Меню

Жилой город

22.04.2015 13:32 31 (11842)

Архитектурное планирование, застройка, девелопмент — на первый взгляд, отрасли, которые касаются только узкого круга профессионалов. Но люди живут в городе и, значит, зависят от его устройства. О механизмах, актуальных для создания удобного мегаполиса, мы продолжаем беседовать  с Кириллом Кугаевским, главным архитектором группы DevelopmentPRO и руководителем архитектурной мастерской «Аксио».

Кирилл Кугаевский: «Для начала нужно признать, что жилой район не должен быть только жилым»
 
 
— Итак, Кирилл, почему бы нам не поговорить сегодня о жилых районах?
— С удовольствием, это моя любимая тема. Мне всегда нравилось заниматься жильем. Но само определение «жилой район» мне не нравится. Исторически жилых районов никогда не существовало. Как устроен старый город? На первом этаже — лавочка, на втором живут ее хозяева. Это вполне нормально. То, что зовется «жилыми районами», строили в более поздний период, хотя это не советское изобретение. Недостатки такой застройки вытекают из самого понятия.
Начнем с теоретических соображений. Подразумевается, что если в городе есть жилые районы, то есть и нежилые. Кажется, это естественно: имеются в виду промышленная, общественная и рекреационная зоны. Таким образом, выполняются четыре базовые функции: жилье, работа, общественная деятельность, отдых. Как это функционирует? Если человек хочет отдохнуть, то он должен выйти из дома, сесть в автобус и поехать в парк, если он хочет сходить в кино или театр, то должен сначала добраться в общественную зону. Не слишком удобно, зато «правильно». Именно так учит градостроительная «наука».

Но есть очень большая разница между тем, как должно быть, и тем, как есть на самом деле. И когда первое ставится выше второго, ничего хорошего ждать не следует. Но, к счастью, реальная жизнь берет свое, не особо считаясь с теоретическими выкладками.

Надо учитывать, что индустриальный век закончился. Челябинск — промышленный город, но и в нем все население поголовно не уезжает с утра на заводы. Кто-то работает в офисе, в парикмахерской, в театре. Для этих людей зоны смешиваются. Это естественно, и эта тенденция будет только набирать обороты. К сожалению, на практике этому положительному во всех отношениях процессу у нас принято только препятствовать.
 
 
— Да, но это смешение рабочей и общественной территорий. А что насчет жилого района?
— Все сказанное точно так же работает и для этой зоны. Что такое жилой район? Это район, предназначенный для того, чтобы в нем жить. А что значит жить? Для наших новостроек гораздо больше подходит термин «спальный район», поскольку там только то и можно, что спать. Но это неинтересно и неудобно в первую очередь для жителей, а потому не выдерживает проверки временем. Когда идешь по жилому району, особенно построенному лет десять назад, то видишь, как первые этажи выбиваются, и там появляются парикмахерские, магазины, офисы небольших компаний. Естественный процесс берет свое. Минусом в данном случае можно назвать то, что квартиры на первых этажах для магазинов совсем мало приспособлены. Это заметно даже с улицы: приходится делать большие лестницы, пандусы. Если идти по некоторым достаточно старым районам, можно видеть, как первый этаж буквально ощетинивается ступеньками. Выглядит это довольно нелепо. И едва ли кто-то возьмется обойти несколько таких магазинов — неудобно без конца карабкаться вверх-вниз. И все же когда я вижу подобное, то вспоминаю популярные некогда фотоснимки: листки подорожника пробиваются сквозь трещину в асфальте. Жизнь восторжествует! Но было бы гораздо проще и разумнее при планировке учесть возможность появления на первых этажах объектов сферы обслуживания.
 
— Но что для этого нужно сделать?
— Для начала признать, что жилые районы не должны быть чисто жилыми. Конечно, у нас дефицит жилья гораздо больше, чем дефицит офисов и магазинов. К тому же все магазины и парикмахерские появятся только тогда, когда район будет заселен и оживлен. Но оставить при проектировании возможность для заполнения первых этажей нежилыми помещениями — это не так уж трудно. Во-первых, нужно позаботиться, чтобы цоколь не был слишком высоким — максимум 60 см. И, во-вторых, вплотную к домам не должно быть газонов, по крайней мере со стороны улиц. Пусть мостовые или тротуары идут возле самых зданий, без зеленого барьера. Конечно, зелень важна для города, но будем честны — газоны в этой роли плохо себя проявляют. Есть другие, более эстетичные методы озеленения.
 
