было обычно принято. Напротив, челябинский Ленин со спокойной мимикой, уверенный в себе и могучий, как все на Урале.

* * *

Памятник Ленину на Алом поле был открыт 15 июля 1925 года. Это, вероятно, самый старый монумент в Челябинске.

По форме памятник напоминает мавзолей восточного типа, это сложное двухэтажное архитектурное сооружение из гранита. От центрального входа две лестницы по бокам ведут на второй этаж, выстроенный в форме балкона, огороженного чугунными решетками. На балконе двумя колоннами оформлена ниша, где установлен бронзовый бюст вождя.

На главном фасаде укреплена доска из белого мрамора с текстом: «Памятник В.И. Ленину сооружен в 1925 году на средства трудящихся г. Челябинска». Автор проекта Н.М. Чекасин (библиотекарь Челябинского бибколлектора). Строительными работами руководил инженер-строитель П.И. Искосков (руководил также строительством моста через реку Миасс, здания гостиницы «Центральная», здания ЧГПУ и здания оперного театра).

Скульптурный портрет Владимира Ильича был изготовлен ленинградским скульптором В.В. Козловым, бронзовый бюст был отлит в Ленинграде на заводе «Монументскульптура». Для руководства всем ходом работ была создана комиссия, председателем назначена В.И. Мухина (автор скульптуры «Рабочий и колхозница»). Газета «Советская правда» в 1925 году систематически сообщала о поступлении денежных средств на строительство памятника. Например: «Рабочие и служащие «Хлебпродукта» в количестве 15 человек сдали 29 рублей». Другие трудовые коллективы в фонд строительства памятника сдавали заработок за один рабочий день…

Открытие памятника было приурочено к шестой годовщине освобождения Урала от Колчака.

* * *

Но самым знаменитым памятником Челябинска считается «Орленок» того же Льва Головницкого.

В конце 1950-х годов, после создания «Орленка», скульптор стал знаменитым. Проект этой скульптуры с изображением ребенка, одетого во взрослую одежду, со скрученными руками за спиной и связанного, получил высокую оценку специалистов на Всероссийской художественной выставке в Москве и на Всемирной выставке в Брюсселе. Ко дню 40-летия ВЛКСМ «Орленка» установили на Алом поле на средства, собранные молодежью.

Многие считают, что этот памятник был создан автором под впечатлением, навеянным комсомольской песней: «Орленок, орленок, взлети выше солнца…» Но на самом деле прототипом скульптуры стал его старший брат, погибший на войне.

Памятник получил широкую известность, стал своеобразным брендом Челябинска. Вскоре появились почтовые марки с изображением «Орленка», открытки, значки, а в городе учредили одноименную премию.

За создание «Орленка» Головницкий был удостоен премии Ленинского комсомола. В 30 с небольшим лет он возглавил областную организацию художников, стал членом правления союзов художников РСФСР и СССР, получил звание заслуженного скульптора. Рассказывают, что премию за «Орленка» Головницкий хотел отдать в фонд вьетнамских детей, и с большим трудом организаторам церемонии удалось отговорить его от этой идеи.



«Дети под дождем» из горсада

Фонтан со скульптурой «Дети под дождем», которые появились в 1908 году в городском саду общественного собрания (ныне — горсад имени А.С. Пушкина), — единственная лепная композиция, сохранившаяся в Челябинске с дореволюционных времен.

Скульптура изображает мальчика и девочку, укрывающихся от дождя под зонтиком. Скульптура была привезена в Челябинск из Европы. Утверждают, что городу ее подарил один купец, у которого в реке Миасс утонули дети. Память о них купец решил увековечить в саду общественного собрания. Позднее, в 1950-е годы, советские власти распорядились убрать скульптуру куда-нибудь на склад, с глаз долой, чтобы она не напоминала рабочему классу о буржуазном прошлом. Спустя 30 лет «Детей под дождем» нашли и передали на хранение в Челябинский краеведческий музей. А в горсаду после его реконструкции установили точную копию старой скульптуры.

