Меню

КАК УТОЛИТЬ КАДРОВЫЙ ГОЛОД

05.06.2006 00:00 100 (10488)

Бизнес всерьез озабочен нехваткой в стране квалифицированных кадров в востребованных рынком областях. Оказалось, спустя 15 лет после начала рыночных реформ отечественное образование все еще слабо адаптировано к современным требованиям работодателей. Причем, как считают специалисты, разрыв между потребностями общества, экономики и предложением системы образования нарастает.

Вузы сотнями тысяч продолжают выпускать юристов и экономистов, а между тем через несколько лет представителей рабочих и технических профессий, достигших пенсионного возраста, некем будет заменить. «Вечерка» пригласила к обсуждению этого острого вопроса представителей челябинской бизнес-элиты. За «круглым столом» руководители известных в городе компаний предложили пути решения кадровой проблемы.

Герман ГАЛКИН, директор по развитию ИД «Вечерний Челябинск»: — Тема нашего «круглого стола» родилась не случайно. Проблема подготовки молодых специалистов сегодня стоит настолько остро, что впору доплачивать работодателям за прием на работу вчерашних студентов, как предложил один из местных бизнесменов. Каково, на ваш взгляд, качество образования в учебных учреждениях Челябинска и области и чем можно объяснить кадровые проблемы?

Дмитрий ДОВЖЕНКО, исполнительный директор страховой компании «ЮжУралЖАСО»: — Помимо всего прочего кадровый голод спровоцировали демографический кризис и напрасные ожидания населения. Наши дети считают, что хорошо быть юристом, финансистом или, к примеру, экономистом, платят огромные деньги за обучение по этим специальностям, а рынку в это время не хватает нефтяников, энергетиков, машиностроителей, металлургов…

Эта диспропорция привела к тому, что сейчас нормальный выпускник металлургического факультета имеет куда больше шансов сделать успешную карьеру, чем экономист. Такой порядок надо ломать, регулировать с помощью государства через вузы. Или славить трудовую профессию, как делали в советское время. Объяснять, что сейчас металлург с высшим образованием в 25 лет зарабатывает не меньше 60 тысяч рублей в месяц, а экономист — в лучшем случае 15. Разумно будет возродить систему госзаказа. Нужен компании определенный специалист — найдите человека, подпишите с ним договор, даже оплатите его обучение.

Арсений ДИКИЙ, директор агентства «Кадровые технологии «Сканд»: — Проблема еще и в больших притязаниях молодых специалистов. Далеко не все компании могут сразу назначить работникам зарплату даже в 15 тысяч. И вчерашним студентам не остается ничего другого, как идти в менеджеры по продажам.

Виктор ЛЕБЕДЕВ, генеральный директор компании «Энергоинвест»: — Сегодня количество вузов превышает все разумные пределы. И чему они только не учат! Ситуацию в сфере образования можно обрисовать в двух словах: заплати и «лети». На любой факультет за деньги примут первого попавшегося балбеса. Цена такому образованию — ноль, и в итоге рынок отторгает таких «специалистов». А квалифицированных людей, напротив, сильно не хватает — это мешает нам наращивать показатели бизнеса.

В той же российской промышленности производительность труда в четыре раза ниже, чем в развитых странах. И если у нас грядет демографический кризис, нужно перевооружаться и приходить к европейским нормам трудозатрат на единицу продукции. А не равняться на Китай, которому людей девать некуда, поэтому и рабочая сила там дешевая. Президент поставил задачу: возродить систему профессионального среднего образования. Также нужно готовить специалистов, которые бы обеспечили высокое развитие высоких технологий (к примеру, нано- и IT-технологий).

Герман ГАЛКИН: — Знаю, что в нашей области есть предприятия, близкие по технологическому уровню к европейским. Если бы кадровой проблемы не существовало, они бы смогли выше поднять планку?

Вадим ПЛАТОНОВ, директор фабрики «Краснодеревщик»: — Наше предприятие по производительности труда в два раза не дотягивает до европейских стандартов. По стране в нашей отрасли ситуация намного хуже — показатели производительности ниже западных в 8 — 12 раз. Проблема с кадрами огромная. И единственный выход — готовить их на свои деньги. Мы несколько лет так и делали.

Три года подряд по три — пять человек отправляли в Свердловскую лесотехническую академию, а потом перестали — эффекта нет. Но для развития бизнеса не менее пяти процентов фонда рабочего времени должно тратиться на обучение и повышение квалификации всех категорий сотрудников. Если мы равняемся на европейские стандарты и современные технологии, то, кроме как приглашением иностранных специалистов, проблему не решить. В России учителей нет.

Олег ИВАНОВ, руководитель группы «Рестостар»: — Сферы деятельности нашей компании (общественное питание, торговля, бытовое обслуживание) — одни из самых проблемных по кадрам. К сожалению, вузы сейчас в основном сосредоточены на зарабатывании денег, а не на подготовке специалистов. Поэтому качество образования хромает. У нас каждый второй сотрудник на рядовых должностях с высшим образованием. Учебные заведения «пачками» выпускают менеджеров, маркетологов, социологов, имиджмейкеров, совершенно не интересуясь нашими потребностями.

