Меню

Военкомат

21.02.2008 00:00 33 (10916)

Девяносто лет назад, в тяжёлые годы Гражданской войны, зародилась Рабоче-крестьянская Красная Армия. Сейчас она называется просто — российская, но боевые задачи, как и на протяжении десятилетий своего существования, выполняет с честью.

Белые пятна истории

Уже давно рассекретили список государств, в конфликтах которых принимали участие наши военные. Сначала мы знали только про немецкую, японскую, финскую и испанскую кампании. Позже откровением для многих стал Афганистан.

Теперь странам, в которые ступала нога советского человека, кажется, нет числа и края: Алжир, Египет, Йемен, Вьетнам, Сирия, Ангола, Мозамбик, Эфиопия, Камбоджа, Кампучия, Бангладеш, Лаос, Ливан, Сирия, Китай, Куба, Северная Корея, 
Никарагуа, Венгрия...

Список можно продолжить. Где-то велись настоящие боевые действия, где-то наши офицеры просто помогали обучать военному делу коренных жителей.

Государство скрывало, что советские граждане проходят службу во всех концах планеты, на разных континентах. Даже родственники воинов порой не догадывались о том, что посланное ими письмо пойдёт в другую страну.

Ведь на конвертах неизменно выводилось: Москва, почтовый ящик №... Взять тот же Афганистан. О том, что наша армия оказывает интернациональную помощь этому государству, сначала умалчивалось.

На памятниках убитых солдат, которых привозили грузом-200 на ставшем печально известном «чёрном тюльпане», не разрешалось писать, где погиб и как.

И только с 1985 года, когда тайное совсем уж стало явным, об Афганистане заговорили. Почему раньше молчали? Потому же, почему и потом, когда начались волнения в Закавказье и Средней Азии.

Чтобы граждане страны меньше знали, меньше волновались. Это, конечно, неправильно. Как говорят боевые офицеры, прошедшие через многие войны, — государство имеет будущее, если его народ знает свою историю. Какой бы она ни была.

Сейчас много разговоров ведётся по поводу того, нужно ли было нашим войскам принимать участие в военных конфликтах других государств. Можно спорить до хрипоты в голосе. Но вспомним всё ту же историю.

Начиная со времён, когда правил князь Святослав, наши воины, чтобы защитить Родину, выходили за пределы свого княжества. Доходили до Константинополя и там били врага. Били затем, чтобы на наше государство не нападали.

Потому что с военной точки зрения не обязательно защищать Родину на территории своего государства. Наоборот, надо стремиться к тому, чтобы побеждать противника на его же территории.

Сейчас, конечно, другие времена. Варварских войн, слава богу, нет. Но есть Чечня...

_______________________________________________

«Мой сын растворился в друзьях»

 ...В окружении бравых мужчин, опалённых войной Афганистана, эта хрупкая женщина кажется совсем маленькой и беззащитной. Кто-то её называет тётя Тома, кто-то по-простому — мамка. Челябинке Тамаре Дергалёвой нравится и то и другое. Большой компанией, по 12 — 15 человек, они собираются три раза в год. 15 февраля, в День воинов-интернационалистов, 2 августа — в День десантника, 30 сентября — в день гибели Виталия, сына Тамары Тимофеевны.

— Дочь мне как-то сказала: «Мама, посмотри, каких ребят, каких друзей нам оставил Виталий», — говорит женщина, сын которой подорвался на мине в 1983 году в Афгане.

Осенью будет двадцать пять лет, как его уже нет в живых. Но сослуживцы не просто помнят о Виталии Дергалёве. Они сделали так, чтобы Тамара Тимофеевна не замкнулась в своём горе.

Конечно же, никто не в силах заменить матери сына. Но...
— Я наблюдала, как друзья Виталия взрослели, влюблялись, женились, становились отцами, поднимались по карьерной лестнице, — отмечает Тамара Дергалёва. — Во всех них я видела и сына — он как бы растворился в ребятах.

Именно о том, чтобы тётя Тома чувствовала, что Виталий среди них, когда-то мечтали его друзья. Сейчас они стали настолько родными и близкими, что осмеливаются называть женщину мамкой.

Не мамой, не матерью, не мамочкой, а именно так, уважительно — мамкой. Приходят в гости не только в традиционные дни сбора, а просто так, чтобы узнать, как дела. Считают себя ответственными за её жизнь. Помогают, как это делал бы сын. Ведь теперь они все её дети.

Каким был сам Виталий, такие у него и друзья. Тамара Тимофеевна благодарна им, что не оставили её и мужа, Виктора Михайловича, один на один с горем.

Говорит, что всё время объясняется в любви «мальчикам». Хотя мужчинам уже за сорок, для неё они продолжают оставаться мальчиками. Как и сын.

...В армию Виталия Дергалёва призвали в восемнадцать лет.
— Я ходила в военкомат, — рассказывает Тамара Тимофеевна, — просила, чтобы сыну разрешили закончить учёбу. На призывной комиссии мне тогда сказали: «Может быть, ему эта специальность вообще никогда не понадобится...»

Офицеры уже знали, куда направят Виталия. Я тоже поняла. Рыдала на весь военкомат. Но что толку-то? Тогда было другое время, служили все, и даже мысли не возникало, что можно не пустить ребёнка в армию. Муж Виктор  военным высказал: мол, зачем вы матери-то об Афганистане сказали?..

