Меню

Время сеять

27.04.2011 16:16 32 (11439)

В конце марта в Курганской сельхозакадемии состоялась Всероссийская аграрная конференция. В ее работе принял участие Григорий Леонтьев, курганский журналист-аграрник, известный биограф полевода Терентия Мальцева. В своих выступлениях Григорий Степанович отошел от лобовой критики нынешних руководителей сельскохозяйственных предприятий. Решил, что действеннее заниматься просвещением. Поэтому пишет книги и выступает с лекциями. Любимая тема — как добиться высоких урожаев.

Сегодня Леонтьев снова поднимает проблему низких урожаев на полях области, что крайне актуально накануне посевной кампании.

Полный неурожай

— Григорий Степанович, конференция называлась «Россия. Земля. Крестьянство». Что было главной темой для ученых?

— Конференция посвящалась 150-летию со дня рождения Столыпина. Сам Столыпин был в Челябинске в 1910 году. Его реформы принесли пользу в нашем краю, двинули вперед земледельческую науку. Это был ее расцвет и звездный час Тимирязева. Сегодня пришла пора возвращаться к столыпинским реформам. Вот центральная мысль многих выступлений.

— В последние три года наша область не может похвастать хорошими урожаями…

— Не только в последние три года, но в советское время был такой же неурожай. Зависит это от стиля управления. В 1988 году член Политбюро, секретарь ЦК КПСС Никонов, который курировал сельское хозяйство, на закрытом совещании прочитал доклад. Вот выдержка из него: «Из последних семи лет только три года (1982, 1985, 1986) Челябинская область не пользовалась дотациями на хлеб. Сдавала она в эти годы столько, сколько потребляла. Все остальные годы продавала государству в полтора-два раза, а в 1984 году и 1987 году соответственно в 12,3 и 5 меньше, чем получала от государства. Собственными мясными ресурсами область обеспечивает себя только на 70 процентов, молочными — на 72. За 15 лет исчезло 677 деревень. За 11-ю пятилетку сменилось 70 процентов руководителей». Добавим, и после 1991 года ничего коренным образом не изменилось.

— По-вашему, в чем причина такого провала в урожайности?

— Здесь ведь что самое страшное — очень низкий уровень подготовки агрономов. В советское время была такая шутка: «Наш агроном по животноводству знает больше зоотехника, зоотехник знает больше в агрономии, чем агроном». Потому что агрономов готовили как технологов полей. Это пошло с началом коллективизации, когда над всеми умами довлела идея индустриализации. И стали механически ее внедрять и в земледелие, чего не должно быть. Потому что земледелие — это очень наукоемкая отрасль производства. Агрономия не проще медицины. Самое главное — это растение и почва. Это не учитывалось, и землю просто кромсали. Вели глубокую вспашку на 20 — 22 сантиметра. Эта вся растительная масса сверху заделывалась на глубину. Под слоем земли начиналось брожение с выделением ядовитой кислоты, которая уничтожала и плодородие почвы.

Как делал Терентий Мальцев

— Вы писали о Мальцеве, его открытиях. Что он сделал?

— Заслуга полевода Мальцева в том, что он опрокинул традицию в обработке земли. Когда плугом переворачивали землю, ее высушивали. Так и сейчас поступают. Обработка земли должна быть поверхностной, чтобы верхний слой сохранялся. У Мальцева работала экспедиция ученых Института микробиологии СССР. Они сделали вывод: если слой почвы с доступом воздуха взрыхлен до шести — восьми сантиметров, гумуса образуется в два — четыре раза больше, чем в среде без воздуха на глубине 14 — 15 сантиметров. А это все в Челябинской области продолжается. Нисколько не учитывается микробиологическое состояние почвы.

— А как же современная химия, все эти удобрения — гербициды?

— Например, в Брединском районе вносили минеральные удобрения, гербициды, сортовые семена, а урожай не получился. Потому что сами гербициды убивают состояние почвы. «Интенсивное» поле. «Интенсивные» гектары. Партия требовала интенсивного земледелия с большими дозами удобрений и ядохимикатов. И почва каменела. В Курганской области, когда работали по методу Мальцева, постепенно уровень плодородия повышался. И в 1967 году у него средний сбор был 19,7 центнера с гектара. А потом, по мере внесения удобрения и освоения интенсивных технологий, уровень плодородия падал. И уже в 1989 году урожайность была 6,9 центнера. И вот это все можно наблюдать на полях Челябинской области.

— А если решить проблему урожая за счет расширения посевных площадей?

— Учитывая площадь пахотной земли в Челябинской области, к 1991 году было 0,85 га на каждого жителя. Это очень высокий показатель. И даже стыдно не собирать около трех миллионов тонн зерна. Но для этого требуется научное обеспечение. А главное — требуется пересмотр средств обработки земли. Сегодня многие фермеры накупили заграничной техники, которая почву кромсает. После такой обработки влага из почвы буквально испаряется.