Яков ГУРЕВИЧ, директор консалтинговой компании «Кэмп»: — Согласитесь, готовить технических специалистов у нас еще умеют. И только. Во времена моей учебы во всем городе с грехом пополам нашли одного преподавателя на курс бухгалтерии и юриста, который читал арбитраж.

Сейчас в Челябинске юристов готовят 15 вузов и 13 средне-специальных учебных заведений. О качестве этих «специалистов» и говорить не стоит. У меня много знакомых преподавателей, по их оценке примерно 10 процентов сегодняшних студентов — люди, желающие учиться, профессионально пригодные, всем остальным высшее образование не нужно. Кто-то ищет в учебе возможность еще пять лет сидеть на шее у родителей, кто-то бежит от армии.

Критический вопрос — качество преподавания. Я являюсь также совладельцем турфирмы, работать в этой отрасли сейчас очень престижно, и куча факультетов выпускает специалистов по туризму. Но после многих собеседований понял, что с выпускниками специализированных учебных заведений разговаривать больше не хочу. Пожаловался на это своей сотруднице. Говорю: «Наверное, учить их некому, а ты бы пошла преподавать на факультет туризма?» На это она мне ответила: «Конечно! А что, я когда-то учительницей в школе работала и в Турции два раза была». Вот какой у нас уровень преподавателей.

Олег ИВАНОВ: — Мы тоже полгода назад собирались открыть турагентство, но отказались от этой идеи только по одной причине: не нашли работников. Отсмотрели огромное количество специалистов. Оказалось, что это либо опытные, что называется «прожженные», люди, которых к деньгам нельзя и близко подпускать, либо вчерашние выпускники специализированных факультетов, которые не имеют представления о географии.

Герман ГАЛКИН: — Все согласны с тем, что вузы в основной массе сейчас готовят специалистов очень невысокого уровня. Но есть ли возможность это исправить?

Виктор ЛЕБЕДЕВ: — Нужно помогать вузам деньгами. Финансовое участие бизнеса в национальных проектах сегодня — одно из обязательных условий успешной работы в этой стране. Кроме того, чтобы вузы выпускали нужных специалистов, нужно приблизить российские требования к образованию, качеству выпускников к западным. Разговор о конвертируемости не только рубля, но и дипломов идет давно. А какие вузы у нас сертифицированы по системе ИСО?

Александр МИХАЛЕНКОВ, директор НПО «Техника»: — Техникумы и училища необходимо поднимать, причем за счет государства. А зачем еще накачивать деньгами вузы? Их и так уже слишком много.

Виктор ЛЕБЕДЕВ: — А вы давно там были? Я недавно зашел в свой родной агроинженерный университет на юбилей. Так больно видеть ободранные коридоры, ветхие лаборатории… Конечно, надо помогать: покупать достойное оборудование, приглашать зарубежных преподавателей. Делать бы, как в свое время Петр I — всех технических специалистов в Россию привозить из Германии. Только ведь не поедут.

Дмитрий ДОВЖЕНКО: — Лично меня в институте научили собирать информацию и анализировать ее. Поэтому строительное образование позволило мне сделать карьеру в банковской сфере. Я считаю, что при переходе на западную систему эту особенность российского высшего образования нельзя терять.

Сейчас я беру на работу студентов и выпускников либо ЮУрГУ, либо ЧелГУ, либо ЧГПУ. Других вузов для меня не существует. Исключение делаю лишь для тех, кто идет получать второе высшее образование, либо оканчивает курсы, к примеру, МБА или по президентской программе. Такие люди стремятся стать лучше, самосовершенствуются, значит, их надо брать.

Андрей ВОЛКОВ, директор консалтинговой компании «Волков и партнеры»: — Если подытожить все сказанное, можно предположить, что на восстановление системы образования уйдет, может быть, лет десять. Преподаватели, которые будут соответствовать рынку, появятся вслед за этим еще через десять лет. А что делать малому и среднему бизнесу в этот промежуток времени. Есть идеи?

Вадим ПЛАТОНОВ: — Говорят, в крупных городах нет дефицита рабочих мест, есть дефицит кадров. Уже в 20 километрах от Челябинска все по-другому. Поэтому как вариант: бизнесу нужно мигрировать в небольшие городки и даже села, туда, где есть настоящая безработица. Я этим путем уже пошел: одно из предприятий «Краснодеревщик» создает в поселке Новогорном. В Италии, которую я хорошо знаю, бизнес равномерно распределен по стране, и уровень жизни в деревне даже выше, чем в городе.

Яков ГУРЕВИЧ: — Есть же статистические усредненные данные, какой доход имеет выпускник Гарварда через год, три, пять лет после выпуска. Нужно завести такую практику в России. Тогда в вузы, которые готовят плохих специалистов, просто никто не захочет поступать. А сами учебные заведения будут заинтересованы в том, чтобы набирать по способностям или по контрактам с предприятиями.