— Хорошо, а что можно сказать о самой планировке улиц, кварталов?
— Давайте вспомним, как это устроено у нас. Примеры можно увидеть хотя бы на Северо-Западе. На расстоянии 600 — 800 метров друг от друга идут магистрали, между ними — жилая единица, называемая микрорайоном. Почему такие размеры? На самом деле, это очень просто: так обеспечивается шаговая доступность всего, что есть в районе — садика, школы, остановки общественного транспорта... То есть это именно жилой район, в котором можно только жить (то есть спать) и из которого можно быстро уехать к месту работы, отдыха, общественной деятельности. Это возвращает нас к началу разговора.

Существуют города с другим устройством. Чем они отличаются? Во-первых, в них гораздо меньше размер кварталов — не более 100 метров. Казалось бы, это мелкий, незначительный фактор, но он на многое влияет. Здесь мы вспомним о таком понятии, как «перекрестное использование». Его суть проста: чем больше людей пользуются каким-то магазином, тем лучше для него. При большом размере кварталов посещаемость расположенных в них магазинчиков существенно снижается. От этого страдают не только предприниматели, но и сам город, ведь очень важно, чтобы его пространство работало по максимуму. За счет этого максимума возникает эффект синергии. Синергия значит, что результат сложения каких-то факторов превышает их арифметическую сумму. Без преувеличения можно сказать, что именно благодаря эффекту синергии города возникли и продолжают существовать как явление.
 
— Значит, все, что нужно — уменьшить размеры кварталов?
— Конечно, все не так просто. Есть и другие важные вопросы, например этажность домов. У нас стремятся построить высотки, а жилой дом сделать по крайней мере десятиэтажным. Но если привлечь математику, то окажется, что в десятиэтажном районе коэффициент плотности застройки — примерно 0,8 кв. м полезной площади на квадратный метр земли, а при пяти-этажной застройке он будет 0,6 — 0,7 кв. м. Добавочная полезная площадь не так уж велика. Поскольку дома выше, между ними приходится оставлять большие промежутки. Они, как и всякое пустое пространство, для людей некомфортны. Это завязано на физиологии, определенные границы заложены в нас от природы.
 
— Хорошо, уменьшаем кварталы, уменьшаем дома. Как можно устроить район?
— Я бы предложил следующую схему. Можно оставить магистральную улицу (хотя это не лучший вариант), но сам микрорайон разбить на кварталы. Четкая сетка кварталов — это многочисленные улицы, половину из которых можно сделать пешеходными. Улицы очень важны, хотя это не все понимают. Существует мнение, широко распространенное и в профессиональных кругах, будто город состоит зданий, которые составляют кварталы или микрорайоны, из них образуются районы и так далее. Несмотря на свою популярность, это мнение глубоко ошибочно. Разве когда мы перемещаемся по городу, то видим кварталы? Мы видим улицы и из того, как они выглядят, составляем мнение о городе. Улицы — это лицо города! Люди ходят и ездят по ним, встречаются там. Туда выходят двери магазинов и кафе. Даже детям интереснее играть не во дворах, а вблизи улиц, потому что там есть оживление.
Примечательный факт: площадь улиц в Челябинске со всеми его магистралями при подсчете окажется меньше, чем в старом европейском городке — там улицы уже, но гораздо чаще. Их гораздо больше — значит, город разнообразнее. Почему это важно? Потому что возникает многообразие маршрутов. Человек может ходить многими дорогами и каждый раз получать новые впечатления. Появляется возможность прогуляться, попетлять, а это полезно и для человеческой психики, и для города. Разно-образие — одно из качеств, которые обязательно должны поддерживаться. Синергия рождается из плотности и разнообразия, эти два фактора создают очень сильный и ничем другим невосполнимый эффект.
 
