Меню

Третий кинофестиваль «Полный артхаус», в Челябинске, бьет все рекорды по количеству зрителей

18.02.2015 13:11 13 (11824)

Третий кинофестиваль «Полный артхаус», похоже, бьет все рекорды и по количеству зрителей, и по интересу всевозможных СМИ. А все благодаря Андрею Звягинцеву, пробежавшемуся по красным ковровым дорожкам многочисленных фестивалей: в Каннах, Мюнхене, Голливуде и даже на родине. Неудивительно, что зал кинотеатра имени Пушкина, где проходила пресс-конференция, был забит до отказа.

Публичный блиц
С трудом протискиваюсь между праздной публикой, пришедшей поглазеть кто на кумира кто на очернителя родины, практически утыкаюсь в спину актрисы Любови Руденко — толпа жаждала зрелища с другой стороны.
— У-у-у, девочки, сегодня мы отдыхаем, это все к Андрею Петровичу, — шутит актриса, обращаясь к коллегам.
С припозднившимся беднягой оператором пытаемся переметнуться на другую сторону — бесполезно: на полу буквально прямо под столом уже сидят фотографы, занявшие выгодное положение.
— Кто все эти люди? — слышу шепот сверху, пожимаю плечами, знакомые журналистские лица затерты толпой страждущих. Как лазутчики, перебегаем на другой конец зала, Тамара Никитична Мордасова, организатор фестиваля и добрая душа, пододвигает свободный стул, падаю на него с облегчением и достаю письменный набор. Можно начинать.
Выход Звягинцева публика встретила овациями и подалась навстречу, поэтому замечательный киновед и худрук фестиваля Вячеслав Шмыров не стал дразнить «гусей» — кратко представил всех гостей (которых помимо Звягинцева было пятеро) и предложил перей-
ти к вопросам. Первая партия простучала как рассыпавшийся горох.
— Как пришла мысль создать «Левиафан»?
— М-м-м, просто я давно живу в России и многое видел, — пожимает плечами Звягинцев.
— В своем фильме вы критикуете церковь. Сами-то верующий?
— Вопрос веры — слишком личный. Скажу так: церковь — это собрание верующих, а не иерархия. Кроме того, на уровне Федерации клерикализм запрещен, поэтому говорить на эту тему, критиковать не только можно, но и нужно.
— А что говорят коллеги-кинематографисты?
— Знаете, на самом деле я совсем не тусовщик и в этот общественный процесс не вовлечен, просто стараюсь заниматься своим делом.

Не совсем артхаус
После первого «залпа» в момент перезарядки Шмыров попытался объяснить, что фильмы, представленные на фестивале, — это не совсем артхаус.
— В большинстве фильмов, представленных в рамках фестиваля, нет никаких сложностей, непонятностей. Но дело в том, что сейчас развлекательное кино настолько заполонило экраны, что любой фильм, который чуть-чуть отступает от шаблонов, уже подпадает под артхаус, — пытался пробиться к журналистам, донести хоть какой-то информатив Вячеслав Юрьевич.
Актриса театра имени Маяковского Любовь Руденко искренне изумилась количеству людей в зале.
— Такие фильмы, как «Левиафан» или наша картина «Дурак», криком кричат, взывая к нам: «Остановитесь, люди, что вы делаете?!». И чем больше людей их увидит, тем лучше, значит, мы работали не зря. Развлекаться, конечно, можно и нужно с детьми, на выходных, но иногда необходимо задуматься над тем, что дальше нас ждет и что ждет наших детей.
Актриса из Киева Лариса Кадочникова рассказывала о том, что кино на Украине умирает и как на ее глазах сровняли с землей кинотеатр имени Довженко, даже заступничество Богдана Ступки не помогло. Вспоминала о совместной работе с Параджановым, который, несмотря ни на что, до сих пор считается великим украинским режиссером, и за все это время никакой более-менее значимой фигуры в украинском кинематографе не появилось.

 

Талант и поклонники
И все же, все же главным объектом внимания был автор «Левиафана». После краткой передышки зрительская любовь обрушилась на режиссера как цунами.
— Кого вы показывали в своем фильме? Насколько то, что вы сняли, это действительно мы? — кипела патриотическим негодованием откуда-то сверху местный кинокритик Ольга Конфедерат.
— В любом случае это точно не вы, — со вздохом ответствовал «провинившийся». — Это мой первый визит к российской аудитории и, судя по всему, последний. Я не справляюсь с тем негативом, который транслируется. И самое главное — о чем разговаривать, если вы не замечаете того, что вижу я? Если вы утверждаете, что таких людей не существует, значит, вы просто не знаете свою страну. Здесь каждое слово выстрадано моей жизнью, в этом фильме все правда, как и в другой картине — «Дурак». Знаете, когда Достоевский писал свой роман «Преступление и наказание», его выпускали отдельными главами. И вот после главы, в которой Раскольников убивает старуху-процентщицу, в Питере студенты вышли на улицу с лозунгами: «Среди нас убийц нет». И Достоевский тогда написал в письме: «Дураки, я это все взял из жизни».
— Вы чувствуете свою ответственность? — вопрошал папа девушки, у которой, по его рассказам, после просмотра «опустились руки».
— Ответственность за происходящее несу не я, «вся власть от бога». Я пытаюсь быть честным с самим собой, иначе ты создаешь неправду. Человек, который готов прямо смотреть на свой удел, — вот мой собрат. В конце концов, ежегодно у нас в стране снимается порядка сотни фильмов, и право каждого выбирать то, что ему нравится.
Какая-то девушка предложила режиссеру снять фильм про ее замечательную строительную компанию, заодно и пропиарилась за счет светила. И ее абсолютно не смущало, что режиссер занимается игровым кино. Бывший мэр Челябинска Вячеслав Тарасов нарисовался из небытия под занавес с хвалебной одой фильму, живописующему прелести мэрской жизни.
Пресс-конференцию завершали буквально с боем, отбиваясь от выкриков и реплик по поводу и без. Еще минут 20 после окончания организаторы пытались вывести Звягинцева из окружения. Такой бурный старт получил третий по счету «Артхаус».

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»