Так Виталий и стал воином-интернационалистом.
— За несколько месяцев до гибели сын приезжал домой в отпуск, после ранения, — Тамара Тимофеевна говорит об этом тихим голосом.

— Я его тогда спросила: «Сынок, может быть, лучше сровнять те горы с землёй и вывести наши войска из Афганистана?» А он мне в ответ: «Нас выведут — американцы сразу свои войска там, около нашей границы, разместят». И он ведь был прав...

Что бы сейчас ни говорили по поводу того, ошибкой ли был ввод советских войск в Афганистан, ребята, участвующие в тех боевых действиях, убеждены: всё было сделано правильно.

— Мы были довольны, что опередили американцев буквально на день, — так говорят. — Соединённые Штаты тоже собирались ввести войска в Афганистан... Нет, какая же это ошибка?

Служили афганцы за идею. Патриотами были. А в горах сдружились так, что до сих пор не расстаются. Армейская дружба, особенно афганская, очень сильная.

...15 февраля, когда мы побывали в гостях у Тамары Дергалёвой после участия в митинге на Аллее Славы, друзья Виталия съездили на кладбище к другу, а потом собрались за столом в квартире Тамары Тимофеевны.

Об армии в последние годы почти не говорят. Всё уже давно обсудили. Хотя третий тост всегда неизменный — «За тех, кого с нами нет». Вот тогда-то в голове у каждого оживают воспоминания...

__________________________________________________

Неизвестные фотографии

Сегодня «Вечёрка» печатает уникальные снимки.  Они сделаны в разные годы, в разных местах.

Ѓ  Чечня. Первая кампания. Не думайте, что на снимке запечатлены боевики. Это переодетые российские офицеры.  Дело в том, что в те дни было объявлено перемирие. Когда приехали корреспонденты, в том числе и зарубежные, необходимо было показать, что в этой горячей на тот момент точке всё в порядке. Вот и устроили театральное представление c переодеванием: мол, дружим мы, дружим. На самом деле всё было, конечно, не так...

Ѓ  Ангола. Советские солдаты вместе с местным чернокожим  населением служили бок о бок. Учили ангольцев управлять танками, ставить мины. На одной из них подорвался леопард. Воины его спасли, оказав раненому первую помощь.

 


 

Ѓ  Афганистан. Старейшины и воины Советской Армии за чашкой чая.
Ух и горячий он был...

 

 


 

___________________________________________________

На острие шпаги

О каких аспектах сейчас говорят, когда вспоминают современную российскую армию? Во-первых, о несовпадении сумм, выделяемых на оборону, с суммами, которые Вооружённым силам необходимы.

Во-вторых, о степени соответствия предприятий оборонно-промышленного комплекса современным требованиям. В-третьих, о недостойном положении призывников, офицеров-отставников, «крепостных» солдат на строительстве дач.

Не хватает четвёртого — разговора о самосознании армии, возникающего на пересечении отношения общества к Вооружённым силам и отношения армии к самой себе.

Между прочим, именно об этом аспекте писал в своём произведении «На острие шпаги» великий военачальник и политик Шарль де Голль.

В издательстве «Европа», недавно переиздавшем книгу знаменитого француза, согласны, что мемуары очень актуальны для современной России. Почему?

Потому что де Голль, написавший «На острие шпаги» в 30-е годы прошлого века, размышлял о неизбежных связях политика и военного, их взаимной ответственности за судьбу страны.

Сам де Голль, как известно, строил карьеру военачальника, а в итоге стал политиком, который без крови справился с мятежом в Алжире, победил коррупцию в судах, одновременно сменив в стране всех судей.

В своём произведении он много говорит о характере и интуиции как важнейших качествах военачальников. О том, что наиболее талантливые из них остаются невостребованными в условиях мира и выходят на авансцену только в период войны, тяжёлых испытаний, а потом опять оказываются удалёнными от власти.

Говорит, что есть общие вещи для военного, политика — вообще руководителя: уметь действовать, опираясь не на теорию, а на оценку реальных обстоятельств.

Согласны ли с этими утверждениями современные военачальники? Понимают ли они, что наша армия психологически разоружилась во времена перестройки и что сейчас, когда нет новой оборонной доктрины, есть только попытки бряцания оружием на фоне массы нерешённых проблем?

Обо всём этом, то есть о самосознании армии, мы решили спокойно поговорить с человеком, который сорок лет отдал Вооружённым силам, которого считают мудрым командиром и который может прямо ответить, какой должна быть армия, чтобы обеспечивать реальную защиту страны, давать возможность реализоваться личностям из числа военачальников и тех же контрактников как людям, решившим посвятить свою жизнь военной службе.

___________________________________________________

Валентин ЛУКЬЯНОВ: «Это наш театр боевых действий»

Бывший начальник Челябинского гарнизона Валентин ЛУКЬЯНОВ сорок лет прослужил в армии. Половину из них — в генеральском звании.

Однако не погоны привлекли «Вечёрку», когда выбирали, с кем бы из офицеров поговорить на тему самосознания Вооружённых сил. Валентин Михайлович был таким командиром, каких ещё поискать.

