Меню

В ЮУрГУ существует уникальный творческий коллектив — хор детей войны.

24.04.2015 12:01 32 (11843)

В этом году ему исполняется 60 лет.

Любовь к песне, общие интересы и, конечно, совместная работа объединяют его участников. Сегодня в составе хора 19 человек. Большинство из них — выпускники автотракторного факультета ЧПИ, инженеры, производственники, которые много сделали для развития машиностроения на Южном Урале. А учиться и работать помогала песня.


В декабре 1955 года на автотракторном факультете Челябинского политехнического института был создан мужской хор. Возглавил его студент третьего курса Владимир Батраков.

«Мне в жизни везло на хороших людей и верных друзей»

— Идея организовать мужской хор родилась у секретаря комсомольской организации АТ-факультета, моего однокурсника Бориса Диковского, — рассказывает Владимир Максимович. — Философ по натуре и хороший спортсмен, он предложил деканату создать такой коллектив, вспомнив, как ребята пели под баян на уборке картофеля. Руководству факультета идея понравилась. Одобрило ее и факультетское партбюро, назначив куратором проекта Бориса Николаевича Пинигина. Кандидат технических наук, разносторонне развитый человек, педагог, которого любили студенты. Он лично приходил на репетиции, отмечал посещаемость и строго говорил: «Кто будет опаздывать или пропускать занятия хора, выше тройки по моему предмету не получит». Студент, получавший хоть одну тройку на экзамене, лишался стипендии. А на нее можно было прожить месяц, питаясь в студенческой столовой.
В первый же год хор стал лауреатом, и необходимость в контроле отпала. Ребята с удовольствием пели, тем более многие имели музыкальное образование. В роли аккомпаниаторов тоже были студенты-баянисты. Лучший среди них — Сергей Пелесков. Ему помогали Степан Емельянов, Олег Шалупов, Владимир Ковелин — они и сегодня поют в хоре. А преподаватель ЮУрГУ кандидат технических наук Владимир Ковелин с 2003 года наш бессменный баянист-аккомпаниатор.

На протяжении 15 лет хор становился победителем конкурсов художественной самодеятельности вузов. А в 1957 году в составе южноуральской делегации выезжал на Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москву. В то время многие песни в исполнении мужского хора ЧПИ звучали по областному радио, часто — по заявкам слушателей. Особенно полюбилось нашим землякам «Баренцево море» — солировал ветеран ЧТЗ Вячеслав Алашеев.
Второе рождение хора
…Владимир Батраков руководил хором до 1970 года. За это время успел поступить в Челябинское музыкальное училище им. П.И. Чайковского. Учился без отрыва от производства и в 1968 году окончил его. Но вскоре любимое дело пришлось оставить: Владимир Максимович возглавил один из отделов СКБ «Турбина» и поступил в целевую аспирантуру Всесоюзного института научной и технической информации в Москве. К хоровой работе он вернулся только через 30 лет.

— В 2002 году декан автотракторного факультета Юрий Владимирович Рождественский предложил мне возглавить студенческий хор. Коллектив успешно выступал на смотрах и конкурсах, побеждал на фестивалях «Весна студенческая», а мой «Марш уральских студентов» получил специальный приз и прозвучал в исполнении хора студентов на столичной сцене, — продолжает Владимир Максимович. — В 2003 году по инициативе Юрия Владимировича Рождественского возродился хор ветеранов. Он посоветовал пригласить в коллектив тех, кто пел в нашем хоре в 50 — 70-е годы. Шесть человек работали со мной в СКБ «Турбина», остальных «мобилизовал» староста хора Виктор Иванович Чечев. Он много лет работал заместителем начальника управления кадров ЧТЗ. В том же 2003 году наш хор вновь вышел на сцену. На 60-летие автотракторного факультета мы исполнили факультетский гимн, спели «Баренцево море» с солистом Вячеславом Алашеевым и несколько народных песен.

В 2012 году наш коллектив завоевал первое место среди ветеранских хоров университетов Челябинской области. По инициативе кандидата технических наук Владимира Ивановича Молчанова мы выпустили два диска — прослушать их можно в Интернете на сайте atfakultet.ru в разделе «Проекты». Спонсировал запись дисков Сергей Алексеевич Пелесков, успешный предприниматель, который в студенческие годы был первым в квартете баянистов. В декабре этого года хор отметит 60-летие своего удачного рождения. К юбилею готовит новый диск с песнями о танкистах и летчиках. Аккомпанирует хору ансамбль профессионалов под руководством композитора Павла Михайловича Денякина.

