Меню

*****

Кукушкины дети. Кто виноват в том, что в наших больницах появляются брошенные малыши?

11.03.2015 08:24 19 (11830)
Что делать, чтобы их стало меньше?
В праздничные мартовские дни прозвучало немало теплых слов в адрес прекрасной половины человечества, в том числе матерей, воспитавших достойных детей. Но, к сожалению, есть женщины, у которых притупился материнский инстинкт. Они рожают детей и беспечно оставляют их на попечение государства. Таких в народе называют «кукушками».
 
 
Накануне Восьмого марта корреспонденты ВЧ побывали в двух лечебных учреждениях, где маленьких «кукушат» обследуют, лечат и направляют в дома ребенка.
 
 

Ребенок в трудной ситуации


…Почти десять лет в детской больнице № 7 на улице Рылеева работает социальный пост для малышей, лишенных родительской заботы. Он был открыт 1 октября 2005 года по инициативе администрации Челябинска и городского управления здравоохранения. Ребятишки попадают сюда в силу различных обстоятельств. Чаще всего их забирают из неблагополучных семей. От некоторых добровольно отказываются матери прямо в роддоме. Иногда детей доставляют в больницу сотрудники правоохранительных органов. Таких малышей находят в канализационных люках, в парках и других местах мегаполиса, где их случайно «забыли» родительницы.

— Мы принимаем детей от месячного возраста до пяти лет, — говорит главный врач челябинской детской клинической больницы № 7, заслуженный врач России Елена Пилипенко. — Малюток направляют со второго этапа выхаживания из отделений для недоношенных. Детки постарше попадают из семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, а порой прямо с улицы. Такие малыши ничего, кроме хлеба, раньше не видели. Подчас только у нас в больнице они привыкают к горячему питанию, под руководством наших воспитателей учатся держать ложку, чистить зубы и так далее.

Социальный пост рассчитан на 15 мест, обслуживает все районы Челябинска. В тот день, когда мы побывали в больнице, в отделении находилось 14 детей, из них четверо отказников. Последние — совсем крохи — сладко спали в уютных кроватках. У каждого над кроваткой свой «паспорт» — небольшая табличка. В ней — имя и фамилия ребенка, дата рождения и время поступления в больницу.

После того как малыши пройдут обследование, курс лечения и будут оформлены все необходимые документы, их переведут в дом ребенка. В среднем это занимает сорок дней. А некоторые младенцы уже в больнице обретают семьи и сразу уезжают к новым родителям.

— Буквально недели две назад я встретила женщину, которая стала мамой для нашего любимчика Максимки, — рассказывает Елена Александровна. — Мальчика взяли у нас несколько лет назад. За это время он повзрослел — просто не узнать. Умненький, интеллектуально развитый, воспитывается в прекрасной интеллигентной семье.

В последние годы челябинцы все активнее берут на воспитание осиротевших малышей. Так, в 2013 году, не дожидаясь перевода в дом ребенка, оформили усыновление на двух детей, пятерых взяли под опеку. В прошлом году еще у пятерых «пациентов» появились опекуны. Сейчас в больнице находится малышка, судьба которой, хочется верить, сложится так же благополучно. С рождения у девочки была серьезная проблема со зрением. После операции ее частично удалось решить. В будущем ребенок будет носить очки, но угрозы потери зрения уже нет. Сейчас девочку навещают кандидаты, готовые принять ее в семью.

Старшие дети охотно проводят время в отлично оборудованной игровой комнате под присмотром сотрудниц социального поста. Малыши дружелюбны и с удовольствием идут на контакт, улыбаясь гостям-корреспондентам.

— В основном тут ребята, изъятые из неблагополучных семей, — комментирует Елена Пилипенко. — К сожалению, не редкость, когда к нам последовательно поступают дети из одной и той же семьи. Вот сейчас у нас находится годовалая Анечка. Ее фамилию мы уже хорошо знаем. Как минимум пятеро ее братьев и сестер уже побывали в нашем отделении.

Как правило, родительницы не думают о судьбе собственных детей, перекладывая этот вопрос на плечи государства. Иногда в кабинет главного врача приходят мамы, отягощенные алкоголизмом или наркоманией, жалуются на свою несчастную жизнь, обещают исправиться. Но дальше обещаний дело обычно не идет. Бывают, правда, исключительные случаи, когда женщина действительно оказывается в трудной ситуации и просит временно определить ребенка в казенное учреждение. Такие мамы и в больницу приходят, навещают своих детей.
 