Как оказалось, точно такой же фонтан с детьми под зонтиком установлен и в Оренбурге. И ту скульптуру городу тоже подарил купец, у которого на этот раз в реке Сакмаре утонули дети.



Некоторые уличные недоразумения

О том, как в центре Челябинска улица осталась с одним домом, а градостроители «потеряли» две площади.

В Челябинске две улицы 1 Мая. Одна из них, та, что моложе, расположена около Троицкого тракта; вторая была в центре, около нынешней администрации нынешнего Калининского района. Теперь на ней, на ул. 1 Мая old, остался всего один дом — № 36. Аккуратный двухэтажный особнячок из красного кирпича.

Ныне в этом «заблудившемся» доме располагается паспортный стол ДЕЗ Калининского района, а мой отец рассказывал, что в 1960-х годах тут размещалось городское управление ГАИ и он сдавал в этом особнячке экзамен на права. Ныне старой ул. 1 Мая уже нет, она осталась под домами и другими улицами, проложенными сверху при новой планировке.

Встречаются и другие несуразности.

Нарушая правила геометрии о параллельных линиях, в Челябинске есть две улицы, которые пересекаются дважды. Это улицы Блюхера и Воровского. Одна «рождается» из другой на перекрестке около ГКБ № 1; вторая «умирает» на пересечении с первой у областной больницы. На карте улицы Блюхера и Воровского образуют некое подобие глаза. Это «недреманное око» Челябинска, видимо, оно следит за всем происходящим в городе и его окрестностях.

Есть в Челябинске и другой «масонский» символ.

Перекресток ул. Российской и пр. Победы — единственный в городе, на котором трамвайные пути пересекаются крест-накрест, а не Т-образно, как в других местах. На это обстоятельство в одном из своих романов обратил внимание челябинский писатель, живущий ныне в Москве, Дмитрий Бавильский.

Таким образом, есть в Челябинске свои глаз и крест.

* * *

1 мая 1920 года исполкомом Челябинского горсовета было издано постановление, которое гласило: «Поручить горкоммунальному хозяйству позаботиться об изготовлении в срочном порядке вывесок на углы улиц и номеров для домов и по изготовлению их издать приказ, что улицы переименовываются согласно прилагаемым названиям».

Впервые за всю историю Челябинска, с 1736 года, городские улицы и площади, носившие нейтральные безобидные названия, были безжалостно переименованы. Акция эта была массовой, и смены таблички не избежал ни один маломальский переулок или тупик. Что уж тут говорить про проезжие улицы, которым присваивались имена революционных героев и красных командиров!

Ул. 1 Мая, о которой уже шла речь, располагавшаяся в бывшем Заречном районе, до революционных событий называлась Преображенской; ул. Красная — Садово-Болотной; Алое поле — Александровской площадью; ул. Васенко — Оренбургской; ул. Елькина — Азиатской; ул. Цвиллинга — Большой; ул. Советская — Никольской; площадь Павших Революционеров — площадью Памяти Павших, а до этого — Казарменной площадью; ул. Сони Кривой — Черногорской; площадь Революции — Южной площадью; ул. Евтеева — Керосинной; пр. Ленина — ул. Спартака, а до этого — Южным бульваром, а до этого — Сербской; ул. Свободы была составлена из двух улиц — Ключевской и Ахматовской; ул. Красноармейская — из Солдатской и Ильинской; ул. Коммуны — из Скобелевской и Степной; ул. К.Маркса — из Михайловской и Исетской; ул. Труда — из Ивановской и Сибирской.

Также стоит отметить, что в 1920-е годы улицы Уральская и Свято-Троицкая, проходившие рядом со Свято-Троицкой церковью, были переименованы в ул. Красного Урала. Но она не имеет никакого отношения с современной одноименной улице на Северо-Западе.

У этой же церкви располагалась Троицкая площадь, переименованная после революции в площадь Красного Октября и впоследствии занятая постройками и переставшая существовать.

Под домом № 81 по ул. Цвиллинга осталась и площадь Возмездия, которая появилась в 1920-х на месте безымянного «пятака», в народе называвшаяся просто и бесхитростно — площадь у каланчи.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»