…Сейчас хор ветеранов активно готовится к празднованию юбилея Великой Победы. Коллектив будет выступать в Южно-Уральском государственном университете и непременно — на родном автотракторном факультете, для которого это особый праздник. Ведь этот старейший факультет ЮУрГУ был создан во время войны, в 1943 году, и первоначально назывался «танковый».

— На концертах в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне прозвучат любимые народные песни, — поделился планами руководитель хора. — Среди них актуальная для нашего времени баллада Бориса Мокроусова «Заветный камень», посвященная легендарному Севастополю, песня о Днепре Марка Фрадкина на стихи Евгения Долматовского. Пророчески звучат строки этой песни:
Ты увидел бой, богатырь-река,
Мы в атаку шли под горой,
Кто погиб за Днепр, будет жить века,
Коль сражался он, как герой.
А как близки нам сегодня слова, напоминающие о поднимающих голову фашистах в Прибалтике, Украине:
Кровь фашистских псов
пусть рекой течет.
Враг Советский край
не возьмет!
Как весенний Днепр,
всех врагов сметет
Наша армия, наш народ!

…Сегодня в хоре ветеранов 19 человек. У пятнадцати за плечами тяжелое военное детство. Остальные знают о войне по скупым рассказам отцов-фронтовиков.
Узнав, что в «Вечерке» проводится акция «Дети войны», Владимир Максимович Батраков предложил корреспондентам «ВЧ» познакомиться со своим хором и пригласил на репетицию.
Коллектив собрался в полном составе. В университетской аудитории ветераны словно вернулись в студенческую юность. Хористы шутили, играли на пианино, пели. А нас, гостей, встретили энергичным «Маршем авиаторов».

«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью», — звучали сильные мужские голоса.
Все исполнители прошли путь от рядовых инженеров до руководящих работников, некоторые защитили диссертации. Сегодня большинство из них на заслуженном отдыхе.
Накануне Дня Победы ветераны поделились воспоминаниями о своем детстве, и мы окунулись в тревожную атмосферу далеких 40-х годов.
Виктор Иванович Чечев, староста хора, в прошлом заместитель начальника управления кадрами ЧТЗ:
— Родился в Курганской области. О войне остались лишь отрывочные воспоминания. В 1943 году, мне тогда шел пятый год, вместе с сестрой оказался в детском доме. Мама работала в детском саду, неправильно списала посуду, и ее посадили в тюрьму. Своего отца я практически не помню. Его призвали в 1942 году, и он пропал без вести. До сих пор неизвестно, где его могила, что произошло. Многие из наших родственников не вернулись с фронта. По рассказам знаю, что мой дядя Сергей даже винтовку не успел в руки взять — по дороге на фронт эшелон разбомбили… В память об отцах, не вернувшихся с войны, я написал стихотворение:
Гляжу я на замерзшее стекло,
И лед узорный ворошит мне память,
И навевает память мне одно
Воспоминание — смутно, как в тумане.
Кристаллики составили узор
Точь-в-точь, как и тогда,
В морозном сорок первом:
Какой-то дядя, теплый и большой,
Со мною на руках стоял в шинели серой.
Я пальчиком показывал ему
На елочки и звезды ледяные,
А он смотрел на снега кутерьму
И слушал ветра всполохи шальные.
Он улыбался смеху моему,
Но взгляд его был строг, сосредоточен,
Рукой ласкал он голову мою
И все шептал: «Сыночек мой, сыночек».
Прошло с поры той много, много лет —
Я сам отец и стал отца я старше,
Но тот узорный на окошке след
Остался навсегда узором нашим.
Он в сердце врезан, он неистребим
И времени он вовсе неподвластен.
Он — память о погибших нам, живым,
О всех погибших в той войне
За наше счастье.

Степан Михайлович Емельянов, в прошлом заместитель начальника службы перевозчиков «Челябавтотранс»:
— Когда началась война, мне было пять лет. Хорошо помню, как в нашей деревне в Курганской области провожали в армию мужчин. Все жители вышли на улицу, женщины плакали, причитали. На фронт ушло больше ста человек, а домой вернулись единицы. Мы проводили на войну отца, вместе с ним ушли еще пять моих дядюшек. Вернулся отец и только один мой дядя…

В 1943 году я пошел в первый класс. В школе нам, как детям фронтовиков, давали кусок черного хлеба с картофельной баландой. Но несмотря на тяжелейшие условия, у нас организовали хор мальчиков. С той поры я полюбил художественную самодеятельность. Пел в мужском хоре, когда учился в железнодорожном училище. И когда поступил на автотракторный факультет ЧПИ, пришел в хор, был баянистом.
 