Марина МЕЧЕВА, директор Уральской федерации содействия бизнесу: — Нужна система жестких образовательных стандартов. Вузы должны нести ответственность за качество образования и специалистов, которых готовят.

Андрей ВОЛКОВ: — Если извне персонала, подходящего нам по качеству, не дождаться, может быть, стоит создавать учебные центры при компаниях?

Олег ИВАНОВ: — Думаю, разумно было бы организовать послевузовские практические курсы или высшую школу по узкой специальности. Чтобы выпускали они не по 60 тысяч человек, а всего по 60, но таких узких специалистов, в которых остро нуждаются предприятия разных отраслей. Они могут сами присматривать себе успешных выпускников и оплачивать им эту доподготовку.

Конкретные люди будут готовиться на конкретные должности в конкретных компаниях под заранее оговоренную зарплату и параллельно практиковаться в работе. Мы всех руководителей как среднего звена, так и более высокого уровня готовим сами. В группе «Рестостар» нет ни одного начальника, который бы пришел готовым специалистом, все выросли из продавцов, официантов. Перспективы роста есть у каждого сотрудника.

Вадим ПЛАТОНОВ: — Знаю по своему опыту: бизнес хочет и может инвестировать в образование, но это не значит, что вчерашние студенты оправдают и отработают вложенные в них деньги. Между тем деньги немалые. Я каждый год приглашаю к нам преподавателей из Италии. Один педагог обходится мне в 640 евро в день, плюс дорога, питание в ресторане и проживание в хорошем отеле.

Но у меня нет гарантии, что мои сотрудники завтра не разорвут контракт и не уйдут к конкуренту или не создадут свое дело. Откройте любую рекламную газету — половину компаний, объявления которых вы там увидите, открыли мои ученики. С одной стороны, этим можно гордиться, но с другой — это прямые убытки. Я считаю, работодателей нужно законодательно защитить от невыполнения условий контрактов работниками. С этим предложением стоит выйти сразу на Госдуму.

Андрей ВОЛКОВ: — Как я понял, пока единственным способом пережить кадровый кризис является создание системы внутрифирменного обучения, доводки персонала до необходимого уровня своими силами. Это подтверждается опытом работы многих челябинских организаций.

Дмитрий ДОВЖЕНКО: — Я предпочитаю брать сотрудников с третьего-четвертого курса университета, как правило, по рекомендации заведующего кафедрой или другого уважаемого мной человека. До сих пор ни один не подвел. Студентам проще объяснить, к чему стремиться, проще мотивировать, они открыты и слушают тебя. А готовых специалистов трудно ломать. Вместе с тем я рад, когда мои люди уходят на повышение в другие компании. Ведь они несут мой «бренд» руководителя и наставника.

Александр МИХАЛЕНКОВ: — Вузы должны более гибко подходить к требованиям рынка, экономики. Ведь в стране произошли кардинальные изменения, появились новые технологии производства и потребления. Хочется, чтобы система образования на это живо реагировала. Но такое возможно только в случае, если диктовать условия будет потребитель, то есть бизнес.

Яков ГУРЕВИЧ: — Государству нужно определиться со своей позицией на рынке труда. Сейчас на первом месте стоит борьба с безработицей, а нужно стимулировать вывод рабочей силы действующих предприятий для повышения производительности труда. Что касается учебных заведений, то для них уже существует система лицензирования. И лишние административные барьеры не нужны. Эффективной будет только борьба экономическими методами. Если всем будет известно, что такой-то институт не дает должного образования и его выпускники не могут найти работу, молодежь не будет туда поступать, конечно, за исключением тех, кому нужно лишь откосить от армии.

ОТ РЕДАКЦИИ:
В ходе обсуждения мы выяснили, что представители бизнеса как никто другой заинтересованы в возрождении системы образования и готовы в этом помочь. Компании Челябинска, впрочем и всей страны тоже, остро нуждаются в грамотных технических специалистах, представителях рабочих профессий. По мнению предпринимательской элиты, вузы должны удовлетворять потребности бизнеса в кадрах и нести ответственность за качество образования.

Редакция газеты «Вечерний Челябинск» не ставит точку в разговоре о проблемах системы образования. Мы намерены предоставлять слово государственным чиновникам, от которых зависит решение кадровой проблемы, депутатам всех уровней, руководителям и преподавателям челябинских вузов, выпускникам системы высшего образования, представителям общественной палаты. И само собой намерены продолжить диалог с представителями бизнеса.

Так или иначе, выход должен быть найден. От этого зависит не только конкурентоспособность города и области в масштабах страны, но и наше элементарное экономическое развитие. Все вокруг нас — от состояния экологии (мы все хотим дышать чистым воздухом и пить чистую воду) до качества продуктов и темпов роста производительности труда в мебельной промышленности — зависит от наличия или отсутствия высококлассных специалистов. Продолжение темы — в ближайших номерах «Вечернего Челябинска».

Редакция благодарит группу «Рестостар» и ресторан «Титаник»
за помощь в организации «круглого стола».

Подготовила Евгения ДЕСЯТКИНА.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»