Меню

Под крышей дома своего

11.10.2013 11:01 79 (11690)
Юбилей — для друзей, премьера — для зрителей.

— Не пора ли название сменить? А то уже 20 лет как прошло, а вы все еще «новые», — подкалываю художественного руководителя Нового художественного театра Евгения Гельфонда.

— Да погоди, мы недавно вывеску заказали, — добродушно усмехается худрук и показывает на строительные станки: — Только жить по-человечески начинаем.

Ремонт forever

Накануне юбилея в холле театра вовсю кипела работа, сверлили потолки, тянули кабели. К завтрашнему дню, когда придут гости, все должно быть готово.

— У меня такое впечатление, что ремонт— это ваше естественное состояние…

Мы уединились в малюсенькой комнатушке, где с трудом умещаются три стула и парочка компьютеров. Чайник и тот некуда поставить — на полу греется, а потом торжественно водворяется на край стола, единственное место, свободное от монитора и прочего. Именно здесь «барствуют» на пару директор и худрук.

— Да уж, — Гельфонд разливает кипяток по кружкам. — Еще когда мы работали на улице Свободы, помню, сцену своими руками делали, варили галерею. Нас тогда еще мало было, человек 15 на весь театр. Так что нам не привыкать. В этом сезоне мы, слава богу, утеплились, чувствуешь? Это мы купили тепловое оборудование, температуру будет регулировать зимой и летом. Отремонтировали крышу (во время одного из спектаклей по Достоевскому шел ливень и на сцену лилась с крыши вода, артисты тогда этот момент живо обыграли. — Авт.), доделали пол, теперь будем делать входную группу, свет, звук: посмотрим, что подарят на юбилей, — шутит худрук. — На самом деле главное — все есть, чтобы репетировать.

Казаки-разбойники

Правды ради — Новый художественный театр из разряда страстотерпцев будет (потому, наверное, ему с Достоевским да с Гоголем комфортно). Из своей скромной 20-летней биографии почти семь лет театр мыкался по съемным углам. Начинали радостно и увлеченно в большом светлом зале на улице Свободы, в котором сейчас столь же увлеченно трудится Альфа-банк (и, вероятно, также на радость людям). Но все хорошее непременно заканчивается, это закон природы, и началось хождение по мукам.

— Год мы ютились в детской филармонии на Северке, — вспоминает Евгений. — Потом года три отработали в ДК «Полет», переехали со скарбом в театр ЧТЗ, там репетировали, играли на сцене филармонии, спасибо Алексею Николаевичу (Алексей Пелымский, гендиректор Челябинского концертного объединения. — Авт.). Я прекрасно помню это гнетущее состояние, когда все — нас выселяют и мы не знаем, что делать и куда идти! Но всегда находились люди, которые нас поддерживали, причем совершенно бескорыстно, за что мы им бесконечно благодарны.

Семилетка беспорядочных переездов и метаний по всему городу способна загубить любой, даже гораздо более крепкий коллектив. Для артистов, даже по уши влюбленных в свою работу, это тяжкое испытание, а уж в отношении публики, которая привыкла ходить по насиженным местам, это и вовсе какая-то фантастика.

— Как вам удалось сохранить зрителей?

— Знаете, как в «казаках-разбойниках». Наши зрители нас постоянно искали — и находили! В «Полет» когда мы только пере-ехали, играли «Мириам». В зале жуткий холод, сидят человек семь от силы, укутавшись с головой, но сидят, а потом стоя аплодируют. Позже народ узнал, где мы находимся, и на «Чморика» у нас уже собирались полные залы.

Этот феномен НХТ отметила и столичный критик, профессор ГИТИСа Нина Шалимова. Она искренне недоумевала, как в таких непростых условиях и с таким непростым репертуаром театр умудрился воспитать свою публику.

— Да, у нас есть постоянные зрители, потихоньку присоединяются новые, но мы за показателями не гонимся, это не главное, — пожимает плечами собеседник.

Всем на свете нужен дом

Вторая, не менее интересная закономерность — необычайная спаянность коллектива и какая-то, по-хорошему, жадность к работе. При этом больших денег, как в той же драме, тут не заработаешь. Казалось бы, артистический народ, как рыба, должен утекать туда, где лучше кормят. И ничего такого не наблюдается. Как так?

— Нет, бывает, что уходят, но редко, — как бы оправдывается худрук. — Я всегда был приверженцем модели «театр-дом». Мне кажется, что она оптимальна именно для русского театра. В свое время был «дом» Любимова, «дом» Ефремова, «дом» Эфроса, сейчас то же самое — театры Додина, Васильева. Артисту должно быть комфортно, он должен мечтать о том, чтобы прийти сюда, в театр. А ты, в смысле режиссер, должен все для этого сделать. Поймите, в театре именно актеры создают ту самую эстетическую, художественную составляющую, которая и определяет лицо театра, а не эти придуманные режиссерские фишки и навороты. Артист должен иметь свою территорию, где ему дают стимул и свободу для творчества. А еще где у него могут быть недостатки и право на ошибку.