Возглавляя и разведроту, и Челябинский танковый военный институт, он ни на секунду не забывал о главном — своих подчинённых.

Мудрый и требовательный, заботливый и порядочный, он снискал уважение всех, кто его окружал. Даже председатель Ассоциации солдатских матерей Челябинской области Людмила Зинченко (у которой отношение к военным очень своеобразное и по большей части негативное) высказывается о генерале спокойно.

Примерно так: «Челябинское танковое училище начало деградировать после того, как пост начальника оставил Валентин Лукьянов.

Не поверите, но при нём  в батальон обеспечения учебного процесса, где случилось ставшее известным на всю страну ЧП, мы беглецов определяли. И они успешно дослуживали, им очень нравилось. Тогда там были настоящие командиры!»


Из досье «ВЧ»

Валентин Михайлович ЛУКЬЯНОВ

- Родился 18 июня 1946 года в городе Могилёве-Подольском. 

- В Советской армии с 1965 года. Служил командиром разведывательного взвода, роты, начальником разведки, командиром танкового батальона, начальником штаба полка, командиром полка, заместителем командира дивизии, командиром Панфиловской дивизии, заместителем командующего Уральским военным округом. 

- В 1980 году окончил Военную ордена Ленина Краснознамённую академию бронетанковых войск, в 1993 году — Высшие курсы академии Генерального штаба ВС РФ. В 1994 году назначен начальником Челябинского высшего военного танкового училища. Командовал им до 2005 года. С 1996 года одновременно был начальником Челябинского гарнизона. 

-Сейчас заместитель председателя совета ветеранов Челябинской области. Генерал-майор в запасе (звание генерала получил 21 год назад). Награждён тремя орденами, 24 медалями. Опубликовал 13 научных работ.

-Женат, имеет сына и дочь. Сын — подполковник военной контрразведки.

В ответе за детей

— Валентин Михайлович, не хотелось с этого начинать, но всё же спрошу. После случая с Андреем Сычёвым что подумали: хорошо, что уже не служите в танковом институте, или, наоборот, жаль, что уже там не служите?

— Честно признаюсь, сначала перекрестился: «Слава богу, что меня там нет!» А потом подумал: «Может, я бы и не допустил этого...»

Ведь в ту новогоднюю ночь в казарме остался молодой офицер, а все остальные ушли домой. Но для нас, военных, лучшие праздники — это будни. А в праздники должна быть повышенная боеготовность.

— Значит, не зря после того ЧП главная «мама» нашей области вас добрым словом вспомнила...

— Дело в другом. После того как я ушёл в запас, в институте за три года сменилось четыре начальника. Какой может быть толк от этого?

Я возглавил институт после того, как прошёл роту, батальон, полк, дивизию, был заместителем командующего войсками округа. У меня к тому времени мировоззрение сформировалось, подходы к подчинённым...

— ...И вы знали, как решить проблему неуставных отношений в армии?

— Дедовщина — это пародия. Вот, к примеру, мы с вами работаем в одном кабинете. Вы — мой начальник. Захотелось нам попить кофе, а он кончился. Кто в магазин пойдёт? Конечно, я, подчинённый. В любой организации есть старшие и младшие.

В армии так же. Когда в казарме собираются парни, у каждого из которых свой характер, привычки, воспитание, всякое может случиться. И отсутствие контроля со стороны командного состава не доводит до добра.

— Самый главный способ борьбы с дедовщиной, по-вашему, хороший командир? А читатели «Вечёрки» предлагали другие. Например, упразднить военные суды, поставить видеокамеры в каждой казарме, мамам дежурить по ночам...

— Не надо никаких вмешательств в армейскую среду! Не надо материнских советов! Нужно просто позаботиться о командирах, замполитах рот. Не случайно первых в армии называют папами, вторых — мамами.

Вы о них подумайте, как сделать так, чтобы они получали хорошую зарплату и не имели проблем с жильём. Если голова не будет болеть из-за этих вопросов, то они станут думать о своих солдатах. Это их дети, офицеры за них в ответе.

Без заигрывания

— Знаю: как начальник танкового института, вы всегда заботились о подчинённых...

— Они же мои дети! Судьбу каждого из них воспринимал как часть своей собственной жизни. И гордился офицерами и курсантами так же, как горжусь собственным сыном, который служит в контрразведке.

Я никогда не махал шашкой, хотя подчинённым доставалось от меня. Но и никого в обиду не давал. При мне никого не сняли. Все только росли в званиях и должностях, в учёных степенях.

Почему? Работали над собой. И я в своё время работал над собой. На замечания во время проверок не обижался, а прислушивался к ним.

 — Как известно, в армии командиров не выбирают...

— Если бы ещё и в армии выбирали командиров, представляю, что бы началось! Отдадут они приказ, а кто выбрал их, думал бы, выполнять или не выполнять. Есть устав, требования. Их надо соблюдать, и разговор короткий.

А вот помощников в армии назначают. И в этом случае порядочность и надёжность, по крайней мере для меня, играют важнейшую роль.

Воинскому коллективу ведь вреден формализм в человеческих отношениях, поэтому, даже имея возможность приказать и зная, что мой подчинённый по уставу просто обязан подчиниться, старался избегать таких ситуаций.