— А дворы? Если вся жизнь сосредоточена на улицах, то что делать с ними?
— Двор — это очень полезное пространство, но только если он правильно устроен. Мы хорошо видим, что та общественная жизнь, которая должна была бы там сосредоточиться, практически отсутствует: слишком много пустого пространства, слишком мало людей.
Давайте зададим себе вопрос: а кому дворы нужны? Если считать всех жильцов дома, то на двор приходится большое количество людей. Но взрослые люди редко сидят там на лавочках. Во дворе отдыхают маленькие дети и мамы с колясками, престарелые люди. Им нужна спокойная закрытая территория. Если вход во двор будет только для своих, скажем, через калитку или консьержа, то к ним добавятся дети 7 — 9 лет, которых будут отпускать туда без присмотра родителей.
Если ребенку больше десяти, то ему будет интереснее на улицах, и в идеале он сможет свободно по ним гулять. Знаете, есть такое интересное понятие — «индекс эскимо». Что оно значит? Этот показатель отражает, в каком возрасте ребенка отпускают одного на улицу купить себе мороженку. Хотя индекс выглядит довольно забавно, это один из самых важных показателей комфортности и безопасности проживания в городе. Если в 10 лет ребенка отпускают одного — это очень хороший уровень.
 
— Это, конечно, неплохо, но как-то далеко от реальности. Будут ли эти дворы и улицы такими уж уютными и безопасными?
— Приведем сторонний пример: в Венеции очень много неогороженных каналов. За последние несколько десятилетий не было ни одного случая, чтобы в них кто-то утонул. Когда кто-то падает в воду, то это сразу видит такое количество людей, что человека вытаскивают в считанные секунды. Чему нас учит такой пример? Безопасность исходит от человеческого внимания, наблюдения. Для преступлений нужна безлюдность, отсутствие свидетелей. Улицы и дворы, которые популярны у местных жителей, становятся на порядок безопаснее.
Есть и более глубокие механизмы. Когда каким-то кафе или магазинчиком постоянно пользуются одни и те же люди, возникает особый психологический эффект. Люди начинают считать это место своим и заботятся о том, чтобы оно содержалось в порядке. Причем это ощущение зависит от качества места. Наши безразмерные дворы, наши улицы — ничьи, и даже жильцы близлежащих домов могут там мусорить. А если ты живешь на маленькой уютной улочке, где проводишь много времени, то скорее станешь подбирать мусор, который попадется на глаза, чем бросать его. Эти вещи не принято связывать с архитектурными и планировочными особенностями места. Всю полноту ответственности обычно перекладывают на людей: мол, публика у нас некультурная, что с нее взять. Вот в Европе — там культура, да, и поэтому чисто. На самом деле здесь имеется очень тесная связь с качеством среды. В этом можно видеть один из примеров влияния девелопмента на жизнь горожан.
 
— Если давно понятно и известно, как нужно строить города, удобные для людей, почему же строят как-то по-другому?
— А вот это самый интересный вопрос! В одной из статей я прочитал высказывание главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова (не путайте с бывшим главным архитектором Челябинска, тоже Сергеем Кузнецовым). Он сказал примерно следующее: «Все мы любим европейские города. И глупо любить одно, а строить другое». Мне очень нравится это высказывание, и я не упускаю случая его ввернуть.

Действительно, в чем же причина? Не в глупости же, в самом деле! Или не только в ней... Я много думал об этом, но все равно могу только высказать предположение. Довольно просто строить то, что многократно проверено, следуя писаным и неписаным правилам. Повторение одного и того же — это путь избегания риска. Даже если ошибки были допущены, к ним уже все привыкли, и все с ними смирились, как с неизбежным злом. У соседа через дорогу то же самое, а значит, так и должно быть. Видимо, для застройщика гораздо важнее получить пусть далеко не лучший, но зато точно спрогнозированный результат. Стабильность важнее качества. Совсем другое дело — пытаться сделать что-то новое, даже если оно хорошо забытое старое и многократно проверено другими.

Но важно помнить другое: города, в том числе и жилые районы, строятся для людей. Отсюда простой вывод: город должен быть удобен не для застройщика, коммунальных служб, администрации или полиции. В первую очередь он должен быть удобен для людей, а потом уже для всего остального. Несоблюдение этого простого, по сути, принципа, лично я расцениваю как нарушение прав потребителя. Остается надеяться, что когда-нибудь застройщики повернутся, наконец, лицом к своему покупателю.



 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


$in_other$