Меню

Полуостров сокровищ

20.03.2015 16:32 22 (11833)
Мы предлагаем посмотреть на мир глазами читателей «Вечерки». Это может быть удивительное и захватывающее зрелище — особенно если глаза, как у Анатолия Васильевича Павленко, вооружены профессиональной фотокамерой.
 

В комнате словно прорезано несколько десятков окон: залитая солнцем арка близ Колизея, высокий лесистый утес над рекой, внутреннее убранство храма, пальмовый лес… Цветные и черно-белые, большие и маленькие фотографии заставляют взгляд теряться. Среди снимков спрятался тщательно оформленный список. На двух листках — даты с 2004 года, и под каждой — примерно по три места: поездки, которые удалось совершить в этом году.

— Каждый год, с весны по осень, я куда-нибудь уезжаю. Примерно по три места за этот период удается посетить, — объясняет хозяин. В прошлом году он отметил 70-летний юбилей, но засиживаться на месте явно не собирается. Чего только нет в списке: Италия, Узбекистан, Алтай, Карелия…

— Я не особенно затрудняюсь с выбором. Сверяюсь с энциклопедией, путеводителями и еду, куда хочется.

— Тогда давайте начнем по порядку, — я заглядываю в список. — Значит, в первый раз, в 2004-м, вы поехали в Крым?

Мой собеседник усмехается:

— В Крыму я впервые побывал гораздо раньше. В восьмидесятые годы мы с семьей — женой и дочками — дикарями приехали на отдых. Мы жили в поселке Рыбачьем, ходили смотреть на усадьбы, купались в море. Хотели пообедать в знаменитом ресторане «Ласточкино гнездо», который возвышается над морем на огромном утесе, но там была такая очередь, что мы испугались... А когда пришло время возвращаться домой, моя младшая дочь Наташа плакала и отказывалась уезжать. Теперь она живет в Ялте вместе с мужем: они познакомились, когда Наташа работала в «Артеке». А я приезжаю в Крым почти каждый год.
 

— И какое место кажется вам самым лучшим?

— Трудно сказать. Крым так знаменит и прекрасен, что хвалить его уже бессмысленно. Достаточно произнести его название, чтобы все стало ясно. Особенно красив южный берег Крыма (его так и называют — ЮБК, большими буквами). Он тянется от Алушты на востоке, через Гурзуф и Ялту до Севастополя или Фороса и охватывает почти весь полуостров. Конечно, он великолепен. Когда Наталья побывала в Ницце, то заявила, что Крым ничуть не хуже. Впрочем, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать...

И мы открываем папки с многочисленными фотографиями — теперь уже на компьютере, перелистываем их под неторопливые объяснения. Полуразрушенная кладка Херсонеса и Туманный колокол на берегу моря, памятники затонувшим кораблям в Севастополе, просто брызжущее в глаза до неприличия голубое море... Крутые причудливые горы, небольшая речушка...
 

— Это — Бахчисарай. Речка — как граница в этом месте, хотя летом она пересыхает. На одном берегу — пещерный город Чуфут. Когда-то в пещерах жили иноки, там шли богослужения, там же были и кельи. Туда до сих пор ведут тропинки, но, честно говоря, в этом запустении особенно не на что смотреть. А напротив расположен мужской монастырь святого Михаила. Неподалеку и пышный дворец Бахчисарай.

— Тот, где Бахчисарайский фонтан?

— Да, он внутри.

И мы долго разглядываем небольшой фонтан, на который с подставки пристально смотрит бюст Пушкина.
 

— А теперь давайте я покажу вам Алупку, дворец графа Воронцова. Это одно из моих любимых мест. Хозяина этой усадьбы когда-то довольно жестоко осмеял Пушкин:

«Полу-милорд, полу-купец,
Полу-мудрец, полу-невежда,
Полу-подлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец».

По-моему, несправедливая насмешка: Михаил Семенович был заслуженным человеком, участником Отечественной войны. Но Пушкин — горячая голова.
 

Как бы то ни было, в сороковых годах Воронцов построил этот дворец и переехал в него из Одессы, где была его резиденция. Северная половина дворца выполнена в английском романтически-мрачном стиле. А выход на море — красивый, праздничный, нарядный, в духе восточной архитектуры. Он разительно контрастирует с темными северными коридорами.
Еще мне очень нравится скульптура в зимнем саду — маленькая девочка в кружевном платье. Тогда, в 80-х, мои дочери трогали его складки: не могли поверить, что кружево каменное. Но сейчас у меня уже нет снимков этой девочки: я стал искать другие ракурсы, другие места — нельзя же снимать каждый раз одно и то же.

— Наверное, за столько лет многое изменилось. Даже атмосфера, человеческое общение...

— Признаться, в этом смысле я не заметил особых изменений. В последний раз я был там в позапрошлом году. И тогда, и годом раньше, и двумя раньше все было примерно одинаково. Ведь там живут в основном русские. Они всегда хорошо относились к гостям — и из Союза, и из России. Впрочем, я турист-одиночка и не завожу особых знакомств. Даже езжу всегда один, без группы. Правда, на Камчатке, чтобы посмотреть на вулкан, пришлось присоединиться к экскурсии: сами по себе люди туда не ходят. Но это — другая история.
 

— Расскажете об этом как-нибудь, Анатолий Васильевич?

Улыбается:

— В следующий раз — непременно.
 


Фото Анатолия ПАВЛЕНКО

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»