Меню

*****

Тяжесть легкой промышленности Челябинской области

23.01.2015 11:55 6 (11817)

Дешевеющая нефть. Санкции. Рост банковских ставок. Рубль, нервно дергающийся даже во время падения. А главное — полная неизвестность относительно перспектив экономики, которую уже поторопились назвать «порванной в клочья».

В таких условиях парадоксальным образом открываются новые возможности для разных секторов народного хозяйства. Например, металлурги внезапно ощутили спрос на свою продукцию. А как себя чувствует легпром? Готовы ли челябинские предприятия к завоеванию рынка?

 

Российский ботинок  под китайской пятой

По данным регионального мин-экономразвития, сегодня в Челябинской области имеется около 15 предприятий легкой промышленности, которые считаются крупными. В секторе обрабатывающей промышленности они занимают всего 0,3 процента. Но этот небольшой легпромовский отряд, невзирая на кризисные тенденции в экономике, закончил год с хорошими показателями. Сегодня у южноуральских швейников и обувщиков общие трудности, связанные с углублением кризиса. Им приходится очень многое делать, чтобы сохранить динамику 2014 года. А уж про экспансию и говорить нечего. Впрочем, на «Юничеле» взор кинули на юг.
— На сегодняшний день единственную возможность, которую мы увидели, — говорит главный экономист ЗАО «Обувная фирма «Юничел» Оксана Надеина, — это расширение рынка сбыта в Казахстане. На территории Российской Федерации рынок провалился. Упал покупательский спрос. Мы скоро будем проводить ярмарку — ожидаем заказ со спадом. Значит, придется снижать объем производства. Надеюсь, снижение будет незначительным.
Обувщики так характеризуют обстановку: банки повышают кредитные ставки, причем даже по старым кредитам. Независимо от спада покупательского пока сохраняют производство, рабочие места и зарплату. Словом, держатся из последних сил, сдерживая напор конкуренции. Сегодня очень большая доля нелегального импорта из Китая, который достиг во всем объеме импорта 60 процентов.
— Продукция идет некачественная, — поясняет Оксана Надеина. — Там очень много «химии», материалов, которые выдаются за натуральные. Российским производителям очень сложно конкурировать с товаром, на который не платят налоги. Как конкурировать производителю, когда натуральной коже противопоставляют дешевые синтетические материалы? Между прочим, половина сырья на «Юничеле» иностранного производства.
Как выживают отечественные обувщики, можно только догадываться. Все знают, что нелегальный импорт крупными партиями идет через прозрачную границу с Казахстаном из Поднебесной, где изготавливают под 14 миллиардов пар, заваливая обувью весь мир. Поставить заслон можно, но кто этим будет заниматься? А тут еще на подходе реализация договора с Вьетнамом о беспошлинном ввозе товаров. Вьетнам — страна легкой промышленности с населением в 90 миллионов. Беспошлинный ввоз — это крах всего легпрома. И это еще не все. Подходит время снижения пошлин в рамках ВТО. Даже сейчас, когда барьер находится на уровне 7,7 процента, ситуация почти невыносима. Надо бы поднимать до 20, а собираются обнулять.

В 90-е годы в России производилось 380 миллионов пар обуви. Сегодня — 100 миллионов. Так контрафакт убивает отрасль.

Как нам импортозаместиться?
— Наша сфера — пошив спортивной одежды и снаряжения, — рассказывает директор швейной фабрики «Аппарель» Владимир Ципордей. — Мы шьем полностью из импортных материалов. В России ничего не производится из этого ассортимента: ни ткани, ни фурнитура, ни оборудование. Как следствие, наши цены сейчас поднимутся. Прошлый год мы работали на запасах, которые завозили, покупая за доллары, за евро. А заменить сразу все невозможно. У нас ведь специфическое направление. Поэтому и оборудование стоит, заточенное под определенный ассортимент. Мы серьезно перевооружались последние годы — у нас остались лизинговые платежи. Многое, что запланировали для развития, остановили, потому что не знаем, как будут вести себя поставщики сырья, что будет с рынком, с курсом доллара, со всей обстановкой. Пока будем выживать и наблюдать за ситуацией.
Вот такая позиция. Представители легпрома в один голос говорят, что создать свою сырьевую базу в России на сегодняшний день практически
невозможно. По сути, требуется начинать производство с нуля. А кто сейчас рискнет? Затраты колоссальные, а достать кредиты невозможно.
— Используем натуральные ткани — хлопок, — делится Владимир Ципордей, — у нас он не растет. А вот создавать полиэфирные, полиэстровые ткани — это можно. Химия есть в стране, а вот предприятий нет. Думаю, спрос был бы огромный на такие ткани.
— Если бы были приняты заградительные меры контрафакту, — считает Оксана Надеина, — и дали бы развиваться легкой промышленности постепенно, то можно было развивать производство тканей, кож, меха, фурнитуры. Но сегодня это невозможно. Было же время, когда принимались меры по ввозным пошлинам в 2000 году, и к 2006-му производство обуви увеличилось в два раза.
С ней соглашается Ольга Крайниченко, директор кожевенно-галантерейной фабрики города Троицка:
— Думаю, что этот год мы переживем. У нас есть определенные запасы. Мы неплохо жили. А дальше сложно представить.
 