Очень хотел, чтобы моральная атмосфера в танковом институте основывалась именно на принципе порядочности. Для меня как командира это был хороший стимул для работы.

— Хороший командир, по-вашему, он какой?

— Прежде всего любящий свою профессию и ответственно к ней относящийся. Хороший командир не только предан государству. Он относится к своим подчинённым так же, как хотел бы, чтобы руководство относилось к нему.

Считается с подчинёнными, гордится ими. И ради профессиональной подготовки, результатов занимается с подчинёнными. Не заигрывает с ними, а жёстко спрашивает за конкретную постановку задач. Таких командиров уважают.

Чтобы душа не заржавела

— Как и чему вы учили своих командиров-подчинённых?

— По-разному. Например, просил взять лист бумаги, разделить его пополам и слева написать свои обязанности. Они в Уставе прописаны. Теперь, говорю, напротив того, что ты должен делать, пиши, как ты это делаешь.

У кого-то были свои секреты. С кем-то, наоборот, этими секретами приходилось делиться, подсказывать. Допустим, командир отвечает за боевую подготовку.

Прошу для начала назвать, что это такое, какие занятия надо проводить, какие вопросы разбирать, какие цели ставить. Далее прошу ответить на другие вопросы: какое материальное обеспечение нужно, сколько человек к занятиям привлекаться будут, на каких направлениях.

Если учения в полевых условиях, то важно всё продумать — от кружки воды до туалета — и не забыть про ночные фонари, отопительные системы, чтобы солдаты не замёрзли.

Если ни о чём не забыли, тогда не только учения прекрасно пройдут, но и у тебя, офицера, будет другое отношение к работе. В армии важно всё: чтобы подчинённые одеты-обуты были, накормлены, в бане помыты.

Не обогрей их в поле — с каким настроением они боевую задачу начнут выполнять? И так во всём. Не подготовь заместитель по вооружению технику, чтобы она и ездила, и стреляла, — что получится?

Не проследи заместитель по воспитательной работе за тем, чтобы у солдат душа не начала ржаветь ещё раньше, чем пушка, — к чему это приведёт? Офицерам нужно отвечать за всё. Вот, к примеру, вы пришли к кому-то в гости.

Видите, что всё чистенько, — снимете обувь. Грязно — в туфлях пройдёте в комнату. Так и в армии. Те же туалеты, умывальники, жильё, автодром, своя внешность, отношение к форме и самому себе важны — всё это дисциплинирует.

— Неужели вы находили время с каждым командиром лично поговорить?

— Да тут всё просто. Командир батальона отвечает за командира роты. Начальник училища — за командира батальона. У меня таких шесть было. Каждому из них я, конечно же, мог уделить время. Проводил показные занятия.

Заставлял всё запоминать и учиться — можно даже сказать, что дрессировал их, как в цирке. Потом они своих подчинённых учили, а те — своих. И так далее.

Один ты в поле не воин — никогда ничего не сделаешь. И я был открыт для всех. Говорил: «Если у кого-то что-то не получается, заходите ко мне за советом, невзирая ни на что!»

— Как подчинённым-то с вами повезло! А где вы постигали азы сей науки?

— В хорошие руки не раз попадал. Отличные командиры полков и дивизий у меня были. У каждого чему-то учился. Мосалов, Евдокимов, Счастливый — все они были фронтовиками.

Де Голль — умница

— Были у вас кумиры среди исторических персонажей? Де Голль, например?

— Это бывший генерал, президент Франции.

— Де Голль много говорил о характере и интуиции как важнейших качествах военачальников. Утверждал, что наиболее талантливые в условиях мира остаются невостребованы и выходят на авансцену только в период войны, тяжёлых испытаний. А потом опять оказываются удалены от власти...

— Правильно говорил. Вот смотрите, чем отличаемся мы с вами. Вы закончили журфак, я — военное училище. Вы военнообязанная, я тоже. Нам говорят: «Поедете в Забайкалье».

Вы отвечаете: «Нет, не поеду, у меня здесь семья, знакомые». А я приложу руку к фуражке, скажу: «Есть!», повернусь и пойду выполнять приказ.

Это и есть востребованность. Государству я нужен. И вы тоже, конечно, нужны, только вы ещё подумаете, где послужить. А я не думал. 17 раз за 40 лет переехал с семьёй. Вы бы с моей женой поговорили — она бы вам рассказала, каково это...

— Когда вы поняли, что сделали правильный выбор, надев военную форму?

— Я правильный выбор сделал, когда принял присягу. Не сомневался никогда. Потому что я, как и мои сокурсники, был востребован. Когда мы служили, то были нужны государству. Сейчас отслужил — и никому не нужен...

 Вот я и пошёл работать в совет ветеранов, чтобы заниматься проблемами фронтовиков, участников локальных войн. В Челябинской области около миллиона ветеранов — каждый третий.

— Позволю себе ещё раз процитировать де Голля. Он говорил, что есть общие вещи для военного, политика, вообще руководителя — уметь действовать, опираясь не на теорию, а на оценку реальных обстоятельств.

— Умница де Голль! Очень важно своевременно принять решение.

— Какое решение для сегодняшней российской армии своевременно?

