Меню

*****

Экологический демарш

11.03.2015 18:40 19 (11830)

В городе наблюдали неблагоприятные метеоусловия второй степени. Но по словам чиновников, хуже не будет

Очередное заседание «Дискуссионного клуба» было посвящено острой теме экологии, которая стала предметом самых широких обсуждений. Кроме традиционных участников клуба поговорить о наболевшем пришли правозащитники, экологи, медики, чиновники. А вот представители предприятий — загрязнителей атмосферного воздуха и надзорные органы приглашение проигнорировали, что довольно странно. В городе ситуация близка к панической. А информация о принятых мерах, о состоянии дел могла бы охладить разыгравшиеся страсти.
 
 

Над городом полный штиль


Три недели Челябинск и его окрестности задыхаются. Смог застит глаза. Видимость местами на дорогах такая, что хоть езжай на ощупь. А запах! Временами казалось, что ароматы кочегарки звучат приятней, чем зловоние, ползущее над мегаполисом. Горожане зароптали. Одни, схватив детей в охапку, кинулись спасаться в деревню, на лоно природы. Другие начали сбиваться в пикеты и возмущенные сообщества. Появились лозунги «Нам нечем дышать» и «За что нас душат?». А на прошлой неделе челябинцы дружно подписывались под петицией к президенту страны. Одним словом, вопрос экологии, обычно проходивший фоном среди прочих, на наших глазах решительно стал превращаться в политическую проблему.

Надо сказать, что и власти не сидели сложа руки. Во все колокола ударили парламентарии Заксобрания. Запомнились расширенные заседания депутатов совместно с представителями надзорных органов. Губернатор Борис Дубровский дал поручение своему заместителю Олегу Климову и министру экологии Ирине Гладковой облететь город на вертолете и визуально определить основные источники загрязнения, не дожидаясь официальных результатов лабораторных исследований качества воздуха от Росприроднадзора. Зрелище с высоты птичьего полета чиновников не обрадовало: зловещее облако медленно дрейфует над городом.

— Куда делся обычный северо-восточный ветер? — спрашиваем мы. Но вместо свежего ветерка — штиль. Полный штиль.
 
 

Неблагоприятные метеоусловия

 
Казалось бы, решить проблему очень просто: схватить загрязнителя атмосферы за руку и заставить его прекратить безобразничать. Но чиновники словно околдованные отвечают: «Мы не знаем, кто это сделал, нет четко зафиксированных данных». Это правда. Поэтому и носится по городу передвижная лаборатория «ГорЭкоЦентра». И на нескольких пунктах Горметеоцентра пытаются выловить загрязняющие вещества. Те ведут себя по-шпионски: где-то обнаруживаются, где-то нет.
Но правда и в том, что мы все знаем наших «душителей» атмосферы. Так начался обмен мнениями.
 
Замминистра минэкологии Андрей Новоселов:

— Крайне неблагополучное состояние атмосферы в Челябинске вызвано комплексным воздействием всех предприятий города, которые создают выбросы, в первую очередь — металлургических. К тому же погода помогает усилить загрязнения от автотранспорта и промышленных предприятий. Это важно понимать. НМУ (неблагоприятные метеоусловия) только способствуют накоплению загрязняющих веществ. В Челябинске последние 23 дня — НМУ. Это много для Челябинска. В среднем норма — около 70 дней. Но в последнее время их стало больше. НМУ продолжаются. И уже второй степени! Объявляется такая степень не только при полном штиле, а когда наблюдается рост концентрации загрязняющих веществ. И тогда предприятия должны предпринимать дополнительные меры по сокращению выбросов. Если при наступлении первой степени НМУ эффект не достигнут, то принимаются следующие меры, вплоть до полной остановки предприятий. При третьей степени предприятия полностью останавливаются, чтобы рассеивались отходящие газы, которые накапливались в жилой застройке. В Челябинске вторая степень не переросла в третью. Более того, сегодня у нас первая степень. Принятые меры дали свой эффект. Об этом же говорят регулярные наблюдения Гидрометцентра и передвижной лаборатории «ГорЭкоЦентра», которая выезжает по жалобам населения.