Анатолий Федорович Сидорчук, заслуженный изобретатель России, в прошлом завсектором ОГК ЧТЗ:
— Я хорошо запомнил начало войны. Мы с отцом, мамой и старшей сестрой поехали в гости в Лебяжье в Курганской области. Вечером 21 июня вместе со взрослыми пели, танцевали. Наутро мы с сыном хозяйки побежали за мороженым. Возвращаемся — за столом в полном молчании сидят наши родители. Война. Отец ушел на фронт, пропал без вести в начале 1942 года...
Помню День Победы. Мы с мальчишками пасли колхозных коров. Вдруг слышим: «Победа!» Вся деревня ликовала, праздновала Победу.
 
Василий Ефимович Андреев, в прошлом начальник отдела стандартизации качества продукции СКБ «Турбина»:
— В начале войны мы жили на Северном Урале. Отец работал по брони. А вот брата матери призвали, он погиб в самом начале войны. У него остались два сына. Я видел, как тяжело они жили без отца.
Александр Ульянович Тарасенков:
— Я родился в Смоленской области. В начале войны мне было три года. Помню, как немцы сожгли нашу деревню. Почти все дома были уничтожены. Мы жили в землянке.
Отец погиб в феврале 1942 года на Ленинградском фронте, мама умерла от тифа. Нас, четверых детей, взяла к себе тетя. А после освобождения деревни в 1943 году меня отправили в дом ребенка в Уфе. Помню, в День Победы нам дали белый хлеб и шоколадное драже. Помню, как сидели с нянечкой и гадали, вернутся наши отцы с войны или нет. Некоторым детям повезло. Их разыскали родители и увезли домой. А я из дома ребенка попал в детский дом, воспитывался в суворовском училище. А потом поступил на автотракторный факультет ЧПИ.
Алексей Тимофеевич Сокирян, до пенсии был главным инженером ЧПАТО:

— Родился в молдавском селе недалеко от границы. Помню, меня трехлетнего на руках держала мама, а где-то рядом разорвалась бомба. Этот страх остался на долгие годы. Помню, как в конце войны мимо наших домов проходили советские танки. На дороге остались глубокие канавы от гусениц.
Владимир Михайлович Романов, в прошлом начальник котельной челябинского аэропорта:
— Эвакуация. Мать везет нас с братом на телеге из Мценска в Тамбовскую область. Едем в неизвестность. Мы, дети, немного напуганы. И вдруг мама говорит: «Давайте споем». Мы запели: «Мы едем, едем, едем в далекие края». И страх прошел.

На новом месте нам очень повезло. Определили нас в большую деревенскую избу, с земляным полом и огромной печкой. У хозяйки тети Поли двое детей — Мишка и Сережка. И нас двое — Вовка и Женька. Две семьи фронтовиков жили как родные. Все делили поровну. Мама моя вместе с хозяйкой на одной кровати спала, а мы — на печке и на полатях. Вместе копали мороженую картошку, жарили черные котлеты, болтушку заваривали. Тяжело было, но теплая домашняя атмосфера на всю жизнь запомнилась.
После войны вернулся отец. Он прекрасно, без акцента говорил на немецком языке, на фронте был переводчиком. Дошел до города Веймара в Германии.
Роберт Садретдинович Сафин, до пенсии работал в СКБ «Турбина» начальником отдела контроля выпускаемой продукции:
— Родился я в 1938 году в Башкирии. Друзья у меня были почему-то с немецкими именами — Адольф, Фридрих. Отцы у всех были на фронте. Мама моя работала бригадиром в колхозе. Во время уборочной она брала меня с собой в поле: дома оставить меня было не с кем. Ехали на лошади. Мама оставляла меня в каком-нибудь звене, а сама объезжала другие участки. Помню, как женщины и мальчишки 14 — 15 лет в отсутствие руководства спешно разводили костер из соломы и варили зерно в котелке. Очень есть хотелось. Но, завидев издали начальство, опрокидывали котелок, тушили костер. Варить еду в рабочее время да из колхозного зерна было строго запрещено.
В 1946 году вернулся с войны отец. И я очень долго привыкал к этому непривычному слову — «отец».
Вениамин Михайлович Кузнецов:
— Я родился в 1934 году под Копейском, в поселке Шахта-205. В воскресенье, 22 июня, мы с ребятами играли в футбол. После игры гурьбой возвращаемся домой, видим: в поселке женщины плачут: «Война!» Все думали, что это ненадолго. Однако пришлось сполна испытать все тяготы войны: голод, хлеб по карточкам. Мой отец уже был пожилым человеком, и на фронт его не взяли.