— По выполнению серьёзной и ответственной программы, связанной с переходом армии на контрактную основу и повышением боеспособности войск.

Зарубежные генералы восхищались

— В этом году исполнится сорок лет с того момента, как вы стали офицером. За это время в армии многое изменилось...

— В Советской армии у военнослужащих была сильная подготовка и серьёзная идеологическая убеждённость. В армию все шли с огромным желанием, ни у кого не было и в мыслях не служить.

Пионерская организация, комсомол, партия — государственная идеологическая машина работала отменно. И нам, офицерам, она помогала выполнять требования присяги. Зарубежные генералы раньше восхищались нашей армией.

Прежде всего потому, что россияне, как написано в Уставе, умеют переносить тяготы и лишения военной службы. Нет социальной защищённости? Физические нагрузки сильные? Ничего — советский человек всегда выполнит приказ.

Даже буржуазные идеологи говорили, что убеждения русского человека самые сильные. Этим наша армия всегда и отличалась.

— Есть такая профессия — Родину защищать. Это не высокопарные слова?

— Не высокопарные. Это очень серьёзная и ответственная профессия. Особенно в настоящее время.

— В годы перестройки наша армия психологически разоружилась. И что нам теперь делать, чтобы всё вернулось на круги своя?

— Не разоружилась, а её разоружили. Распад Советского Союза не мог не повлиять на развал Вооружённых сил. Зарплата военнослужащих не только дошла до минимума — её не платили по три-четыре месяца.

Лучшие из лучших, конечно, разбежались — офицерам ведь надо было содержать семьи. За пятнадцать последних лет перемены пошли не в лучшую, а в худшую сторону. Упал престиж армии.

Современная молодёжь личные интересы ставит выше, чем государственные. Ведь посмотрите, до чего дошло: 40 процентов южноуральцев не готовы к службе. Потому что она тяжёлая и ответственная.

А ведь кому-то надо доверять оружие, боеприпасы, вооружение, секреты. Поэтому-то армию срочно кинулись переводить на контрактную основу.

Это правильно. Потому что у такой службы есть ряд преимуществ. Главное — требования Устава и приказы контрактники выполняют сознательно.

Защитите контрактника

— Но пока заинтересовать контрактной службой россиян особо не удаётся...

— Стимулом для контрактной службы должны стать социальные льготы и гарантии военнослужащим, выполняемые государством. Посмотрите, кто сегодня подписывает контракты. Те, кто не нашёл своего места в гражданской жизни.

Вы же знаете, что у нас сейчас армия рабоче-крестьянская! А в 2008 году, когда срок службы по призыву составит один год, ситуация может ещё усугубиться. Станет меньше солдат срочной службы, которые захотят стать контрактниками.

Придётся привлекать на военную службу по контракту граждан из запаса. При таких условиях ресурсов для укомплектования армии будет явно недостаточно. О какой безопасности государства тогда можно будет говорить?

Поэтому контрактная служба должна стать привлекательной и соответствующей тем условиям, в которых военнослужащие будут выполнять свои задачи.

— Что для этого предстоит сделать конкретно?

— Прежде всего необходимо решить жилищную проблему всех категорий военнослужащих по контракту от рядового до офицера. Наконец-то определиться с денежным содержанием. Усилить заботу о семьях военнослужащих.

Гарантировать трудоустройство после увольнения с военной службы. Только при выполнении этих условий военнослужащие-контрактники смогут увидеть социальную перспективу своей служебной деятельности и государственную востребованность.

Контрактная военная служба состоится тогда, когда рядовые и солдаты контрактной службы свяжут свою жизнь, как и офицеры, с Вооружёнными силами, станут настоящими профессионалами, будут планировать свою жизнь и службу вместе с армией на 15 — 20 лет. А без решения социальных вопросов, без их учёта невозможно решать вопросы боевой готовности армии и флота.

— Обещаний государство даёт много, да на деле они пока не выполняются. Я ездила в часть, которая укомплектована контрактниками. И живут-то они в общежитиях по четыре человека в комнате, и на ночь не могут за территорию уйти...

—Если эти вопросы будут решены, тогда какая-то социальная перспектива и заинтересует россиян. Иначе как жить? Вот у вас, к примеру, есть дети?

 — Сын.

— Почему один? Почему демографическую программу не выполняете? А... надо ведь одевать-кормить его, учить. И какие могут быть вопросы к военнослужащему, если у него мизерная зарплата, а сам он постоянно в полях выполняет боевые задачи?

Поэтому его мысли заняты не тем, как совершенствоваться в боевой подготовке, в воспитании подчинённых, — он думает, как ему детей прокормить. Чтобы офицеры стали настоящими профессионалами, им нужна стабильность, социальная защищённость.

— Сейчас многие ссылаются на опыт американских, немецких, голландских армий...

— А не надо на них кивать. Там 140 законов для военнослужащих! Если перечитать их и сравнить с нашими, то российские офицер и солдат будут выглядеть не лучше бомжа.

Необходимые шаги

— А как повысить боеспособность войск?

— Чтобы этого добиться, необходимо предпринять несколько шагов. Прежде всего  необходимо составлять программу боевой подготовки личного состава, учитывая театр военных действий. В соответствии с этим и проводить учения.

