Меню

Владимир Бурматов: «Не надо превращать ЕГЭ в войсковую спецоперацию»

10.04.2015 11:18 28 (11839)

О повышении цен в системе образования, коррупции и проблемах ЕГЭ мы поговорили с депутатом Государственной Думы РФ от Челябинской области, первым зампредом комитета по образованию Владимиром Бурматовым

— За последнее время за вашим авторством в Госдуму внесено сразу несколько законопроектов, ограничивающих рост платы за детские сады. Что, проблема стала настолько острой?
— В зависимости от региона ситуации очень разные. У нас в области с этим дело обстоит более или менее нормально. Спасибо губернатору, который уделяет этому внимание. В ряде других субъектов все не так хорошо. Где-то, как в Татарстане, цены на детские сады выросли в два и более раз. Для людей это серьезный удар по семейному бюджету. Поэтому я стал соавтором ряда законопроектов, которые могут ограничить рост платы за детские сады. Это очень важно сегодня — снять лишнюю финансовую нагрузку с наших граждан. Где-то это поможет снять остроту ситуации, где-то — не допустить возникновения проблемы. Один из этих законопроектов, который уже внесен в Государственную Думу, — это установление нулевой ставки по налогу на прибыль для организаций, осуществляющих присмотр и уход за детьми. Это, в первую очередь, детские сады. Я рассчитываю, что в ближайшее время этот закон будет принят, подписан президентом и вступит в силу. Снижение нагрузки на детские сады, которое мы предлагаем, позволит этим учреждениям не задирать цены. Второй законопроект, одним из авторов которого я являюсь, вообще вводит понятие максимально допустимой планки стоимости детских садов. Он тоже рассматривается в Госдуме.

 
— Вы же до этого и по студенческим общежитиям подобным путем шли, тоже рост цен ограничивали.
— Да. Когда мы столкнулись с тем, что ректоры начали повышать цены на проживание в студенческих общежитиях, причем в некоторых случаях — в 20 раз, мы выступили с инициативой поставить этому законодательный заслон и внесли поправки в целый ряд нормативных актов, которыми остановили этот безудержный рост цен. Я также стал одним из соавторов этого закона, сейчас он уже успешно действует, и цены на общежития для студентов варьируются от нескольких десятков до нескольких сотен рублей в месяц. Это, что называется, подъемно для студента. Раньше, до принятия нашего закона, цена иногда была сопоставимой со стоимостью съемной квартиры, и это было настоящим безобразием.
 
— Рост цен — это сейчас тема дня, чего не коснись. В вузах тоже растет стоимость обучения?
— Опять же, где как. Все зависит от региона, позиции властей и союза ректоров. В Челябинской области мы пока не зафиксировали ни одного случая роста цен в вузах больше, чем на официально определенный уровень инфляции. При этом мониторинг мы ведем постоянно и с уже упомянутым союзом ректоров, и со студенческими организациями области, встречу с лидерами которых я провел в феврале этого года. Пока у нас ситуация нормальная. Если говорить о других регионах, то есть факты повышения цен на 30 процентов, есть и более серьезные случаи, когда цены на 2015 — 2016 год поднялись в два раза, как во Владимирском гос-университете, или в три раза, как в Псковском госуниверситете. Увы, в ряде случаев ректоры мне заявляли, что готовы были держать низкие цены и дальше, но поднять их им пришлось по указанию федерального Минобра, который посчитал установленную стоимость слишком низкой. Я критикую Министерство образования за такие решения. Сейчас точно не время для пересмотра прайс-листов в сторону увеличения. Всегда, когда есть возможность удержать цены, надо этой возможностью пользоваться.
 
— Очень важно сегодня — снять лишнюю финансовую нагрузку
с наших граждан. Один из этих законопроектов, который уже внесен в Государственную Думу, — это установление нулевой ставки по налогу на прибыль для организаций, осуществляющих присмотр и уход за детьми. Это, в первую очередь, детские сады. Снижение нагрузки на детские сады, которое мы предлагаем, позволит этим учреждениям не задирать цены. Второй законопроект вообще вводит понятие максимально допустимой планки стоимости детских садов.
 
 
— Ощущение, что Министерству образования вообще часто достается от вас. За тот же ЕГЭ, например.
— Я не против ЕГЭ как системы оценки знаний, пожалуйста. Но зачем это превращать в какую-то войсковую спецоперацию с рамками металлодетекторов, участковыми, видеокамерами, наблюдателями, глушилками сотовых телефонов? Какое отношение это имеет к качеству знаний? Никакого. Зато уровень стрессов среди школьников уже запредельный, идет постоянное нагнетание истерики вокруг экзамена, совершенно ненужное. СМИ зафиксировали кратный рост количества школьных суицидов на этом фоне. За что мы платим такую цену? За то, чтобы кто-то заработал на установке дорогостоящих, но совершенно бесполезных рамок металлодетекторов, единственный «эффект» от которых заключается в том, что мобильных телефонов в аудитории проносят даже больше, чем раньше, потому что чаще всего эти рамки просто не работают. ЕГЭ остается очень коррупционным процессом.
 