По данным Гидромета, наблюдались максимальные превышения по формальдегиду в 2,2 раза 28 февраля. В 1,2 — 1,5 раза отмечали превышение предельно допустимой концентрации по взвешенным формальдегиду, фенолу и диоксиду азота. Но конкретного источника не определили. 28 февраля выловили диоксид серы на улице Горького, а 1 марта на улице Трудовой — диоксид азота. 3 марта все измерения повсюду, во всех точках наблюдений, показали следы сероводорода. А его не должно быть. 4 марта мерили вдоль магистралей. Вчера обнаружили фенол.

Гидромет меряет около трех десятков веществ. Но загрязняющих веществ десятки, если не сказать сотни. Ряд из них сегодня не отнормирован.

Прокуратура ежедневно проводила проверки «Мечел-Кокса», ЧЭМК и других предприятий.
 
 

Что для страны ценнее?

Политолог, кандидат философских наук Андрей Лавров:

— Я плохо понял, что сказал уважаемый коллега. Я в школе плохо учил химию. Совершенно понятно, по перечню выброшенных веществ можно определить, кто именно их выбросил.
На самом деле экологическая ситуация ужасная. Многие ее называют катастрофой. Я не буду это утверждать, потому что статистику смертности по определенным заболеваниям мы не узнаем. Но это катастрофа, это проверка «на вшивость» всего нашего общества, для правительства, для президента во всяком случае. Европа мы или Азия? Что самое ценное для нас? Человек или экономические выгоды и приоритеты? Есть город Шанхай. Там люди в масках ходят. Но для Европы человек — подобие Божие. Следовательно, он высшая ценность. Европе понадобилось две жутких бойни, чтобы оценить стоимость человеческого здоровья и жизни. Помните трагедию в Лондоне, где погибло 12 тысяч человек? Вот такая была экологическая катастрофа. Там общество изменило свое отношение. И перед Россией стоит выбор: что для нас ценнее?
 

Население не догадывается, где живет

Военный токсиколог, редактор газеты «Аргументы недели» Владимир Филичкин:


— Понятие ПДК (предельно допустимая концентрация) ввели в 30-х годах. В нашей стране оно имело классовый подход. Но в таком виде ПДК сохранилась до сих пор, хоть и местами наблюдается явная переоценка нормативов ПДК. Они условны и полноты картины не дают. В реальности отдельные вещества способны превращаться в сложные компоненты. Власти об этом мало дают информации. Мы видим только «шаманские» цифры и не замечаем попытки узаконить вредные выбросы.

Десятилетиями предприятия выбрасывали токсические вещества. Это десятки тонн. Независимо от того, в городе ветерок или штиль, выбросы оседали и впитывались в почву. Есть карты распространения цинка, шестивалентного хрома и других веществ. Почвы в Челябинске протравлены на несколько метров. Шлакоотвалы существуют на многих предприятиях. Там — целая таблица Менделеева. Есть и данные о радиоактивных изотопах. Во время ветра пыль разносится повсюду. Происходит вторичное загрязнение, которое распространяется вместе со сточными водами. Как микроорганизмы реагируют на шестивалентный хром? Мы не знаем. Проблема эта острая и сложная. А население в этом плохо ориентируется. При этом контролирующие органы должны отстаивать государственные интересы.
 


Совет от доктора

 
Представитель минздрава Ольга Агеева:
 
— Проблема острая, мы не можем остаться в стороне. Есть мировые данные (не по Челябинску), что загрязняющие атмосферу вещества так или иначе отрицательно влияют на состояние здоровья. В первую очередь страдают дети. Поражаются органы дыхания, носоглотка, возникают тяжелые аллергические реакции, повышается чувствительность организма к инородным воздействиям. Сейчас представить какие-то точные данные я не готова. Нужны оценки состояния здоровья именно в эти периоды. Посмотреть, возросла ли обращаемость граждан за медицинской помощью.