— Можете предложить варианты?

— Во-первых, ночные занятия должны составлять хотя бы 30 — 35 процентов. Во-вторых, основные темы с личным составом надо отрабатывать до автоматизма. В-третьих, уделить внимание слаженности подразделений.

Надо проводить занятия и учения до тех пор, пока подразделение не станет управлением гибким, уверенным и способным решить любую задачу при любых условиях.

В-четвёртых, на полевые выходы дивизии, полки, батальоны выводить в полном составе со средствами усиления. В-пятых, надо обратить внимание на подготовку офицерского состава и младших специалистов.

Постоянно должно идти совершенствование боевой учёбы при сопровождении хорошего идеологического микроклимата. Ведь военная служба по контракту нелёгкая и опасная, требования устава и приказа должны выполняться сознательно, а морально-психологические и физические нагрузки на личный состав порой чрезвычайно высоки.

— То есть на вопрос, какой должна быть армия, чтобы обеспечить реальную защиту страны, можем ответить: во-первых, контрактной, во-вторых — боевой...

— ...В-третьих, социально защищённой. И может быть, не слишком громоздкой. Пусть количество воинских частей уменьшится в два раза, но все они будут нормально обеспеченные.

Для этого надо сократить центральные аппараты, начиная с Минобороны, законсервировать маленькие военные части. В каждом округе оставить по 10 — 15 дивизий: настоящих, боевых, укомплектованных.

У нас есть для этого средства — Россия богатейшая страна! Тогда будем и сами гордиться Вооружёнными силами, и уважение Запада заслужим.

Роль личности в истории

— А вооружаться до зубов, как во времена холодной войны, надо? Вот сейчас Украина в НАТО вступает, Грузия. Страны-соседи собираются размещать на своей территории ракетные установки...

— Позволю себе лирическое отступление. Славянские народы — украинцы, белорусы, россияне — всегда были едины. Даже сейчас нельзя говорить, что Украина против нас. Это руководство её идёт не по тому пути.

Потому что нет будущего без прошлого. Нужно всегда помнить, кто твой дед или прадед, и если они жили мирно, то и мы так должны жить. Это во-первых.

Во-вторых, страны бывшего Варшавского договора — Чехия, Словакия, Германия, Польша, Венгрия — уже давно в НАТО. И мы прекрасно понимаем, что это значит для России в стратегическом плане.

Это наш театр боевых действий. И ясно, что Чёрное море тоже стратегический выход в разных направлениях, поэтому за него будут бороться. Что в связи с этим предпринять нашей стране?

Продолжать начатое в последнее время наращивание комплектации Вооружённых сил и Флота. Россия самое богатейшее государство — нет больше такого в мире.

И в последние пять лет, спасибо нашему Верховному главнокомандующему Владимиру Путину, на оборону стали тратить денег больше, чем пятнадцать лет назад. Правда, новых самолётов, кораблей, подводных лодок — мизер...

— Надо больше? Аналитики делают вывод, что в этом году на оборону потратят средств больше, чем в прошлом.

— И правильно. Как в ином случае защищать страну? Как существовать Вооружённым силам, когда техника старая, оружие и боеприпасы изготовлены ещё в государствах бывшего Советского Союза?

Надо идти в ногу со временем. Не случайно существует выражение: «Не хотите кормить свою армию — будете кормить чужую»... Да, Россию можно обидеть блоком НАТО. Но через месяц обида пройдёт, и будет как во времена революций: «Вставай, страна огромная...»

— Может, это на пользу пойдёт Вооружённым силам?

— Пострадают мирные жители, наше государство пострадает.

— Но ракет, самолётов и танков будем уж точно больше выпускать.

— Знаете, есть такой философский закон о переходе количества в качество. Надо его соблюдать. Вот, к примеру, были у нас танки Т-34. Заменили их на Т-90. Да, они современные, мощные.

Но их только на отдельных театрах военных действий можно приспособить! А надо, чтобы новые танки подходили не для одного какого-то направления, а для всех — и горной местности, и лесистой, и черноземья, и для форсирования рек.

Необходимо мыслить стратегически. Наши высшие военные чины это знают, но почему-то не принимают необходимых мер.Если бы я так работал, как, допустим, некоторые в Минобороны, меня бы в азиатских песках, когда служил там, закопали...

— Реформы надо с себя начинать?

— А с кого же ещё? Роль личности в истории никто не отменял. Если ты министр обороны, то с Генштабом ставь вопрос ребром. Не веди разговоры по поводу развала армии, а создай сильный крепкий кулак, чтобы все считались и гордились нашими Вооружёнными силами.


Другое мнение

Армия должна быть компактной и состоять из «стариков»

Председатель Ассоциации солдатских матерей Челябинской области Людмила ЗИНЧЕНКО имеет свой взгляд на то, какая армия должна быть у нашей страны.

— Армия должна быть контрактной и состоящей не из восемнадцатилетних пацанов, которые только встали со школьной скамьи.

Служить должны здоровые мужики, не младше 25 лет, которые уже отработали где-то, видели жизнь, поняли, что Вооружённые силы их предназначение. В армию нужно идти по желанию.

А тащить туда за уши пацанов, которые ничего не видели, бросать их в военную мясорубку — преступление против человека. Государство просто не задумывается о том, к чему это приводит.

