Меню

Актриса, певица, художница, просто красавица — это все о уроженке Челябинска Нане Татишвили

28.01.2015 12:33 7 (11818)

Актриса, певица, художница, просто красавица — это все о ней, бывшей землячке Нане Татишвили. Еще будучи десятиклассницей, амбициозная девчушка заявила, что жить будет только в Москве, и добилась своего: сначала в ГИТИС поступила, а потом и в труппу Таганки попала. «Просто Бог ее благословил при рождении», — говорил про нее руководитель и режиссер Юрий Любимов.
В 22 года Нана сыграла Электру в нашумевшей постановке Тадаси Судзуки. Словом, Москва талантливую красавицу заприметила, а Челябинск не забыл — Нана попала в заветные списки премии «Светлое прошлое» и в январе получила своего кентавра.


Нана Татишвили. Родилась 18 января 1985 г. в Челябинске. С 1988 по 1993 год жила с родителями в Тбилиси. В 2002 году окончила лицей № 11 г. Челябинска
и поступила в Челябинский педуниверситет на факультет иностранных языков.
А через год поступила в Российскую академию театрального искусства (ГИТИС) на факультет музыкального театра в мастерскую профессора А.А. Бармака.
С 2006-го по 2010-й — актриса Театра на Таганке и Японского Театра Тадаси Судзуки. Исполнительница роли Электры в составе российской, японской
и корейской труппы. С 2010 года — арт-директор благотворительного фонда «Гранат».
Художественное прошлое
— Я вспомнила Аллу Демидову, прекрасную нашу актрису, — улыбалась на пресс-конференции Татишвили. — Так вот, когда она получила премию «Хрустальная Турандот», она сказала: «Это очень приятно, но вы не представляете, как мне хотелось получить такую премию в молодости. Тогда бы я считала, что достойна». Для меня премия «Светлое прошлое» как аванс и вдохновение на будущее.
Подарки на сцене со слезами на глазах дарил бывший директор 11-го лицея Анатолий Гостев.
— Я очень рад твоему успеху, — поздравлял он бывшую выпускницу и пояснял публике: — Она всегда была светлая, целеустремленная, всегда приносила успех и себе, и лицею.
Успех посетил нашу героиню в совсем юном возрасте: трехлетней она прошерстила альбомы Пиросмани и забросала родственников собственными рисунками. Родня восхищенно цокала языком и прочила ребенку лавры художника.
— Не жалеете, что не стали художницей? — адресую вопрос нашей героине.
— Я вообще ни о чем не жалею, — мотает та головой. — Кстати, несколько лет назад я снова начала рисовать, брала уроки рисования у замечательного художника. Дамир Муратов — мой учитель, он мне помогает даже не в плане техники, а, скорее, обрести уверенность в себе. Его главный совет: «Все время рисуй».
— И выставки у вас были?
— Первая прошла в Москве лет пять назад и как раз на мой день рождения. Я вообще каждый свой день рождения встречаю как-то неожиданно, и вот решила сделать выставку. Работ уже достаточно много, это и графика, и акварель. Но в основном я этим занимаюсь в рамках благотворительных аукционов.

Фатальное везение
Год Нана отучилась на инязе Челябинского педуниверситета и укатила покорять Москву. Ей это удалось: с первого раза поступила в ГИТИС да еще на музыкальный факультет (это не имея музыкального образования).
— Рисование, пение, иностранный язык, а поступали на актерский…
— Все перечисленное — это как раз набор для поступления в театральный вуз, — уверена собеседница. — Актер должен уметь все, профессия все время расширяется и требует дополнительных навыков.
— Вы верите в судьбу?
— Да, в каком-то смысле я, пожалуй, фаталистка, — Нана поднимает глаза кверху. — Мне кажется, что многое со мной происходило по случайности. Случайно попала на Таганку. Просто Юрий Любимов случайно зашел в аудиторию, когда мы репетировали в институте. В фильм Валерия Тодоровского тоже попала неожиданно. Мне позвонили и предложили роль, ни на какие кастинги не ходила.
А вот, как правило, те проекты, на которые я целенаправленно прихожу, — они не получаются.
Кстати, то же самое случилось и с «Электрой». Всемирно известный японский режиссер Тадаси Судзуки поставил пьесу Софокла с русскими актерами в Театре на Таганке, и поставил неожиданно и броско.

