Меню

*****

Бесконечный путь настоящего человека

18.10.2013 10:21 81 (11692)
Ушел из жизни известный журналист, литератор и краевед Александр Павлович Моисеев. Не хочется говорить «умер». Именно ушел, истинный путешественник и открыватель земель Южного Урала и таинственных улиц Челябинска. Он пел «песни земных километров», его «звали просторы». Он был подлинным начинателем туризма и бардовской песни, немыслимой без пути-дороги. Символично, что почти все его знаменитые произведения написаны в жанре путевых записок и очерков.

Для Южного Урала, а значит, и для всей страны это огромная потеря. И не потому, что Александр Моисеев был умным, талантливым человеком и оставил после себя книги, статьи и исследования, положенные, так сказать, на алтарь отечественной культуры. Для иной биографии и этого было бы слишком. Дело совсем в другом. Ушел из жизни человек, который в своем творчестве прошел огромный путь, открывая мир в его физическом проявлении и поднимаясь к подлинной духовности бытия. Не знаю, оставил ли в наследство Александр Моисеев откровения своей души. Но нам довольно, что он безумно любил родной Южный Урал, Челябинск и уже этим имел право открывать сакральные смыслы места, где все мы живем. Был ли он таким большим писателем, последним мамонтом культуры? Осмелюсь сказать, да. На сегодняшнем фоне Моисеев — несомненный мамонт, протоптавший огромную тропу в нашем краеведении.

Ему, инженеру (окончил ЧПИ), открыта была и физическая картина мира. Но как писателю (окончил Московский литинститут) и краеведу невероятно требовалось открывать духовные смыслы. По мнению коллег, с которыми он работал в газете «Вечерний Челябинск», это была веская причина, чтобы покинуть журналистику, где он был на своем месте.

— Саша был уникальным человеком, обладал разносторонними талантами, — вспоминает журналист и литератор Людмила Вишня, — поэтому его «бросали» на всё: и в партотдел, и на городское хозяйство, и в глубину социальных тем. А писал Моисеев остро, злободневно, щекотал нервы тогдашним партийным боссам и руководителям города. Первый редактор «Вечерки» Михаил Аношкин считал его занозистым и очень ценил. Но лирика победила, и Моисеев ушел из газеты, чтобы отдать себя целиком краеведению. Редакция несколько потускнела без него. Некому было хохмить, когда трудно, некому было проявлять внимание к женщинам так, как умел это делать Моисеев, — по-доброму. У него даже антикомплименты получались изящными.

Александр Моисеев всю жизнь искал свою дорогу к настоящему русскому языку, которым хотел высказать нечто дорогое его сердцу. Поэтому его стиль то становился тяжеловатым, витиевато путались слова, то воспарял легкой птицей. Однажды, по воспоминаниям коллег, он заговорил о новом жанре — иронеске. Жаль, что поддержать своеобразное открытие почти никого не нашлось.

Говорят, если ты любишь родину по-настоящему, то знаешь название каждой травинки, каждой былинки. У Моисеева в этом не было пробела. Истовый садовод, он и своим сыновьям привил любовь к флоре на всю жизнь. Кстати, оба сына окончили биологический факультет. Им и продолжать духовный, творческий путь отца. И получается, что дорога Моисеева не закончилась, а продолжается и будет продолжаться. Пока существует на свете светлая память.

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other