— С этим можно что-то сделать? Как-то снизить стрессовую нагрузку на школьников и коррупционную составляющую ЕГЭ?
— Можно, и для этого не нужно ничего сверхъестественного. Чтобы прикрыть три основных вида коррупционного бизнеса на ЕГЭ, надо создать открытый банк заданий для школьников. Это убьет основные «серые» способы чиновничьего заработка на экзамене: существование платных сайтов, торгующих якобы актуальными ответами, работу контор, которые занимаются «гарантированной» подготовкой к ЕГЭ, и издание «решебников». Все эти виды бизнеса сейчас так или иначе могут быть связаны с чиновниками Минобразования. Это может называться конфликтом интересов или коррупцией — неважно. Суть в том, что открытый банк заданий ставит крест на этих видах побочного чиновничьего заработка. Видимо, поэтому его до сих пор не создали, несмотря на то, что после моего обращения к вице-премьеру правительства Ольге Голодец я получил официальный ответ о том, что открытый банк заданий будет создан. Однако, судя по всему, кому-то в Москве очень не хочется терять кормушку.
 
 
— В Челябинской области мы пока не зафиксировали ни одного случая роста цен в вузах больше чем на официально определенный уровень инфляции. При этом мониторинг мы ведем постоянно и с уже упомянутым союзом ректоров, и со студенческими организациями области, встречу с лидерами которых я провел в феврале этого года. Пока у нас ситуация нормальная.
 
— По логике, открытый банк заданий ЕГЭ мог бы и стрессовую нагрузку со школьников снять — ведь можно было бы заранее попробовать свои силы, прорешать какие-то актуальные задания.
— Да, и никаких больше утечек, все в открытом доступе. Прорешать все задания нереально: за годы их накопилось десятки тысяч вариантов, это не билеты для сдачи на водительские права. А вот, как вы сказали, попробовать свои силы, посмотреть, на сколько баллов ты можешь претендовать, действительно было бы можно. Это, безусловно, уменьшило бы количество стрессов. Еще одно мое предложение в этом направлении — перестать тратить бюджетные деньги на пиар ЕГЭ и перенаправить их на то, чтобы укомплектовать каждый пункт приема экзаменов школьными психологами, которые при необходимости могли бы оказать психологическую помощь, в том числе экстренную, сдающим экзамен школьникам. Но пока средства налогоплательщиков продолжают расходоваться на то, чтобы за наши же деньги рассказать нам, как у нас хорошо проходит ЕГЭ. Я не могу поддерживать такое наплевательство федеральных чиновников от образования на интересы школьников и столь вольное отношение к бюджетным средствам.
 
— Не так давно вы анонсировали создание именной стипендии для студентов-юристов. Что это за проект?
— Не так давно я выиграл пятый подряд суд у компании «Антиплагиат», которая некогда предъявляла мне претензии. Суд не просто признал мою правоту по всем вопросам, но еще и обязал «Антиплагиат» выплатить мне 300 000 рублей компенсации. Поскольку все претензии «Антиплагиата» ко мне были местью за мои антикоррупционные расследования, я решил потратить эти деньги на поддержку молодых юристов, занятых борьбой с коррупцией. В мае мы объявим конкурс на антикоррупционные проекты среди студентов-юристов Челябинской области, а в конце года наградим победителей денежными стипендиями. Этот проект будет постоянным, а не разовым. Он станет еще одним в ряду региональных проектов, которые я курирую. На днях мы завершили очередной сезон нашего проекта «Урок здоровья — горные лыжи», в рамках которого мы поставили на сноуборд и горные лыжи более тысячи школьников из сельских районов области. Для ребят это было первой в жизни возможностью опробовать лучшие горнолыжные трассы региона. Участие в проекте для школьников было абсолютно бесплатным. Еще один наш региональный проект — «Мое будущее в моих руках» — тоже адресован сельским школьникам: они получают возможность готовиться к поступлению в вузы, занимаясь с лучшими бизнес-тренерами, представителями высших учебных заведений. На прошлой неделе в ЮУрГУ мы вручили дипломы ста лучшим выпускникам проекта в 2015 году.
 
— Вы с недавних пор отвечаете в Госдуме не только за образование, но и за выборы в Челябинской области от «Единой России». Как вам работается в должности руководителя Межрегионального координационного совета партии?
— Для меня эта работа не является новой и абсолютно понятна. До этого с 2012 года я работал сначала заместителем, а затем — первым замом руководителя Уральского межрегионального координационного совета «Единой России». Сейчас в статусе руководителя МКС я от «Единой России» курирую выборы в Челябинской области, Пермском крае и республике Коми. В Челябинской области работать очень комфортно. Во-первых, это родной для меня регион, от которого я избирался. Во-вторых, здесь работает слаженная команда профессионалов, объединенных вокруг губернатора региона. С региональным отделением «Единой России» и его руководителем Владимиром Мякушем у нас выстроено очень конструктивное взаимодействие. Мое мнение — партия в регионе весьма эффективна. Вместе мы работаем над тем, чтобы дать возможность принять участие в выборах наиболее сильным кандидатам, которые смогут успешно пройти процедуру предварительного внутрипартийного голосования, которые обладают наиболее высоким авторитетом среди жителей региона, формируем эффективную команду кандидатов «Единой России», которая сможет достойно выступить на выборах. Уверен, у партии есть все шансы на победу.

— Я не против ЕГЭ как системы оценки знаний, пожалуйста.
Но зачем это превращать в какую-то войсковую спецоперацию с рамками металлодетекторов, участковыми, видеокамерами, наблюдателями, глушилками сотовых телефонов? Какое отношение это имеет к качеству знаний? Никакого. Зато уровень стрессов среди школьников уже запредельный, идет постоянное нагнетание истерики вокруг экзамена, совершенно ненужное.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»