— А как же постулат, что «актеру должно быть неуютно на сцене, только тогда он начинает действовать»?

— Неуютно ему должно быть оттого, что он что-то еще не знает и, возможно, еще не умеет. Объясню: любой актер подсознательно старается работать по уже проверенному методу, идти по известному пути, встать на знакомую табуретку. А я, как режиссер, эту табуретку из-под него убираю, потому что каждый раз это другой процесс, новый путь. Вот в этом смысле ему должно быть некомфортно.

Об актерах Гельфонд может говорить бесконечно. Кстати, Новый художественный — это как раз тот театр, где все, ну или почти все, приносится в жертву Его Величеству Артисту. Это принципиальная установка руководства, и, как показала 10-летняя практика, она себя оправдала.

— У нас в театре нет распределения ролей как такового, — продолжает собеседник. — Я задаю тему или произведение, ребята приносят заявки. Мы отсматриваем и решаем коллегиально, при этом никто ни на кого не обижается, потому что они сами видят все, что происходит в процессе отбора. То есть распределение происходит естественным путем.

Нос в белую ночь

— Как юбилейный год проводить будете?

— В рабочем режиме. Сейчас выпустим премьеру «Мышеловки» по пьесе Агаты Кристи, а кроме нее у нас в работе еще три автора. Делаем фантазию по «Петербургским повестям» Гоголя. Есть инсценировка братьев Кюхельгартен, на самом деле это, конечно, псевдоним, отсылающий нас напрямую к Гоголю. Это произведение интересно тем, что есть возможность свободной компоновки: что-то можно убрать, а что-то добавить, это мы и делаем. Недавно девчонки принесли заявку на основе повести «Записки сумасшедшего», думаю, мы ее тоже включим. А рабочее название знаешь какое придумали? «Нос в белую ночь»! — хохочет режиссер. — Но это еще не все. Есть идея сделать второй вечер по гоголевским текстам, на этот раз по переписке с друзьями. Так что вполне возможно, что запустим это как единый проект.

Параллельно труппа трудится над двумя современными пьесами. Первую — «Женская гримерка» — написал чешский драматург Арношт Голдфлам, и вряд ли на Южном Урале кто-то про нее слышал.

— Очень забавная вещица, такой драматический фарс, — объясняет Гельфонд. — И, что мне очень симпатично, она написана очень смешно и с большой любовью к театру. И еще одна пьеса, уже нашего, российского автора, Елены Поповой, — «Дети Галактики». Я ее предложил нашим молодым постановщикам Диме Фоминых и Жене Зензиной. Они сейчас готовят заявки, мы будем отсматривать и обсуждать.

— А сказки? Сказка к Новому году будет?

— Сам хочу. Руки чешутся, безумно люблю работать над сказками, но… у нас нет площадки, где бы мы играли для детей. Надо этот вопрос решить, а потом уже думать о постановке.

Уж лучше вы к нам

В общей сложности четыре работы до конца сезона заявлены. Да еще и фестиваль — «CHELоВЕК ТЕАТРА», родное детище НХТ, вышел на международный уровень — официально принят в состав Международного института театра (МИТ).

— Сейчас мы ждем заявок от МИТ, нам должны порекомендовать интересные зарубежные коллективы. А у нас работа вовсю кипит, заявок куча, порядка 30 спектаклей мы уже отсмотрели, девять отобрали предварительно, но это еще не финал. Окончательно афиша оформится в конце ноября, так что озвучивать пока не буду, возможны изменения. Скажу только, что старые друзья будут, но немного.

— А по срокам определились?

— Да, это будет конец зимы: с 21 февраля по 2 марта. Мы немножко продлили сроки, чтобы показать больше работ и чтобы время на обсуждение и общение осталось.

— С гастролями на этот раз получится?

— О-о, вот с гастролями вряд ли. Во-первых, в Сербию пришлось поездку отложить, хотя нас очень звали, но сейчас там сложная обстановка и у принимающей стороны проблемы. А на «МолдФест» в Кишинев не поехали по причине юбилея, но, я думаю, работы нам хватит.

Фото из архива театра.



Сегодня и завтра, 12 октября, в Новом художественном театре премьера спектакля «Мышеловка» по пьесе Агаты Кристи. В маленькой частной гостинице, отрезанной от остального мира непогодой и странными обстоятельствами, собираются разные люди. Все они связаны между собой, иногда роковым образом, но самое ужасное, что вскоре в этой разношерстной компании появится… труп!

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»