Меню

Гаражные посиделки в ожидании льда

30.11.1999 09:07 93 (11704)
Медведь, медведь… — презрительно боднув небритым подбородком, Славян щедро сцедил из кега жигулевского нефильтрованного в свою бездонную кружку и пересушенным подлещиком хлопнул о верстак. — Че вы вообще знаете о медведях, лапти нетоптаные! Вот у моих сродственничков в Нязе (Нязепетровск), на примете есть такие берлоги, куда вход рупь, а выход — пять. Если вообще успеешь убежать…

Две переноски, подключенные к щитку, вполне сносно освещали наше гаражное веселое застолье, на которое под занавес летней рыбалки мы благополучно смотались от своих надоедливых жен. В углу тихо сопели вентиляторы электрических нагревателей, и теперь, когда мы сидели впятером с двумя кегами пива (жена у одного — барменша) и горой вяленой рыбы, былые наши похождения обретали вторую жизнь.

— Не, ну серьезно, когти у него были как кинжалы, я себе один на память плоскогубцами оторвал, — пытаясь быть незабытым за общим гвалтом, подпрыгивал с табурета Яха. — Не, ну правда, щас покажу…

— Че ты тычешь тыкалкой магазинной. Ты ей в носу своем лучше поковыряй… — авторитетный в охоте Славка, к тому же подпружиненный градусами, явно не хотел сдавать своих председательских полномочий. — Это медвежий коготь? Да не смеши! Это вообще от дохлой вороны клюв! Ха-ха-ха…

Вдруг с улицы тихо зажурчал автомобиль, и я, бросив недоглоданного окуня, из любопытства распахнул свежему воздуху гаражную дверь.

Ба, какие люди на блюде! Напротив, раскрывая ворота своей автоберлоги, шевелился камуфляж моего соседа, такого же рыбацкого маньяка, как и мы. Вот это праздник, вот это везуха! Обычно Сергеича даже днем с собаками не найдешь. Вечно где-то на своих секретных водоемах колдует и рыбы оттуда везет больше всех. Значит, будет сегодня нам «информейшн» из первых ласт!

— Сергеич, здорово, сосед! — хлопнул было я его по плечу, отчего моя ладошка тут же оказалась «мокрой насквозь». — Ну не хухры-мухры! Ты что, в сауне из русалок икру доил?!

— Не скалься! Улыбочка разъедется — потом не сошьешь...

Через 15 минут, загнав свою «Ниву» в стойло, Сергеич — Александр Сергеевич Смолинков (бывший вояка) — сидел в нашем шалаше и, заглатывая пивные градусы, рассказывал о своем…

— Родня у меня под Шумихой, там озерцо. У озерца нет названия, вернее, оно есть, но весьма незапоминающееся, поскольку сама болотинка очень маленькая (около 800 метров), да и к тому же в аренде у моего брата, а потому оно без популярности у любителей и на слуху его нет.

— Попроще, Склифосовский, — мутным от пива глазом повел Славян. — Ты рыбы привез или куда?!

— Короче, есть там карась, карп и сиг. Каждую весну мой брат зарыбляет всем понемногу, а осенью родня приезжает, перегораживают сетями, чтобы всю рыбу изъять. Глубина в водоеме до двух метров, поэтому рыба зимой не живет. Вот и я нынче съездил, порыбачил, так сказать! — Сбросив мокрую доху к нагревателям, Сергеич хлебнул пивка и стал отжимать темный от влаги рукав. — Забросили снасти с вечера, ну и, как положено у родственников, банька, затем пельмени самогонные и даже колхозницы задастые, но до стриптиза дело не дошло. Прикидываешь, выхожу вечером покурить на улицу, а там морозец в нос дрель вставил и свербит. Мать моя женщина! Днем было плюс шесть, а тут еще и полночи нет, а от холода уже уши так прокалывает, что хоть серьги в дырки цепляй! Ну, думаю, надо ехать снасти сворачивать, а иначе лед встанет — и все, кранты! Хотя, если честно, их можно убрать и по льду, но тогда получится, что я в эту курганскую даль приперся так просто, посмотреть, насколько у братовой жены целлюлит отрос. Негоже это! Вот и решил взять свою резиновую лодочку, выйти в ночку тихую, да и сколько унесу рыбешки наковырять.

