Меню

Михаил Колонтай: Россия станет похожей на италию

04.03.2015 00:39 17 (11828)

В Челябинск приехал известный московский экономист, бизнес-тренер Михаил Колонтай, профессор РАНХиГС при Президенте РФ (Российская академия народного хозяйства) и один из основателей «Русской школы управления», которая существует сегодня в Екатеринбурге, Тюмени, Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Ростове. Сегодня создаются офисы школы в разных городах. Возможно, в скором времени такой офис откроется в Челябинске.
Несмотря на занятость, Михаил Михайлович нашел время пообщаться с корреспондентом «Вечерки».

В жанре бизнес-театра
Фамилия профессора — всегда неизбежный повод поговорить о знаменитых однофамильцах и родственниках. Московский гость просит не углубляться в историю, ограничившись просьбой писать его фамилию с одним «Л». Говорит, что букву «потеряли» в какой-то советский период. Не поощрялось иметь родственную связь с царским генералом. И мы быстро переходим к делу.
— Михаил Михайлович, с чем связан ваш визит в Челябинск?
— Я научный руководитель программы MBA. Речь о международной бизнес-академии. Обычно я имею дело с большими компаниями. Но целевая аудитория «Русской школы управления» — малый и средний бизнес. Мы сейчас запустили новую программу, которая называется «Я — капитал». Это бизнес-театр — новый продукт на рынке. Такого никогда не было. Наше бизнес-шоу — это форма продвижения более глубоких курсов по маркетингу, по менеджменту, по управлению персоналом. При этом мне хочется понять, как его развивать, куда идти? Насколько внешняя среда способствует бизнесу или усложняет ему проблемы? А в данном случае мне важно понять, что происходит в том или ином регионе.
Работать придется в три смены
 
— Вот вы приехали на Южный Урал. И что вы увидели здесь?
— Начну издалека. Еще недавно благоприятствовала внешняя среда, нефть росла сильными темпами, ведь никто не думал о том, как вести бизнес. Это был самый благоприятный период. Семечко бросил — выросло дерево. И малый и крупный бизнес занимались своим делом. А вот сейчас, когда Россия столкнулась с совершенно неожиданным результатом — кризисом нового уровня, начинают задумываться и малый бизнес, и средний. И они не знают, что делать, потому что это первый удар по ним. Во многих регионах магазинчики начинают закрываться, ресторанчики. В Москве 900 ресторанов закрылось.
 
— Москва всегда была особенной экономической средой, где делались самые большие деньги.
— Я могу «обрадовать»: этот кризис, в отличие от кризиса 2008 года, бьет в первую очередь по Москве. А вот регионы окажутся в более привилегированном положении. Особенно если там есть какие-то драйверы роста. Мы видим затраты государства на вооружение и перевооружение армии. И поэтому те предприятия, которые находятся в глубинке, и их поставщики очевидно находятся в более выигрышном положении. А отрасли, которые сегодня в кризисе, — это те, которые засели в Москве и Питере. Это банки, автомобильная отрасль, где в январе падение продаж дошло до 20 процентов. Это электроника, это недвижимость. Москва спекулировала на стоимости квадратного метра. А индустрия туризма! Основные туристические операторы сидели в Москве. И вся эта отрасль как раз упала. Москва сегодня испытывает трудности. К примеру, один из крупных банков сократил одномоментно 600 служащих, потому что считает, что не надо никому выдавать кредиты. Челябинск — совсем другая история. Исследования, проводившиеся в рамках РАНХиГС, говорят о том, что в ближайшие десятилетия драйверами роста станут металлургия и энергетика в России. И, разумеется, оборонка. Вследствие этого мы столкнемся с необычной ситуацией: некоторые регионы по-новому вырастут. Это может случиться и с Челябинском. Здесь есть крупнейшие заводы. Но если будут работать в три смены наши металлурги. Косвенно зарплата будет идти в магазинчики, ресторанчики, в киоски. И жизнь будет существовать. А там, где нет процветающих гигантов, будет трудно. И даже если есть проблемы, например с «Мечелом», его долгами, в любом случае все решат. Потому что металл нужен для перевооружения армии.
Надо быть незаметным?
 