Хорошо помню День Победы. Весна, распутица, ненастная погода. Во всех классах объявили об окончании войны и нам, школьникам, дали задание — идти по поселку, стучаться в каждое окошко и сообщать о победе. Радио не было ни у кого. Мы до вечера ходили по дворам с доброй вестью. Повсюду нас встречали с радостью и со слезами на глазах.
Владимир Васильевич Ковунов, кандидат технических наук, работал заместителем директора НАТИ:
— Родился я в 1936 году в Днепропетровске. Отец был шахтером в Донбассе. По комсомольской линии обучился в Киеве, стал военным. Война нас застала в Таллине. Надо сказать, отношение к нашим военным и к семьям военнослужащих в Эстонии было очень негативное.

В первый же день войны нас погрузили на поезд, отправили в сторону Киева. Ехали под бомбежками. Эшелон часто останавливался, люди выбегали из вагонов, прятались в поле. А мама с тремя детьми — семи, пяти и трех лет — оставалась в вагоне. Но мы выжили. Приехали в Киев — вокзал разрушен. Матери, как жене военнослужащего, оказывали помощь. Так мы добрались до Куйбышева. Здесь я тяжело заболел воспалением легких. Врачи давали неутешительный прогноз: «Не выживет». Но я выжил.
Потом мы доехали до Челябинска. Здесь в конце войны получили депешу: отцу поручили заниматься военнопленными немцами в Минске. И мы поехали в Белоруссию на платформе с танками. Солдаты кормили нас вкусной гречневой кашей. День Победы встретили в Белоруссии. Опасности там подстерегали на каждом шагу. Пацаны часто подрывались на минах. Бывало, лежит шоколадка на земле, а там — ловушка.

В 1948 году отца направили в Челябинск. Здесь мы с братьями окончили автотракторный факультет.
Отец любил музыкальные инструменты. У него были барабан, балалайка, гитара, пианино, скрипка, бубенцы и даже настоящий тульский баян, который отлично звучит до сих пор. Отец играл на всех инструментах, при этом не знал ни одной ноты.
Юрий Николаевич Логинов, в прошлом начальник отдела на ЧТЗ:
— Я коренной челябинец. Из военного времени запомнилась учебная воздушная тревога. По сигналу мы выходили в общий коридор, гасили свет. Помню беженцев. Измученные женщины с детьми часто появлялись в нашем районе — мы жили вблизи нынешнего ДК «Станкомаш».
Помню, как строили Дворец культуры. На стройке работали румыны. Я ходил к ним с бидончиком, и строители наливали мне порцию супа из крапивы с вермишелью. Он тогда казался очень вкусным.

Сергей Павлович Коломиец, в прошлом начальник отдела СКБ «Турбина»:
— Я родился в 1937 году на Украине, в Полтавской области, в селе Климовка. В войну с мамой и сестрой жил в оккупации. Наше село сдали без боя. На машинах проехали сытые немцы. Но в основном в селе хозяйничали полицаи. В 1942 году немцы согнали подростков 10 — 13 лет и увезли в Германию. А через год и мы, младшие ребятишки, могли оказаться на Западе. Хорошо помню: в 1943 году нас, малышей, построили на улице. Напротив стояли наши мамы, плакали. Но вдруг на дороге появился запыленный немец-мотоциклист, что-то крикнул своим. Те собрались и уехали, а нас оставили дома. Приближались войска Красной армии, и немцам было уже не до нас.

Бои за село шли ожесточенные. Немцы сжигали все на своем пути. Все дома, крытые соломой, были уничтожены. Уцелела только наша хата, потому что была покрыта черепицей. Когда начался бой, мама спрятала нас в подвале. Когда наступила тишина, мы вернулись в хату. А она была занята: на полу спали уставшие солдаты. Вскоре они ушли дальше, на запад.
До Сталинградской битвы мой отец служил в военно-инженерной части — строил укрепления. Потом он с горечью рассказывал, как в начале войны бетон даже не успевал схватиться, как подходили передовые части немцев и выбивали наших бойцов. Из Сталинграда всех технически грамотных солдат отправили на строительство металлургического комбината в Бакале. А с 1946 года отец работал на строительстве будущего Челябинска-40. Мы приехали к нему в 1948 году. Жили в Кыштыме.
Борис Владимирович Токмачев, ведущий инженер СКБ «Турбина»:
— Я родился в Челябинске в конце 1941 года. Отец работал на ЧТЗ, имел бронь. Воевать ему не пришлось. В 1939 году его призвали на финскую войну. Но когда они приехали, боевые действия уже закончилась.