Бочка саке в честь премьеры
По версии сумасбродного японца действие происходит не в древнегреческих пейзажах, а в психбольнице. «Весь мир — больница, в нем женщины, мужчины — все пациенты», — декларирует Судзуки и усаживает своих героев в инвалидные кресла.
— С первого курса института у меня была проблема: я любовалась собой, — признается актриса. — Хотелось быть красивой, обаятельной, хотелось нравиться. Мама считала, что я не смогу стать актрисой, потому что на сцене я слишком увлечена собой. Но Тадаси меня изменил. Я настолько ушла в работу, что забыла о себе. Он ставил одну задачу за другой, расставлял дыхание, все вместе выполнить было очень сложно. Ты настолько погружен, что забываешь, как выглядишь: глупо или смешно.
— Вы работали в трех вариантах «Электры», чем они отличались?
— Сначала Судзуки сделал этот проект с нашими артистами специально на 90-летие Любимова. Потом он признался, что ему работалось с русскими женщинами лучше, чем с русскими мужчинами. И второй проект мы показывали в Японии: русские актрисы и японские актеры. А уже третий проект был международный, в Корее.
— По-японски вы случайно не разговариваете? — пытаюсь подколоть героиню.
— Ой, с языком была отдельная история, — хохочет Нана. — Позже Судзуки пригласил меня сыграть в сказке и предложил выучить несколько слов по-японски. А я решила выпендриться и говорю: «Давайте я весь текст выучу, буду играть на японском?» Он удивился: «Это невозможно», но я настаивала. «Хорошо, даю две недели», — он согласился. Я зубрила текст, вроде все выучила, но когда я поняла, что режиссер отказался от титров и если что-то пойдет не так — мы уже титры сделать не успеваем, меня охватил ужас. Пришлось учить не только свои слова, но и текст парт-
неров, чтобы понимать, о чем идет речь. А после премьеры в Японии есть такая традиция: всех зрителей режиссер угощает саке. Выкатывают целую бочку, и актеры наливают всем желающим. Вот я после премьеры еще целых два часа работала на разливе! Со мной постоянно пытались заговорить, а я говорила, что не понимаю по-японски, но зрители не верили: ведь на сцене я же разговаривала.

Кармен в приоритете
Нана призналась, что для нее это был потрясающий опыт. Судзуки из разряда больших мастеров, из той же плеяды, что и Питер Брук, Стреллер, Любимов… Работа с этим режиссером потребовала значительных дополнительных усилий всей труппы. А что касается исполнителей главных ролей, то они должны были пройти подготовку по методу японского режиссера.
— У него очень своеобразная манера. Я, кстати, здесь, у вас, проводила мастер-класс со студентами Челябинской академии. Я сама несколько месяцев ее осваивала в Японии, а здесь мне нужно было за два часа донести до ребят самую суть, чтобы они поняли. Безумно сложно, но и очень интересно. Мы очень хорошо поработали.
И, тем не менее, несмотря на столь солидную работу, заграничные гастроли и постановки, уговоры Любимова, молодая актриса приняла решение уйти из театра и заняться вокалом. Сейчас Нана Татишвили активно участвует в международных оперных конкурсах и мечтает о Кармен.
— Я пока не выходила еще на сцену в оперных спектаклях, но очень надеюсь, что это произойдет, — девушка прижимает руки на груди. — Сейчас история с вокалом развивается в концертном варианте, это какие-то интерактивные проекты, детские образовательные программы.
— Что мечтаете исполнить: Кармен, Азучену?
— Естественно, мечтаю спеть Кармен — эта партию желанна для любого меццо-сопрано. Азучена — все-таки возрастная партия. Конечно, в России есть возможность исполнять все партии подряд, нарабатывая репертуар, а вот за границей есть определенные предпочтения, что ли. Там предпочитают оставаться в своем возрасте. Поэтому Кармен в приоритете.


 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


$in_other$