— Михаил Михайлович, у нас в Челябинской области сегодня начинает работать закон о «налоговых каникулах». Что думаете об этом?
— Это вообще один из антикризисных инструментов во всем мире. В правительстве понимают, что кризис ударит по людям в крупных компаниях. Это не какая-то блажь, а попытка обеспечить самозанятость населения. Хоть чем-то занимайтесь, мы готовы пойти на это. Крупнейшие экономики состоят из крупных компаний. Как правило, это компании инфраструктурные. Франция, Италия — типичные экономики. Там масса мелких бизнесов. В каждом домике — магазинчик, кафе, ателье. Люди работают. Магазины закрываются, открываются. Это нормальный процесс. У нас это надо попробовать. Но дело в том, что так отучили людей от предпринимательской активности. Не все хотят этим заниматься. Потому всегда существовал над предпринимателями своеобразный пресс. Надо ли открывать малый бизнес? Я всегда говорю: малый бизнес надо открывать не в маленьких городах. Почему? Потому что вы там как шишка вылезаете. Местная власть начнет на вас смотреть косо. Поэтому малый бизнес надо открывать в областных центрах. А среднему бизнесу надо ехать в Москву и в Петербург, потому что он там не заметен. А вот в маленьких городках даже мелкого владельца киоска начинают рассматривать как большую дойную корову. Налетает рой проверяющих, от пожарников до санэпидемстанции. Это проблема. Правительство сегодня пытается создать график проверок, за который нельзя выходить, который будет размещен в Интернете. Там можно будет посмотреть, когда к тебе придут и по какому вопросу. Самое ужасное, что они собираются экспериментировать в Москве, а начинать надо с глубинки.
Как нам справиться с кризисом
 
— Ну, хорошо, кризис так кризис. Что нужно делать?
— Проблема в том, что этот кризис оказался неожиданным для России. Новые технологии, сланцевая нефть застали врасплох. Оказалось, что на любом источнике — сланцевом месторождении можно поставить заглушку. Чего нельзя сделать в России, Саудовской Аравии или Венесуэле. Отсюда — возможность регулировать цену. В США за последние годы нарастили очень мощно добычу нефти и газа. Это первая проблема. Правительство России теперь не может ждать, когда нефть поднимется до уровня 100 долларов за баррель. Такого не будет. Скорей всего, нефть будет регулироваться крупным добытчиком. А им становятся США. Рассчитывать на резервный фонд, который бы могли легко пополнить, уже не приходится.
— Так что же делать?
— Научиться снижать затраты в крупных компаниях. Был ведь период, когда в госкомпаниях не считались ни с чем — деньги текли рекой. Теперь, если говорить о диверсификации экономики, то надо искать те отрасли, которые придут на смену традиционной добыче газа и нефти. Искать такие, которые будут развивать внутренний рынок и внешний. На экспорт мы можем отправлять вооружение. Его мы уже продаем на 10 миллиардов в год. Это реальные экспортные доходы. Есть аэрокосмическая отрасль, которая до сих пор была источником доходов, потому что многие компании вложились в спутники, что-то делали. Там есть свои достижения. И третья отрасль, пока кажущаяся сомнительной, но от которой зависит технологический бум. Дело в том, что спрос будет на людей, которые занимаются программированием. Но, к сожалению, в России не умеют управлять людьми «с мозгами». Это непривычная среда.
Трудности управления
— Так у нас и с управлением не все гладко?
— Ситуация, когда деньги валили просто так, привела к тому, что сформировался целый слой менеджеров, которые не умеют управлять людьми, кроме как ставить задачу и обещать большие деньги. Все! И они не могут управлять умниками, которые создают программы стоимостью в миллиарды долларов. «Яйцеголовых» мы еще производим. Наши математики и программисты пока лучше, чем в Америке. Там хороши специалисты по менеджменту. Но там умеют управлять и создавать условия.
Знаете, у нас в регионах в основном работают абсолютно не мотивированные люди. Они готовы пойти садить картошку в мае, а потом продолжать бесконечные майские праздники. Летом они уходят собирать грибы или на рыбалку. Этих людей не мотивирует никакая зарплата. С этим столкнулось очень много предпринимателей, которые решили приобрести активы где-нибудь в глубинке. Как ими управлять? Думаю, что если им дать процент с продаж, то они не пойдут пить водку и копать картошку. Это первая категория.
Когда-то мы разбирали кейс одного предпринимателя, Павла Тимофеева. Он купил заводик в Твери, столкнулся с этим и решил эту проблему. Из алкоголиков он сделал ударников капиталистического труда, не приложив ни одной копейки к их зарплате. Всех это удивляет.
А люди не знают, думают, что менеджмент — это посидеть за чашкой кофе, поговорить с другом и рассказать, как придумать очередной процент. И этот сегмент рынка в России огромный.
А еще у нас есть люди в крупных компаниях. Они работают тогда, когда им обещают зарплату, повышение по службе. Я называю это «специалисты старой экономики». Здесь все понятно. Ставь цели, обещай бонусы и требуй. Это породило новую волну менеджмента, который отличается агрессивным, авторитарным стилем. «Я тебе плачу, но если ты не выполнишь — я тебя уволю». И люди сидят как мышки.
Но есть третий сегмент рынка — люди, которые создают высокую добавленную стоимость. В том числе программисты. Ими нельзя так управлять, понукать. Они совсем другие. Вот почему банки срываются, компании рушатся.
Но есть компании, например Google, где умеют мотивировать этих людей. Фитнес-центры, сады, экологию мы не можем предложить на рабочем месте. Только даем задание, причем без права на ошибку. Это стрессовый вариант. У нас продолжительность жизни очень низкая. В то время как швейцарцы заявляют о том, что каждый четвертый ребенок сегодня проживет до 100 лет. Научить людей балансу работы и отдыха тоже очень важно. Пока что у нас менеджмент существует в архаическом виде.
 