— А как у Мальцева это делалось?

— Главная забота у него была — сохранение и накопление влаги в почве. Вот 1953 год — осадков в июне выпало всего 26 миллиметров. Собрали 20,6 центнера с гектара. 1958 год — от посева до начала уборки выпало дождей девять миллиметров. Засуха! Получили 12 центнеров. Он собирал 270 пудов с десятины, когда у других выгорало вообще. Мальцев осенью лущил жнивье дисковыми лущильниками. Потом весной, как только почва подсыхала, он ее боронил. Притом у него бороны были особой конструкции — они расчесывали почву, как гребешок. И вот этот рыхлый слой, как сковородка, накрывал влагу. Не давал испаряться. Потом он создавал все условия весной, чтобы побыстрее проросли сорняки. И как только они прорастали, он их уничтожал лущильниками с плоскими дисками. Потому что плоские диски не переворачивали почву, а только их сдвигали. Так максимально сохранялась влага. В итоге урожайность в два с лишним раза выше, чем по району. А затраты на 40 процентов меньше. И ни одного сорняка в поле. Об этом ходили легенды. Сегодня нигде такого уголка не найти в Челябинской области. Индустриальная философия еще довлеет над всеми.

Засуха и оптимизм

— Много говорилось про хищническую политику в отношении крестьян, и про колхозы с совхозами, и про фермеров-индиви-дуалов. Какая, по-вашему, должна быть форма организации на селе?

— Кооперативы. Дают они отличные результаты. И сейчас в Швеции и Финляндии на основе модели кооперации успешней всего работают. Знаете, екатеринбургские ученые издали трехтомник «Судьба России». Они проанализировали состояние того, что было до революции и после. Вывод: деревня все больше разоряется. Страшно смотреть. Деградация, раз землю не осваиваем. А это основной источник богатства. Но я вернулся из Кургана с большим оптимизмом. У нас научные силы-то действуют, хоть власть к ним не прислушивается. На всех уровнях больше занимаются политикой. Обещают народу, что на продовольствие не будут повышаться цены. Для многих засуха явилась очень выгодной. Потому что здесь можно по-прежнему закупать за границей продовольствие и продавать по очень высоким ценам. В несколько раз больше, чем себестоимость и стоимость доставки.

— Это вы про гречку?

— Раньше, лет пять назад, на полях Челябинской области собирали до 80 тысяч тонн гречихи. А потребность области была всего лишь 15 тысяч. В одну осень закупочные цены на гречиху опустились до полутора-двух рублей. И фермеры все это дело прикрыли. Потому что ее выгоднее привезти из Китая. А там, кстати, в прошлом году собрано 545 миллионов тонн зерна. У нас же, согласно официальным данным, около 60 миллионов тонн. Но это же бункерный вес. А после очистки будет 55 миллионов тонн. Это даже не нужно на поля выгонять технику, чтобы такой результат получать.


Если наших фермеров сейчас залить соляркой и завалить кредитами, ничего не будет. Но если сумеют сохранить влагу
в почве — будет хороший урожай.


— Может быть, нам следует учиться технологиям на Западе и не заморачиваться Столыпиным, Мальцевым, Тимирязевым?

— В мировой практике уже работает шестая технология. А у нас только четвертая. Но земледелие в технологию загонять нельзя. Надо почву обработать, чтобы создать растениям все для раскрытия потенциала. Здесь все должно крутиться вокруг фотосинтеза. В советское время КПД фотосинтеза на колхозных полях был на уровне 1,5 — 1,6 процента. Сейчас на полях Белоруссии — более трех процентов. К каждому полю должен быть подход, своя технология.

Если наших фермеров сейчас залить соляркой и завалить кредитами, ничего не будет. Но если сумеют сохранить влагу в почве — будет хороший урожай.

— Выходит, для работающих в растениеводстве срочно требуется проводить ликбез?

— В Америке более 80 процентов фермеров имеют высшее образование. Потому что полеводство — очень сложная работа. В американском министерстве сельского хозяйства около ста тысяч сотрудников, которые курируют каждую ферму. Но это не чиновники, это ученые. Для каждой фермы они разрабатываю технологическую карту, которую вручают фермеру. Если он не согласен работать по карте, ему не дают дотацию. А это примерно 250 долларов на гектар. Общая дотация для сельского хозяйства более 20 миллиардов долларов. А еще для фермеров в космосе крутится 24 спутника, которые дают информацию о каждом поле. Благодаря такому научному диктату они продают продукции на 60 — 80 миллиардов долларов в год.

Но нам это не грозит. Следовательно, опираться нужно только на нашу науку.

Сергей ТАРАН
Фото Валерия БУШУХИНА

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»