А реальность такова, что многие возвращаются из армии морально и физически уничтоженными, начинают спиваться.
Ещё армия должна быть маленькой, компактной.

Вот сейчас много говорится, что офицеры не могут уволиться из ВС, так как не получают обещанного жилья. Это ж надо — расплодить столько офицеров, которые по 20 — 30 лет не получали квартиры! А где столько квартир взять? Что же, выселить всех гражданских и вселить военных?

________________________________________________

Можно ли подготовить к подвигу

О воспитании патриотов не на словах, а на деле

...Когда в 1999 году Союз ветеранов боевых действий Курчатовского района получил просторное помещение для своей общественной организации, её председатель Виктор Ашмарин в одной из комнат устроил спортзал.

Повесил боксёрский мешок и стал тренироваться сначала сам (он бывший учитель физкультуры), потом — с приходившими в Союз ветеранами. Как-то само собой получилось, что на тренировку взрослые стали приводить своих детей.

Именно для них организовали специальную группу, пригласили специалистов. Всё это делалось на собственные средства. Позже, когда дети выросли, секцию не только не закрыли, а переименовали в военно-патриотический клуб «Держава».

Именно так гордо: «Держава»  — называется сейчас челябинская областная общественная организация — Союз ветеранов боевых действий, которая взяла шефство над подрастающим поколением.

Сегодня в клубе занимаются 110 ребят. Параллельно с тренировками по греко-римской и вольной борьбе, ушу, каратэ, кунфу парней готовят к службе в армии.

— Раньше мы, ветераны боевых действий, ходили по школам и проводили уроки мужества, — рассказывает председатель ЧОООСВБД «Держава» Виктор Ашмарин.

— Убеждали: «Ребята, надо служить в армии, надо отдать долг Родине!» Сегодня мы говорим по-другому: «Если уж вам придётся пойти в армию, то мы вас подготовим к этому, научим, как выживать, правильно служить и Родину любить».

Ведь одна из уставных задач нашего клуба — военно-патриотическое воспитание молодёжи.
Таких клубов в городе ещё штук двести бы открыть!

Всем известно, что хотя сейчас и принята программа, касающаяся как раз этого пресловутого военно-патриотического воспитания, но о ней пока больше разговоров. А челябинские ветераны боевых действий готовят ребят к службе наяву.

На свои заработанные в собственном охранном предприятии деньги содержат клуб. Для чего это им нужно? Говорят, по-другому жить не могут. Потому что сами патриоты.

— Мы прекрасно понимаем, что нужно менять отношение россиян к армии, — говорит Виктор Ашмарин.

— Вот все жалуются: патриотических настроений у современной молодёжи нет. А откуда им взяться? Посмотрите: сегодня вся страна знает родственников многострадального Сычёва. Но при этом никто не знает матерей Героев России Молотова, Родионова, Кислова...

— Армия — это лицо государства, — поддерживает тему заместитель председателя ЧОООСВБД «Держава» Геннадий Вершинин.

— То, что творится в государстве, отражается на Вооружённых силах. Поэтому современную молодёжь к службе нужно соответственно готовить и уметь убедить в том, что армия в жизни человеку может очень пригодиться.

Геннадий Викторович знает что говорит. Он долгое время работал в военкомате, где проводил беседы с будущими призывниками.

Выяснял, насколько они готовы к службе, давал призывной комиссии рекомендации, в качестве кого использовать того или иного молодого человека.

Многие челябинцы с порога заявляли Вершинину: «Я в армию не пойду». А после индивидуальной беседы просили: «Батя, помоги попасть в элитные войска — ВДВ, морпехи, разведывательные подразделения».

— Какие-то волшебные слова вы знаете, Геннадий Викторович? — спрашиваю.

— Я ребятам правду рассказывал. Не приукрашивал ничего. Говорил, что армия может дать много хорошего.

— Способна ли современная молодёжь командира с поля боя вытащить, гранату на себе подорвать, чтобы вместе с врагами погибнуть? — вопрос Виктору Ашмарину.

— Та молодёжь, которая сегодня на гражданке, вообще мало к чему готова. Но когда приезжаешь в воинские части, которые готовят ребят к службе в горячих точках, радуешься. Через полгода службы парни преображаются: они готовы к подвигам, к выполнению любых задач.

___________________________________________________

ЧТО ЗНАЧИТ Быть солдатом

Я не случайно задала вопрос о том, способна ли современная молодёжь на подвиги. Быть солдатом —  вещь очень непростая, во многом жертвенная, но важная для страны. Виктор Ашмарин, Геннадий Вершинин и Александр Шапашников (их вы видите на снимке) это прекрасно знают.

Геннадий Вершинин, подполковник запаса, прошёл Афганистан и все горячие точки Закавказья. Участвовал в тринадцати крупных войсковых операциях.

За два года, что служил в Афгане в ранге военного советника, только в бою провёл в общей сложности 278 суток. Награждён двумя орденами.

Вспоминает, что сто процентов личного состава отдельного мотострелкового батальона, которым он когда-то командовал, писали рапорты, что желают поехать выполнить интернациональный долг. И поехали, и подвиги совершали.