 
 

На особом контроле


— Наши дети ни в чем не нуждаются, — заверяет главный врач ДКБ № 7. — Одеждой, памперсами обеспечивают наши помощники — предприниматели и рядовые челябинцы, в том числе родители, чьи дети проходят лечение в нашей больнице. Хорошие комбинезоны, десять импортных прогулочных колясок приобретены на средства муниципального бюджета. Каждая койка финансируется полным рублем. За каждый потраченный рубль мы ежемесячно отчитываемся и перед администрацией города, и перед управлением здравоохранения. Социальный пост находится на особом контроле комитета по социальной политике Челябинской городской думы.

Гордость лечебного учреждения — собственный пищеблок, овощехранилище. Это позволяет кормить детей свежей и полезной пищей. В ежедневном рационе молочная каша, масло, мясные продукты, овощи. При этом питание недорогое — всего 56 рублей. За счет чего?

— Картошку мы заготовили осенью по 9 рублей за килограмм, капусту и морковку — по 10 рублей, свеклу — по 12 рублей, — поясняет Елена Пилипенко. — Несмотря на то что в этом году продукты значительно подорожали, ни один из поставщиков цены не повысил. Сегодня больница получает яйца по 36,60 рубля за десяток, кур — по 94 рубля, рыбу — по 130 рублей, сахар — по 32 рубля, крупы — по докризисным ценам. Наши партнеры на детях не зарабатывают.

…За десять лет работы через социальный пост ДКБ № 7 прошло почти 700 детей. В первое время подопечные до полутора лет ждали путевку в дом ребенка. Учреждения были переполнены. Малышей приходилось направлять за пределы города — в детдома Копейска, Миасса, Златоуста, Магнитогорска. Сейчас таких проблем нет.

А персонал больницы мечтает, чтобы у каждого из подопечных появились семья. Ведь даже самое образцовое казенное учреждение не заменит ребенку любящих и заботливых родителей.
 
 

Мамин диагноз


— Хочется, чтобы у всех наших деток были мамы и папы, — младшая медсестра 3-го инфекционного отделения челябинской детской городской клинической больницы № 8 Елена Романова ласково обнимает своего маленького подопечного, а малыш доверчиво прижимается к ней.

В этом отделении находятся дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных матерей. Среди них есть настоящие сироты, родители которых погибли от смертельной болезни, и те, чьи мамы проходят лечение в специализированных больницах. У некоторых малюток даже имени нет. Например, одного маленького пациента называют только по фамилии. Его мама госпитализирована в противотуберкулезный диспансер. Медперсонал надеется, что после лечения женщина вернется к сыну и сама даст ему имя.

По словам заведующей отделением Ирины Кастян, в последнее время несколько увеличилось пребывание детей в больнице. Это связано с установлением их социального статуса. Если в прошлом году в среднем это занимало 35 дней, то сейчас увеличилось до 45 дней. Проблема в том, что беременные с диагнозом ВИЧ-инфекция нередко приходят в родильный дом перед самым родами, без документов. Часто будущие мамы называют любую пришедшую на ум фамилию. После родов некоторые женщины переводятся в специализированное лечебное учреждение.
Иные могут просто уйти из больницы, оставив ребенка на попечение медиков. В таких случаях органы опеки объявляют беглянку в розыск. Позднее выясняется, что у женщины другая фамилия, и документы на ребенка приходится заново переделывать. Уходит время.

Пока ребенок находится в больнице, он получает все, что требуется для его роста и развития. В отделении малышам обеспечен полный уход, шестиразовое кормление. Дети находятся под постоянным медицинским наблюдением. Чтобы исключить или подтвердить диагноз, проводятся диагностические исследования. При необходимости назначается дорогостоящее лечение — препараты в отделение поступают из центра по борьбе и профилактике СПИДа.

— Отделение финансируется из областного бюджета. На эти деньги проводится обследование, лечение, обеспечение продуктами, в том числе специальным смесями, медикаментами, — комментирует заместитель главного врача по лечебной работе ДГКБ № 8 Анна Дубровская.

После того как ребенку установлен официальный статус, он направляется в детское учреждение круглосуточного пребывания или в семью. К слову, в последнее время таких детей все чаще берут в приемные семьи, под опеку или усыновляют.

— Ежегодно от ВИЧ-инфицированных матерей в Челябинской области рождается 500 — 600 детей, — говорит Ирина Кастян. — Из них в прошлом году через наше отделение прошел 31 ребенок, оставшийся без опеки родителей. Восьмерым из них поставлен диагноз ВИЧ.

Фото Вячеслава НИКУЛИНА

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other