Попросил было братку помочь — куды там: они после бани с соседским Ваньшей уселись под Водовкина раскладывать пасьянс. А уж если эти двое сошлись, то проще каток из грязи руками вытолкать, чем моего братишку на рыбалку вытащить в ночь.

Вышел к озеру, лодку накачал. Вокруг тишина, деревенька за спиной лампадами подмигивает, звезд на небе что зерна в амбаре — лепота! Приготовил мешечек под рыбу самый рыбачий — бездонный, чтобы и себе хватило, и родственникам вечно голодным, и соседскому коту. Отколотил от берега наледь, забрался в лодку и поплыл себе тихим сапом к торчащим недалече буям. В ночи гребу, что соседку… имею. Вкусно-то как!

Первая тяга, берусь за капроновый поводок — сразу же по руке уверенные рывки. Есть рыбка, есть...

Через час, углубившись по тяге к противоположной стороне, в моем мешочке солидно ворочалось с десяток приличных карпов и десятка два килограммовых карасей. Хоть и говорят, что сети — это неувлекательно, все это чушь! Пока в руках вытягиваемый поводок, напряженная душа всегда живет ожиданием: а что там, в сети? При этом окружающая действительность суживается до небывало малого, а слух и зрение утрачивают свой круговой обычный контроль. А зря…

Сначала это что-то необычное не послышалось, а просто почувствовалось. Что-то эдакое такое, когда к вам в гости пришел дяденька Миокард и у вас ни с того ни с сего стало кисло внутри. Что-то не так! Затем это что-то стало приобретать вполне осязаемый звук.

К-к-кр-к-кц-ц… — этот легкий скрежет, когда на глазах кристаллизуется поверхность воды, проще — встает лед, словами не передать. Это надо видеть и слышать воочию, но по правде лучше бы по телевизору или в кино.

Лед по-волшебному смыкался вокруг лодки, и грести становилось все трудней. Хрр-хр-р — шелестела под днищем нарастающая на глазах наледь, а до долбаного берега было еще будь здоров. Эй, мужики, спасите, помогите, я все отдам…

Для справки: стандартный неподготовленный человек может выдержать в холодной воде не более 5 — 10 минут. Даже с учетом того, что до берега 200 метров, их еще нужно будет проплыть. А на ногах сапоги, свитер с фуфайкой, шарфик жены…

И вот когда до берега осталось метров с полста, это случилось: работая веслами, я со всего маху налетел на более толстый прибрежный кусок льда. Шш-ах-х-х — стервозно-радостно выдохнула через порыв резинка, и половина лодки сразу перестала существовать. Отработанные в прошлом навыки спасения (заброс сдувшегося отсека на себя) сохранили плавучесть, но передвигаться в таком виде, ломая лед, было нереально.

— Братан, семь …уев тебе в карман! Где ты?! Бросай карты, спаси, помоги…

Кричи не кричи — озеро мельче не станет и уж, конечно, не растает лед! А чем дольше с порванной лодкой торчать на одном месте, тем крепче вокруг ледяной капкан! Так что вот так! Пришлось принимать водное крещение на два месяца раньше — сжав свои мужские достоинства в кулак, вываливаться за борт и на скачках бежать до бани, которая, к счастью, не успела остыть.

— А рыба-то где? — приоткрыл глаз было задремавший Славян.

— Где-где? Все там же, осталась на самом дне! — смахнул пену с усов сосед. — Вот не рыбачил никогда на сети — и не буду, хоть денег мне за это море дай. Не мое это — своими подштанниками под водой рыбу смешить!

— Не, ну ладно рыба, ладно понырять пришлось… — Славка окончательно распахнул залитые пивом глаза. — А медведя-то вы взяли? Где медведь?..

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»