Меню

Татьяна СУСЬ: «Мыльными пузырями» никого не удивишь

11.03.2015 08:33 19 (11830)
Первые выставки художников, которые нарушали поднадоевшие каноны социалистического реализма, вызвали эффект шока — иной язык изобразительного искусства был еще непривычен. Тогда город узнал новые имена, новых творцов, среди которых — гостья нашей рубрики Татьяна Сусь.
 

Цените тех, кто спорит с вами


— Я рисовала с детства и потому даже не пыталась выбрать какой-то иной путь, — рассказывает Татьяна. — И я считаю, что любой художник, какие бы абстракции он ни писал, обязательно должен учиться этой профессии. Потому что в любой картине заметно умение автора владеть «инструментами» живописи. Если же этого умения нет, вместо картины получается хаос… Поэтому я, конечно, поступила в художественное училище, и, разумеется, кто-то из учителей поддерживал меня в стремлении выйти за рамки традиционного искусства, а кто-то — нет. Но я с благодарностью вспоминаю и тех учителей, которые меня поддерживали, и тех, кто меня критиковал. До сих пор при встрече с ними вспоминаю свою «школу»… И, конечно, друзей, с которыми познакомилась именно там. Ведь в художественное училище человек попадает в возрасте 14 — 15 лет — это как раз то время, когда завязавшаяся дружба может продлиться всю жизнь. Так случилось и со мной: со многими друзьями по училищу я поддерживаю отношения, переписываюсь с теми, кто покинул наш город. Многие из них выбрали иной путь по жизни, живописью больше не занимаются. Но это типичное явление для многих творческих школ и вузов.
 
 

После шока


— Первые выставки авангардного искусства, может, и были определенным шоком, — говорит Татьяна Сусь. — Но, по моему мнению, он быстро прошел. Во-первых, вместе с каждым поколением художников развивается и поколение зрителей, поэтому картины современного искусства появились на официальных выставках тогда, когда «созрели» люди, готовые смотреть на мир новым взглядом. Та часть зрителей, которая была не готова, со временем привыкла, поскольку информации о современном искусстве стало больше.

Во-вторых, и зрители, и организаторы выставок научились видеть тех, кто в авангардной форме выражает свой внутренний мир, и отличать их от сторонников эпатажа ради эпатажа. Если под яркой формой скрывается пустота, перед тобой не произведение искусства, а «мыльный пузырь». А такими «пузырями» сегодня уже никого не удивишь.
— А если сравнивать выставки в Челябинске с тем, что происходит в других городах?

— Я, честно говоря, бывала не на многих. В Кургане, например. Очень заметно, что выставки напоминают несколько провинциальный междусобойчик, где авторы из других городов — гости редкие. В Новосибирске, наоборот, под выставки отдаются огромные дворцы, на экспозициях представлены художники не только из других регионов, но и из других стран. И там, кстати, «мыльные пузыри» составляют ничтожную часть экспозиции. А вот Екатеринбург, несмотря на свой столичный статус, очень любит такие яркие пустышки, и они, к сожалению, часто встречаются на тамошних выставках. Что же касается нашего города, то он, на мой взгляд, вполне отвечает своей «суровой» репутации. У нас больше тех, кто серьезно относится к творчеству. Тем более что люди, участвовавшие когда-то в авангардных выставках, сами сегодня выступают в роли старшего поколения…
 
 

Лица друзей


— Почему я стала писать портреты друзей? Да потому что натюрморт для меня никогда не был интересен. Пейзажную живопись я тоже не понимаю… А вот портрет был всегда, и рисовать портреты тоже всегда интересно. Конечно, можно создавать какие-то обобщенные образы, но рано или поздно это надоедает. Так случилось и со мной: я вдруг поняла, что дошла до определенной точки, после которой надо остановиться и подумать… А потом работать в совершенно другом направлении! Так появился цикл портретов людей, с которыми я знакома, с которыми дружу. Когда знаешь человека давно, в портрете как-то проявляется история ваших отношений. И это очень интересно.
 
     
 


Логика узора

 
— А почему на стенах вашей мастерской висят национальные костюмы?
— Потому что глаз должен чем-то «питаться». К сожалению, в нашем городе мало архитектурных памятников, окружающая природа тоже красками не богата. А в национальном костюме есть и фактура ткани, и вышивка с определенным орнаментом. Даже то, как он покрывается пылью, когда висит на стене, интересно. Конечно, полной запыленности я все же не допускаю — в определенный момент эта «выставка» меняется на что-нибудь другое.

— Например, на мозаику?
— Для меня мозаика — это перетекание живописи в другие формы и материалы. На мой взгляд, это направление искусства незаслуженно забыто. Вспомните огромные панно, которые делали когда-то для украшения дворцов культуры, даже для фасадов обычных зданий… Сегодня это встречается все реже. Может быть, пока еще не прошла мода на минимализм в оформлении интерьеров? А мне нравится заниматься мозаикой, такое творчество — как увлекательная игра в шахматы. С одной стороны, тут необходим точный расчет: линия должна логично начинаться и логично заканчиваться, ошибки желательно свести к минимуму — исправлять их либо трудно, либо вообще невозможно. И в то же время результат получается очень красивым! Мне кажется, что это древнее искусство рано или поздно снова привлечет к себе внимание публики.
 
Фото из личного архива Татьяны СУСЬ

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»