Меню

Эпизоды войны

10.04.2015 12:16 28 (11839)

Для большинства людей, родившихся после Великой Отечественной войны, эти строки значат не больше, чем какие-нибудь другие из учебника истории. Служившие могут даже оценить: «Вот ведь им приходилось там бегать марш-броски!» Словно речь действительно идет о современной армии, когда солдаты и командиры после учений могут передохнуть и сказать: «Слава богу, все позади!» Но там была война! Аркадий Матвеевич Кузнецов, ветеран ВОВ, участник тех событий, делясь своими воспоминаниями, легко объясняет, в чем разница.

Стремительное наступление
Аркадий Кузнецов, молодой 19-летний минометчик, был впечатлен действом последних дней. После целого года обучения в учебном батальоне школы младших командиров на Чебаркульском военном полигоне его, простого колхозника из Курганской области, занесло аж в Западную Европу, в логово ненавистного врага, несколько лет терзавшего его Родину! Фрицы получали здесь по полной: после первого же боя, в котором участвовал Кузнецов, возле реки Вислы, когда «неба не было видать» из-за сплошного орудийного дыма, его войсковая часть, входившая в состав 1-го Белорусского фронта, продвигаясь вперед, видела только убитых немцев. Единого фронта на этом участке у противника уже не было — фашисты бежали частями и поодиночке.

— Идешь-идешь и не знаешь, где этот немец есть, — вспоминает Аркадий Матвеевич. — А он, оказывается, подпустил тебя к самым своим огневым точкам и давай стрелять! В лесу дело было. У нас кто куда! Я за дерево упал. Хочу вроде лопатку саперную достать; только приподнимусь — он сразу по мне стреляет. Пули от дерева рикошетом отлетают. Еле лопатку вытащил, маленько поскреб — впереди себя сделал небольшую горочку. До ночи враг держал на прицеле, но, видно, решил, что нас слишком много, и ночью ушел.
Таких эпизодов, как говорит Кузнецов, была уйма.

— Однажды во время разведки мы попали в какие-то домики, вроде наших теперешних садовых участков. Я ворвался с автоматом во двор, и слышу — пуля просвистела мимо меня. Поворачиваюсь, а немец с чердака прыгнул и в свой окоп побежал. У них этот домик с двориком, наверно, наблюдательным пунктом был. Как уж немец меня пропустил — не знаю.

Насколько гостеприимно и благожелательно были настроены поляки к русским, говорит еще один эпизод из боевой биографии Аркадия Матвеевича.

— Когда мы шли по Польше, однажды полк переночевал в одном из селений (нас расселили кого куда к местным жителям). Поднялись утром и двинулись вперед. Только вышли из этого селения на чистое поле — смотрим: два немецких самолета летят низко-низко, прямо у нас над головами, и вдоль полка нашего давай строчить пулеметами. Какие-то корзины кидали с гранатами, те рассыпались и взрывались. Я с дороги прыгнул в снег. Вижу: у меня по лицу кровь сочится. Это бровь задело осколком. Потом смотрю: мой полушубок тоже подрешетило мелкими осколочками, а до тела не достало! Наверно, кто-то из поляков передал немцам, что наша колонна выдвинулась в путь в таком-то направлении. Много наших полегло в том поле…
 
 
Висло-Одерская стратегическая наступательная операция — стратегическое наступление советских войск на правом фланге советско-германского фронта в 1945 году. Началась 12 января, завершилась 3 февраля. Проводилась силами 1-го Белорусского (командующий — маршал Советского Союза Г.Жуков)
и 1-го Украинского фронтов (маршал Советского Союза И.Конев).
В ходе Висло-Одерской операции от немецких войск была освобождена территория Польши к западу от Вислы и захвачен плацдарм на левом берегу Одера, использованный впоследствии при наступлении на Берлин. Операция носила стремительный характер: на протяжении 20 суток советские войска продвигались на расстояние от 20 до 30 км в день.
На Берлин!
Аркадию Кузнецову одному из немногих, кто приехал с ним в одном эшелоне с Урала, было уготовано судьбой участвовать и в Берлинской операции, в ходе которой состоялась знаменитая встреча с американцами на Эльбе, взятие Рейхстага и которая, собственно говоря, завершила войну.
У немцев к тому времени заканчивались и людские ресурсы, и снаряды, и боевой дух. Однажды, когда наши войска уже подходили к Берлину, фашисты провели необычный воздушный налет на тот полк, в котором служил Кузнецов.

— Налетели немецкие самолеты и сбросили какие-то бомбы. Эти снаряды в полете страшно свистели, трещали. Мы попрятались, думали, сейчас все кругом взорвется, а «бомбы» падали и не взрывались! Оказалось, что немец закидал нас обычными бочками! Наверно, думал, что мы в панике обратно в СССР убежим!
Фашистов же никто экзотическими снарядами удивлять не собирался. Наступление на Берлин велось по всем канонам военного дела того времени.
— Шел у нас, допустим, первый вал (несколько полков). В нем кого-то побили, он остановился — после него шел второй вал. Формировался следующий — народа много задействовали. Там неба-то не было видать: и стрельба, и авиация — наши самолеты тучей пролетят, отбомбят позиции врагов, затем туча американских самолетов летит, бомбит те же позиции. Помню, когда уже в Рейхстаг ворвались — это здание все побито было, колонны исчерканы фамилиями. Я тоже штыком от карабина черкнул «Кузнецов».

А насчет американцев — мы с ними дружно жили. Когда война кончилась и мы от Берлина отошли, политики разграничили зоны влияния между нами и американцами. Наша часть охраняла территорию какого-то заповедника, поэтому мы там, бывало, на стол добывали коз и кабанов. Я однажды на этой охоте так закрутился, что не заметил, как оказался в американской зоне. Американцы меня выловили, за стол усадили, стали угощать. Куревом обменялись друг с другом: они мне свои сигареты, я им — свои. Покурили. Жестами маячу, мол, заблудился, а они мне объясняют: иди в том направлении. После застолья пошел туда, куда они показывали, и точно — вышел на нашу часть.

Радость ветерана
Аркадий Матвеевич Кузнецов — один из тех счастливчиков, кто участвовал в Великой Отечественной и без серьезных ранений вернулся домой восстанавливать свою страну от разрухи, строить светлое будущее. В 1950-м он демобилизовался, навестил родителей в селе Игнатьево Курганской области, после чего поехал в Челябинск. Здесь женился, устроился на ЧЭМК, участвовал в запуске цеха № 5 и отработал в нем более двадцати лет до самой пенсии.
Сейчас радость ветерана — дружба с внучкой Викой, которая его не забывает, навещает, а также общение с учениками челябинских школ, на встречи с которыми он часто ходит.


 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»