А вот его четыре брата были на фронте. Двое погибли: один воевал в пехоте, другой — на военно-морском флоте.
Я почти не помню военное время. Но День Победы остался в памяти. Мы жили на седьмом участке, рядом со стадионом ЧТЗ. Когда объявили о победе, мы, дети, прыгали на кроватях от радости, а на стадионе пускали в воздух ракеты и кричали «Ура!».
Послевоенное время было тяжелым. Все время хотелось есть. В магазинах продавались колбасы, недоступные для нас. А с хлебом были перебои. Нас, мальчишек, родители отправляли с вечера занимать очередь, и мы всю ночь дежурили возле магазина. Потом нас сменяли родители и утром получали положенный паек хлеба.
И все-таки мы победили!
Олег Григорьевич Шалупов, руководитель ремонтного предприятия:
— Я родился в 1950 году. Отец — кадровый военный, в 1938 году окончил Харьковское военное училище. Прошел всю войну. Конечно, я, как мальчишка, часто расспрашивал его войне. Но отец рассказывал неохотно. Он служил в инженерно-строительных войсках. Говорил, что их постоянно бомбили. Во время отступления наших войск уничтожали со-
оружения под обстрелом. Когда перешли в наступление, надо было возводить мосты, переправы — и снова под бомбежкой. Но отцу повезло: за время войны он получил только одно осколочное ранение.

Владимир Александрович Ковелин, кандидат технаук, доцент, преподаватель ЮУрГУ:
— Мой отец вернулся с фронта на родину в 1945 году, в 1946 году женился, а через год родился я. Когда стал старше, видел, с каким уважением относятся к фронтовикам в нашей деревне Курганской области. Отец быстро обучился на агронома, освоил профессию зоотехника, потом стал председателем колхоза. Но про войну рассказывать не любил.
 
Иван и Василий Жуйковы, программисты, технологи СКБ «Турбина», самые молодые хористы:
— Наш отец к войне был уже хорошим специалистом, поэтому получил бронь. Работал в кузнечном цехе на ЧТЗ.
Но война оставила шрамы в нашей семье. Были у нас два дяди — близнецы, как и мы. Красивые парни 1922 года рождения. Один из них сгорел в танке на Курской дуге в бою под Прохоровкой, второй прошел всю войну, но вскоре умер от ран.

Геннадий Васильевич Клочков, начальник сектора СКБ «Турбина», автор романсов, песен и стихов, поэт и композитор:
— Удивительное совпадение: мой отец Василий Клочков был старшим лейтенантом, политруком, воевал под Москвой, как и его знаменитый однофамилец — Герой Советского Союза, офицер-политработник Василий Клочков, который ценой своей жизни остановил вражеский танк у разъезда Дубосеково. Такое совпадение подчеркивает неисчерпаемость русской нации: погибает один Василий — на его место встает другой.

У отца было четыре брата. Все воевали и, что поразительно, все остались живы.
Я родился в 1946 году. Говорят, нашему поколению, рожденному после войны, очень повезло. Но я помню, как в детстве мы играли в войнушку. И воевали обязательно до победы наших над немцами. Вот это, наверно, и есть патриотизм. И безусловно, патриотизм связан с песней. Пока живет песня, живет и непобедимая русская душа, живет Россия.
 
Владимир Максимович Батраков:
— В нашем хоре ветеранов я самый старший. Мне 81 год. Когда началась война, мне было восемь лет. Семья у нас была большая, я самый младший, седьмой ребенок.
В 1939 году мы приехали в Магнитогорск. Жили в бараке, сделанном на совесть — с мощными стенами, плитами и хорошими духовками. По одну сторону общего коридора 12 комнат, столько же по другую. В комнате — две кровати, а мы, дети, спали на полу на перинах.

Когда началась война, помню, как мы, пацаны, радовались, думали, что Германию быстро разобьем. Но вот пришел первый состав с ранеными, и были великие слезы. Потому что из вагонов выносили искалеченных бойцов — без рук, без ног. Это страшно. Мы, ребята, ходили в госпитали, выступали с концертами.

Моего брата призвали в армию в 1941 году. Но ему было 17 лет и его отпустили. На фронт отправили позже, в 1942-м. Он прошел от Киева до Берлина. Получил медали «За отвагу», «За взятие Берлина». Умер он в 2003 году. А ведь во время войны на него дважды приходила похоронка. За это время мать поседела полностью. А когда в 1947 году в дом зашел красавец с медалями, вещмешком за спиной, мама упала в обморок. От радости.

Помню, как во время войны потерял я карточки. Мы неделю голодали. Кто-то сказал, что мы умираем, и нам принесли две булки хлеба и трех мощных лещей. Да, было трудно. И все-таки мы победили!

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»