Горожане жалуются, что три недели дышать нечем. Говорят: может, на улицу не выходить? Это не метод. Маски? Но они помогают не больше двух часов. И тем не менее проветривать в доме нужно чаще.
 
 

Лидер движения «За природу», кандидат юридических наук Андрей Талевлин:

 
— Состояние атмосферного воздуха стоит на первом месте среди причин всех заболеваний. Это по данным ВОЗ. Здесь можно дискутировать. Но действительно, половина всех заболеваний связана с качеством воздуха. Что делать сегодня, завтра и послезавтра в Челябинске, где мы живем?

Последнее время с судебными процессами по экологическим проблемам стало очень сложно. У нас даже иски перестали принимать. Раньше было легче. Можно было свободно защищать права. Здесь говорили о государственных, личных интересах. Я не понимаю этого. Читаю Конституцию, высший закон РФ. Там написано: «Права человека, его здоровье — это высшая ценность государства». При чем тут какие-то аморфные интересы экономики? Всем понятно, что ситуация с мониторингом неудовлетворительная. С такими измерительными системами непозволительно жить в современном мире. У нас выбрасывается более сотни загрязняющих веществ. Регистрируется из них только десяток. Хотя можно говорить о 24-х. Знаете ли вы, что в городе постоянно имеется превышение по бензапирену? Но об этом не любят говорить. Его анализ берут раз в месяц и отправляют в Екатеринбург. Получается неоперативно. Между тем это вещество первого класса опасности. Известно, к примеру, «Мечел-Кокс» выбрасывал бензапирен с превышением ПДК в шесть тысяч раз!

Сегодня нужно говорить, что защита окружающей среды происходит вот в таких дискуссионных клубах. А руководители предприятий-загрязнителей легко себя чувствуют. Их не наказывают. За несанкционированный митинг можно получить 300 тысяч рублей штрафа, а за выбросы, если поймают на этом предприятие, должностное лицо получит штраф 40 или 50 тысяч рублей. У нас никого не посадили за вред, нанесенный окружающей среде.
 
 

Нулевая терпимость

Большинство участников клуба считают, что в сегодняшней ситуации у нас нет инструментов, кроме штрафов, которые еще надо постараться вменить. А надо взыскивать за ущерб, причиненный окружающей среде. Это десятки миллионов. Вот тогда бы предприятия вынуждены были менять технологии. Получили бы выгодный результат для всех сторон. Но пока эксплуатируют старое. Природа во всей совокупности страдает. А это угроза жизни и здоровью населения.

А пока, по словам Андрея Талевлина, предприятия-загрязнители легко заключают мировые соглашения в суде. Хотя есть возможность вообще прекращать на определенный срок деятельность предприятия на судебном уровне. Механизмы есть, но ими не пользуются должным образом.

Про НМУ мы поняли. Это катализатор существующего положения.

Но, может быть, эта ситуация подтолкнет правительство области и муниципалитеты неуклонно двигаться в экологическом направлении? Нужен строгий учет выбросов и неотвратимое привлечение за это к ответственности. По закону об охране окружающей среды полномочия области очень широкие. Челябинску и всему региону нужна мощная, современная система мониторинга. Не помешало бы принять нормативы более жесткие, чем федеральные. Нам пора переходить к нулевой терпимости к нарушению природоохранного законодательства ввести этот принцип в оборот в Челябинске для всей природоохранной деятельности.

От Коркинского разреза тянется тяжелый шлейф дыма. В зависимости от розы ветров он теперь достигает Челябинска. Сегодня мы столкнулись с новым вызовом — сложением всех проблем, которые копились годами и вдруг разом заявили о себе. Свалка в городе, угольный разрез, шлакоотвалы, металлургические предприятия, транспорт. Список можно продолжать. Но ясно одно: тема экологии приобрела такой общественный интерес, что под это люди могут выйти и задать вопросы власти.

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other