Меню

Наталья КАСПЕРСКАЯ: «Я человек скорее ведомый, чем ведущий»

23.01.2013 10:20 5 (11618)

Очередной выпуск авторской программы Киры Прошутинской «Жена. История любви» выйдет на канале «ТВ Центр» в пятницу, 25 января, в 22.30. На этот раз гостьей ведущей станет Наталья Касперская, бизнесвумен, мать пятерых детей, младшей из которых, Варваре, всего четыре месяца. Предлагаем вашему вниманию отрывки из этой беседы.

— Ваш бывший муж программист Евгений Касперский сказал, что ваша биография — это воплощение типичной американской мечты… А о чем вы сегодня мечтаете?
— С деловой точки зрения мне бы, конечно, хотелось построить большую компанию, крупного игрока делового рынка, которая после моего ухода существовала бы еще сотни лет. А если говорить о личной жизни, то мечтаю, конечно, вырастить детей, чтобы они были правильными, хорошими, добрыми людьми…

— Скажите, а какая романтика была в вашем выборе института?
— Почему я выбрала МИЭМ? Причина очень прагматическая. Я подала документы в МГУ, прошла все экзамены, но недобрала полбалла. В МИЭМ брали с теми же оценками, мне было лень снова сдавать экзамены, и я поступила туда.

— В среде математиков, физиков и программистов присутствует несколько пренебрежительное отношение к женщине и ее аналитическим способностям. Вы сталкивались с таким интеллектуальным шовинизмом?
— Я считаю, что мужчины действительно умнее. И я это использовала всегда в практических целях.

— Расскажите о начале ваших отношений с Евгением Касперским…
— Мы познакомились в доме отдыха. Это было на четвертом курсе, мне было 20 лет. В первую или во вторую ночь к нам ввалилась толпа молодых людей. А мы играли в преферанс. Они тут же расселись и стали давать советы. С этого момента мы начали общаться, дружить. Забавно, что сначала мне нравился другой юноша, но после двух месяцев общения я поняла, что этот человек не мой. И мне больше стал нравиться Женя. А у него возник роман с другой девушкой. Вскоре мы все собрались в поход, а я обеспечивала матчасть — палатки, байдарки. И Касперский мне сказал, что они с моим молодым человеком поговорили и решили поменяться девушками. То есть такой прагматический программистский подход. Я сказала, что тоже склоняюсь к этому решению.

— Вы быстро решили выйти за него замуж?
— Да, быстро. Как-то так у нас очень стремительно отношения развивались. После окончания высшей школы Касперского распределили в Читу. Для меня это был шок, потому что я уже была беременна, хотя мы еще не были женаты. И конечно, в Читу ехать не собиралась, я представила себя одинокую, с ребенком на руках… К счастью, его мама упала в ноги каким-то генералам и они оставили его в Москве.

— Меня удивило, что вы почти шесть лет сидели дома с детьми. Вы были примерной женой — сами готовили, стирали, ходили за покупками...
— Я вынуждена была готовить, хотя не умею и не люблю это делать. Я не представляю себя домохозяйкой. Но Касперский не горел желанием брать меня к себе, он считал, что это очень плохо, когда жена и муж работают в одном месте. А я не знала, куда мне пристроиться, пока не нашла сама себе работу... Начинала продавцом в магазине. Нам приходилось продавать программное обеспечение, которого вообще не было в стране. Его никто не покупал. Если бы мне тогда сказали, что вскоре мы превратимся в международную корпорацию, которая будет зарабатывать сотни миллионов долларов, я бы, наверное, просто рассмеялась.

— «Лаборатория Касперского», которую вы придумали, — совершенно уникальное явление на рынке…
— Да, но, когда начиналась «Лаборатория», тогда и рынка-то не было. Мы росли вместе с рынком, где-то нам повезло, где-то были приняты правильные решения… Когда ты попадаешь в струю и тебя выносит на стремнину — это одно, а когда ты пытаешься то же самое сделать в маленькой луже и гребешь изо всех сил, как та лягушка, которая пыталась сбить сметану, а эффекта не видно, — это другое. Наверное, многие достигали бы гораздо больших высот, если бы они были на стремнине, но угадать это невозможно.

— Почему вы назвали компанию «Лаборатория Касперского», а не «Лаборатория Касперских», ведь вы же придумывали ее вместе?
— Я назвала так компанию исходя из прагматических целей. Женя совершенно гениальный вирусный аналитик, его имя было известно. Поэтому я предложила создать компанию и назвать ее «Лаборатория Касперского». Женя сидел за компьютером и анализировал свои вирусы, а я занималась бизнесом. Потому что я видела, куда можно вложить деньги, чтобы компания развивалась.

— Вы предполагали, что семейный бизнес может разрушить вашу семью?
— Никогда не предполагала. А если бы предполагала, то не занялась бы им, потому что семья, я считаю, приоритетна. Оглядываясь назад, я считаю, что семейный бизнес — тяжелое занятие, потому что возникает очень много всяких трений и сложностей. А потом, знаете, у нас с ним как-то начали расходиться векторы интересов. Мне все время хотелось развиваться с точки зрения расширения связей, языков. А Женя занимался своим. Может быть, профессиональная ревность какая-то появилась с его стороны. Однажды Женя поехал кататься на лыжах без меня. Просто его пригласили друзья. Считаю, что это вообще очень плохая практика, когда супруги отдыхают поодаль — это лучший повод для измен. Он первый раз меня упрашивал, второй раз упрашивал, а на третий раз ушел из семьи.

— Почему после развода вы оставили себе фамилию Касперская, она вам нравится?
— Я уже к ней привыкла. Кроме того, у Ашманова тоже фамилия-бренд. Хороша бы я была, если бы одну фамилию-бренд сменила на другую фамилию-бренд. Все обсуждали бы, почему генеральный директор «Лаборатории Касперского» носит фамилию Ашманова.

— С Игорем Ашмановым вы давно вместе?
— Больше десяти лет. Это был более осознанный выбор, мы лучше подходим друг другу… Женщина — существо ведомое, и приятно, когда есть плечо, на которое можно опереться. В лице Игоря я нашла такое плечо… В семейной жизни я человек скорее ведомый, чем ведущий.

Подготовил Игорь ЛОГВИНОВ

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»