Меню

Александр ДЕРЕВЯГИН: вне жанра

15.04.2015 13:44 29 (11840)

Мир авторской песни открылся для меня благодаря незабываемым концертам в Челябинском политехническом институте. На сцене актового зала выступали знаменитые гости: Юрий Визбор, Юлий Ким, Александр Дольский. Выступали и челябинские авторы и исполнители, которые пели песни тех же Визбора, Дольского, Кима… Особо выделялись те, кто с помощью гитарных аккордов напоминал о творчестве поэтов, имена которых были запретны — Николая Гумилева, Иосифа Бродского. Сегодня один из представителей того поколения Александр Деревягин — гость нашей рубрики.

По воле случая
— Честно говоря, в ЧПИ я поступил случайно — только потому, что мама была против отъезда на учебу в другой город, — рассказывает Александр. — Так же случайно выбрал факультет — АМ (автоматно-механический). А поскольку со школьных лет играл на гитаре, решил попробовать присоединиться к вокально-инструментальному ансамблю института. Однако прослушав меня, модные ребята из ВИА сказали традиционное «Ты нам не подходишь». Тогда я пошел в клуб ЧПИ, который тогда объединял, наверное, лучшие творческие силы нашего вуза. И руководитель клуба Ольга Стельмах посоветовала мне пойти в Клуб самодеятельной песни. Руководство клуба ( в те времена — Юрий Бендитович и Николай Якимов) как раз находилось на военных сборах, так что, вернувшись, они обнаружили в рядах своих подопечных молчаливого молодого человека с навыками игры на музыкальном инструменте… С тех пор все и началось: концерты, выезды, как тогда говорили, «на агитки», фестивали… Кстати, на фестивали я ездить не любил и до сих пор не люблю, особенно на конкурсные. Мне никогда не было понятно, как можно сравнивать совершенно самобытных авторов-исполнителей. Даже в одном КСП кому-то больше нравился Городницкий, кому-то Александр Мирзоян и Виктор Луферов… При всем при том я стал лауреатом Ильменского фестиваля — опять-таки случайно, совсем не намереваясь участвовать в конкурсе. Гораздо охотнее я ездил на творческие мастерские, где можно было действительно узнать что-то новое, познакомиться с интересными людьми.
 

Впрочем, и в Челябинске тоже были свои «мастерские» — по освоению высокой поэзии, открытию новых поэтов. Когда в наш город из Кызыла приехал такой самобытный автор, как Игорь Салчак, мы буквально заболели его поэзией. И Николай Якимов, и я написали на эти тексты много песен… Вот несколько строк из
Салчака:
Я взмахиваю крыльями, крыльями желтыми
Взмахиваю — и никак не могу взлететь.
Мне стыдно. Я матерюсь шепотом.
Вокруг меня множество любопытных людей.
На меня смотрят, от меня ждут чуда.
Я подпрыгиваю как на раскаленной плите.
У меня получалось! — Ну, кроме шуток!
Взмахиваю!..
И опять никак не могу взлететь.
За кулисами театра
— Естественно, по специальности я работать не пошел, — продолжает А.Деревягин. — Еще в студенческие годы мы неоднократно выступали в стенах театра «Манекен» (сейчас там располагается студия). Потому я пришел в этот театр на должность заведующего музыкальной частью. Делал музыкальное оформление спектаклей, иногда писал музыку к ним, причем без всяких слов, чисто инструментальную. До прихода к нам компьютерных технологий иногда случалось собирать достаточно большие «оркестры» из наших музыкантов, чтобы записать искомый звук. Писали в кукольном театре — там и помещение побольше, и на должности «музыкального волшебника» Николай Якимов. Потом все можно было сделать просто с помощью синтезатора и специальных программ.

Конечно, иногда писал и песни для спектаклей — например, к детскому «Недотепину королевству» Александра Мордасова было создано больше 15 песен, фактически это был полноценный мюзикл. Потом еще были песни к спектаклю «Хоббит», поставленному Игорем Гавриленко.

Проработав в театре девять лет, я по разным причинам сначала ушел на телевидение (канал «Восточный экспресс»), а потом решил переехать в Москву. Однако найти аналогичную работу в столице не получилось. Но зато возникло новое творческое содружество, основанное уральцами, которые жили в Москве и Санкт-Петербурге.

Да, азиаты мы…
— Творческий союз «АЗиЯ» сначала состоял из четырех человек: Николай Якимов, Татьяна Алешина, Елена Фролова и я. Потом к нам присоединился питерский бизнесмен Глеб Руденко, которому очень нравилось наше творчество. Он сразу же предложил выпускать некий «продукт» в виде записи дисков, организации концертов. Так возникла Студия современного искусства «АЗиЯ Плюс», которая работала больше десяти лет. За это время мы успели выпустить около 40 дисков — с песнями Виктора Луферова, Андрея Анпилова, Елены Казанцевой, Мананы Менабде, Веры Евушкиной, Виктора Сосноры, Ольги Седаковой и других близких нам по духу людей. С концертами выступали в Москве — на сцене знаменитого Театра на Таганке, в Санкт-Петербурге — в интерьерном театре, ездили по многим городам страны.
Но потом как-то получилось, что проект как бы утратил актуальность для нас… И дело не только в денежных трудностях, просто мы становились старше, у каждого появлялись какие-то свои цели. Однако студия существует и до сегодняшнего дня, мы продолжаем дружить — вот уже скоро в театре песни Елены Камбуровой будет большой концерт памяти Луферова, и нас зовут выступить…

Сегодняшние песни
— Если говорить о состоянии жанра сегодня, то разговоры неизбежно заводят в тупик, — говорит Александр. — И раньше все затруднялись ответить на вопрос, что такое авторская песня. А сейчас это очень трудно: возникло столько направлений, столько авторов, что в одной «фестивальной обойме» иногда соседствуют образцы качественной эстрады и самая изначальная туристическая-костровая романтика. Да и само фестивальное движение переживает трудные времена: в Самаре, например, организаторы Грушинского фестиваля пережили раскол, потом воссоединение. Но теперь там появились персоны нон грата, которых не пускают на большую сцену, и это, как правило, активисты альтернативной «Грушинки». Ильменский фестиваль долгое время терял свои позиции, и тут на него еще обрушилась трагедия — стихийное бедствие. Мне кажется, что единого жанра сегодня и не существует, у каждого своя тусовка. И моя тусовка распалась, потому сегодня я как бы вне парадигмы, вне жанра, но с музыкой, которая уже стала моей профессией.
Сегодня я снова вернулся в Челябинск, занимаюсь всем, что умею — работой звукооператора, музыкальным оформлением спектаклей. Вот недавно по заказу театра «Манекен» сделал музыкальное оформление спектакля «Дверь в смежную комнату». А сейчас вместе с режиссером Владимиром Филоновым работаю над спектаклем о Марлен Дитрих.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»