Съедаем себя сами?
— Мы уже около девяти лет занимаемся производством и продажей готовых изделий, — говорит Денис Силин, директор компании ТД «Леди Прима». — Делаем постельное белье, которое продается в 70 регионах страны. Работаем в сегменте «средний» и «средний+». Это достаточно дорогие комплекты. Наши основные конкуренты пострадали прямо пропорционально росту курса доллара, так как мы завозим готовые ткани и здесь перерабатываем. Многие вещи делаем сами. Основная ставка на дизайн и качество.
Успешная «Леди Прима» сегодня тоже испытывает большие трудности. После падения рубля на предприятии своим турецким партнерам предложили изготавливать белье на челябинской фабрике. По-другому не получается, а рвать связи жалко. Да и набранные темпы компании впечатляют. Совсем недавно полностью укомплектовали шторами и постельным бельем семь гостиниц в Сочи, позже — еще семь гостиниц в Волгограде, Екатеринбурге, Москве. На 2015 год сформирован портфель заказов у международных операторов.
— Они понимают, что кризис — это временное явление, — высказывает надежду Денис Силин, но по поводу импортозамещения полон сомнений.
В России ткацкие станки были созданы под ширину ткани 1,5 метра. Вы видели сейчас такие кровати? Нужны ткацкие станки и красильни на 2,5 метра. Если обустраиваться, нужны очень большие вложения. Стоит говорить о том, чтобы компенсировать ставку по кредитам. Но при рентабельности отрасли в 5 — 8 процентов банки готовы давать деньги под 22 процента. Выходит, страна съедает себя сама.
— Благодаря тому, что в 2014 году мы вошли в сетевые магазины, мы отработали очень хорошо, — рассказывает заместитель директора чулочно-носочной фабрики «Эталон» Земфира Виноградова. — Нарастили свои мощности. Делали тысячу пар в месяц, сейчас — более двух тысяч. На 2015 год видим перспективы. Также надеемся войти в некоторые федеральные сети.
Но ситуация с долларом в сентябре чувствительно ударила по «Эталону»: подорожало сырье. Даже подумывали перейти на более дешевое сырье из Китая. Однако решили уменьшить свою прибыль, но остаться с качеством. Тем не менее хлопок в Узбекистане подорожал в два раза, запчасти и оборудование — тоже. Но челябинские носочники не унывают, уже ведут переговоры с Литвой. Там понравилось ноу-хау от «Эталона» — носки с ослабленной резинкой.

Участвуйте во всем хорошем
Многие предприятия легпрома смогут нарастить свое присутствие на рынке. По мнению специалистов, теперь борьба развернется за клиента, покупательская способность которого очевидно снизится. Но даже не это главное. Нужна стабильность, предсказуемые правила игры. Пусть доллар стоит сколько угодно, лишь бы на сто лет простиралась ясность. А иначе как заключить длинный контракт? Нельзя же жить в постоянном стрессе.
Отрасль ждет государственной поддержки. Частно-государственное партнерство видится выходом. В Челябинске есть прекрасная программа по субсидированию лизинговых процентных ставок. Есть субсидии на продвижение продукции для участников федеральных ярмарок.
Но что-то надо делать с внешней конкуренцией. Ольга Крайниченко вспоминает:
— Обычно мы весь год собираем школьную продукцию, которую распродаем в летний сезон до 1 сентября. Но когда закрыли Черкизовский рынок в Москве, мы за месяц продали все, что у нас было. Машины день и ночь дежурили под воротами фабрики.
Весьма показательный пример. У нас в России свой рынок огромный. Есть что осваивать. Да вот беда — сегодня предприятия остановили оснащение и перевооружение.
— Убивается отрасль, рабочие места, профессия, — сетует Владимир Ципордей. — У нас швеи не идут работать. А механика и хорошего конструктора не найти. В ЮУрГУ не стало факультета легкой промышленности. Нет машин, даже иголки закупаем за границей. Поэтому срочно нужна такая программа, которая поможет выбраться из беды.
— Господдержка нужна в двух плоскостях, — отвечает заместитель начальника управления промышленности регионального минэкономразвития Владимир Архипов. — Первая — которая решает конкретные проблемы, существующие на данный момент. Эта поддержка есть — федеральная программа «Развитие конкурентоспособности», где есть подпрограмма легкой промышленности. До 2016 года планируется три миллиарда рублей выделить, чтобы стимулировать выпуск продукции, поддержать динамику развития. В этих программах надо участвовать. Проблем там много: документация большая, сроки. Но это все реально. В Челябинской области есть программа для развития среднего бизнеса. А сейчас готовится программа для поддержки предприятий, участвующих в импортозамещении.


Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other