— У меня в подчинении был ординарец старший сержант Игорь Талалаев, —рассказывает Геннадий Викторович.

 — Он моего предшественника, военного советника, которому перебило ноги, вытащил с поля боя. Три километра нёс на руках, им обоим грозило окружение душманами, оба могли погибнуть, но солдат командира не бросил.

Хотя тот приказывал ему: «Пристрели меня!» На что Игорь отвечал: «Молчи, подполковник». Я, узнав об этом, написал наградной лист к представлению сержанта к ордену Красной Звезды.

Мотивировал это тем, что в годы Великой Отечественной, если солдат спасал офицера, давали именно такую награду. Наверху были попытки дать Талалаеву не орден, а медаль «За боевые заслуги» или «За отвагу». Узнав о этом, решил вмешаться...

Виктор Ашмарин, рядовой запаса, срочную службу проходил в Афганистане, в разведроте 317-го полка 103-й Витебской дивизии.

Говорит, что сам подвигов не совершал, но проводил в составе разведроты успешные операции. За что трижды был представлен к медали «За отвагу», но ни одной не получил.

— Я служил в дивизии, где к званию Героя Советского Союза посмертно был представлен Александр Мироненко, — говорит Виктор Валентинович.

— Когда его рота попала в ущелье в окружение, Александр вместе с двумя бойцами остался для прикрытия отступления солдат. Они знали, что погибнут.

Когда товарищи Мироненко в перестрелке были убиты, а у него самого кончились патроны, он подпустил душманов к себе поближе и взорвал на себе гранату. Около 30 «духов» тогда остались мёртвыми на поле...

В моём полку был сапёр Чепик, который также прикрывал отступление роты и, будучи раненым, взорвал на себе мину — 50 «духов» положил. На этих подвигах мы, пришедшие в Афганистан, воспитывались.

И не секрет, что мощь нашей армии заключается в людях, их силе духа. Так было и так будет. Вот недавно я беседовал с командиром отряда, ребята которого служили и служат в Чечне.

Так он рассказал, что в годы перестройки, когда наступили разброд и шатание, казалось бы, уже не было той идеологии и родины, за которую мы раньше воевали, его ребята очень смело шли в атаку.

Они шли друг за друга. Уже не родина была позади, а друзья. Вот этим наша армия и отличается: мы друг за друга стоим горой. И умеем выполнять приказы.

Александр Шапашников, полковник в отставке, который в 1971 году сразу после выпуска из военного училища уехал молоденьким лейтенантом служить в Египет, полностью с этим согласен.

Говорит, что сам хоть и не был участником боевых операций — учил арабов пользоваться сложной военной техникой, ракетами, всё же примеров бескорыстной и мужественной службы на своём веку повидал...

* * * * *

ИДЕЯ

Новобранцам откроют денежный счёт?

Челябинский студент Антон Семизаров придумал, как завлечь молодых россиян в армию и избавиться от дедовщины. Для этого, по мнению юноши, только и нужно, что взять за основу систему денежных поощрений.

Если к моменту демобилизации на счету солдата окажется кругленькая сумма, от желающих послужить в армии не будет отбоя.

Реформировать институт срочной военной службы южноуралец предлагает, оценивая профессиональное военное мастерство рядовых и сержантов по трём ступеням классности. За достигнутые определённые результаты солдат должен получать поощрение.

Так, после нескольких месяцев службы новобранцу за освоение профессии может присваиваться третий класс (как третий разряд на производстве). Никаких благ он не даёт, а становится ступенькой к следующему шагу — получению второго класса.

Такой военнослужащий-»второклассник», по мнению Антона, после соответствующей аттестации должен получать на личный банковский счёт деньги — 20 тысяч рублей. Воспользоваться ими можно после демобилизации.

роме того, солдату может предоставляться право получить льготный кредит на обучение. Не хочет таких льгот? Может заменить их на досрочное, на три месяца раньше увольнение.

Первый класс присваивается только после 12 месяцев службы. В таком случае солдатам на личный банковский счёт неплохо бы зачислять 40 тысяч рублей. А уволенный в запас должен иметь льготное право на бюджетное зачисление в военный вуз. Причём сразу на второй курс.

Как считает челябинский студент, после таких мер у россиян пропадёт желание уклоняться от армии. Это же может помочь избавиться и от дедовщины. Ведь при злостном нарушении устава или серьёзной провинности молодой человек рискует не получить денег.

Говорят, что программа с рабочим названием «Экстерн-служба» понравилась президенту Владимиру Путину. Однако люди военные этому не верят.

— Слышал, студент эту реформу придумал за две ночи, — комментирует ситуацию начальник отделения морально-психологической и информационной работы Челябинского областного военного комиссариата полковник Анатолий Колпаков.

— Вот бы всё так делалось! Предложенная идея несостоятельна хотя бы по той причине, что учитывает срок службы в два года. А сейчас, как вы знаете, россияне призываются на 12 месяцев.

Если из них убрать месяц положенного отпуска, ещё три месяца для тех, кто захочет досрочно уволиться, для службы останутся восемь месяцев А только в учебке специальность осваивать надо шесть месяцев!

Спецвыпуск подготовила Светлана ШЛЫКОВА
Фото ВЯЧЕСЛАВА НИКУЛИНА

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»