— А что все-таки сделал Павел Тимофеев?
— Создал систему, которую можно назвать «От бездельника до ударника». Он обнаружил то, что называется «управление энергией». Такой инструмент, заимствованный в тоталитарных государствах, где не платили зарплату, но люди были счастливы и гордились своим трудом. Это была целая система, применяемая в Италии, Германии, Советском Союзе, Испании. Сегодня менеджмент понял: одно дело — получать доходы, другое — создавать энтузиазм людей, причем постоянно.
Мы никому не доверяем
— Михаил Михайлович, у вас часто просят дать прогноз. Мы тоже не исключение.
— Когда приходят тяжелые времена, происходят две вещи: внешняя адаптация бизнеса и внутренняя интеграция. Это самое главное — интеграция. Все усилия тратятся на это, на выяснение отношений, кого увольнять, кого оставить. Так во всем мире понимают: нужно выстраивать внешнее и внутренне управление.
Судя по всему, в России первая волна увольнений начнется в конце марта — начале апреля. Начнется перестройка всей экономики.
Скорей всего, после 2017 года российская экономика будет похожа на итальянскую или французскую, где существует крупный бизнес в лице госкомпаний и масса мелкого бизнеса на каждом углу. Чаще это будет семейный бизнес. Это вызвано тем, что в этих странах существует огромное недоверие друг к другу. И люди не готовы расширять свой бизнес. Это исторически связанные вещи. Есть страны, где люди готовы отдавать собственность наемному менеджменту. Это Германия, Япония, США. Я полагаю, что в России очень низкий уровень доверия. Люди обманывают друг друга. Поэтому предприниматели не готовы расширяться. Расширяться могут госкомпании с сильной службой безопасности.
Я пишу в своих книжках, что Москва будет похожа на дореволюционную, где будут мелкие сервисы, магазинчики, забегаловочки. Конечно, по-новому, с новыми технологиями.

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»