Меню

Доведенные до отчаяния, производители молока Челябинской области обратились с коллективным письмом к губернатору

21.01.2015 17:11 5 (11816)

В частности, в нем сообщается: «Мало того что неуклонно падает производство молока в нашей области, так еще идет регулярное уничтожение молочного стада. В год вырезается до пяти тысяч дойных коров...»

 

Микроскопический рынок
 

Первый заместитель министра сельского хозяйства Евгений Ваганов ситуацию подтвердил. В Челябинской области неуклонно идет снижение поголовья. Однако, по словам чиновника, в этом году тенденцию падения валового производства удалось удержать. Удалось произвести 167 тысяч тонн молока. А это столько же, сколько и в прошлом году. По личным подсобным хозяйствам статистики пока нет. А в прошлом году в них надоили молока 497 тысяч тонн. В региональном минсельхозе прогнозируют, что цифра будет меньше на 20 тысяч тонн.

Молочным животноводством в нашей области занимается 74 предприятия. Дойное стадо насчитывает 34 045 голов.

И все же почему неумолимо сокращается стадо? Евгений Ваганов отметил, что снижение поголовья произошло в тех хозяйствах, которые производили меньше трех тысяч литров молока на корову. Для предприятий такие коровы оказались нерентабельными.
— Но, несмотря на это, — сказал замминистра, — сельхозпредприятия смогли повысить надои. На одну фуражную корову мы надоили 4685 килограммов молока. Это в истории первый раз! Это на 446 литров больше, чем в прошлом году. Между прочим, в советское время за 3,5 тысячи литров давали орден или звезду Героя Труда.
И действительно, если оглядываться назад для сравнения, можно обнаружить, что у нас геройские предприятия. Сегодня их 20, где надоили более пяти тысяч литров молока, а в некоторых предприятиях больше шести и даже семи тысяч. Надои что надо! А в «Коелгинском» и «Подовинном» сельхозпредприятиях смогли подобраться к восьмитысячному рубежу. Это успех! По словам самого Евгения Ваганова, только эти предприятия производят 20 процентов всей продукции на Южном Урале. А это значит, что рынок у нас удручающе маленький. И сегодня он подошел к черте, за которой — распад. Молочное животноводство относится к самым трудновосстанавливаемым отраслям сельского хозяйства. И задействовано в этой сложной отрасли немало специалистов: и зоотехники, и доярки, и ветврачи, и механизаторы, и электрики. Всех сразу и не перечислишь. От каждого звена зависит очень многое. Да и потерять работу на селе легче, чем найти.

Как вытянуть деньги из центра

— Губернатор поставил нам задачу, — пояснил Евгений Ваганов, — как можно больше средств вытянуть из федерального центра на поддержку сельского хозяйства. А из областного бюджета мы вынуждены распределять, что называется, «всем сестрам по серьгам». Могли бы дать все средства на молоко, но так делать нельзя.
В надежде на софинансирование из федерального центра областная казна перечислила в «молочку» 145 миллионов рублей. А федеральный бюджет «расщедрился» всего лишь на 69 миллионов. Хотя софинансирование должно идти в пропорции 30 на 70. И таким образом, расчет на 480 миллионов не оправдался.
Конечно, это скандал! И упрек правительству: плохо попросили.
— После встречи с руководителями хозяйств молочной отрасли, — признался Евгений Ванганов, — мы приняли решение о помощи в виде несвязанной погектарной поддержки. Ввели коэффициент для тех, кто занимается животноводством, в зависимости от поголовья применили 1,2; 1,4 или 1,6. Соответственно мы получили 611 миллионов рублей. На молочное и мясное животноводство нам удалось выдернуть еще 100 миллионов рублей. Общий бюджет за счет софинансирования в 2014 году получился чуть более пяти миллиардов рублей. Это больше, чем в Курганской, Свердловской, Тюменской областях. У нас в области работают холдинги, которые занимаются и зерновым, и мясным, и молочным производством. Область произвела продукции на 90 миллиардов рублей. По птице, по яйцу мы на втором месте.
Игры в статистику


Один из подписантов письма к губернатору, директор СПК «Коелгинское» Анатолий Шундеев, не во всем согласен со статистикой минсельхоза, называя ее «в основном отвлеченными цифрами».
— 25 лет прошло! Что сделано? — горячился Анатолий Шундеев. — С 1990 года в Челябинской области страшными темпами вырезается поголовье молочного скота. И падает производство молока. В общественном стаде области осталось чуть более 34 тысяч молочных коров. За год вырезано четыре тысячи! На сколько осталось? При всех администрациях это происходило.
По его данным, сегодня в Свердловской области производится в три раза больше молока, чем у нас. Тюменская область в два раза обгоняет Челябинскую. За нами только Курган остался — область депрессивная.
Если продолжить сравнения: сегодня в области в сутки надои составляют 380 тонн молока, в Свердловской — 1400 тонн, в Тюмени — 750 тонн. Это общественные сельхозорганизации производят.
По официальной статистике в Челябинской области производится в три раза больше молока. Называют цифру в 470 тонн. Это молоко якобы произвели в личных хозяйствах. Но сколько коров в личном подворье? По статистике — в три раза больше, чем на предприятиях. Но в некоторых деревнях не осталось ни одной дойной коровы. По мнению Анатолия Шундеева, нужно считать только товарное молоко, которое сдается на молокозаводы.
— В Свердловской области на каждый литр молока субсидируется 3 рубля. У нас — 1 рубль 30 копеек, — продолжил сравнение Шундеев. — Мы могли бы получать 28 миллионов рублей, если бы наше хозяйство переехало в Свердловскую область. А есть у них еще технические субсидии — на перевооружение. И составляют чуть больше 420 миллионов рублей. У нас — 0. У них приобретают технику. И им за это 20 — 30 процентов возвращает область. Стимулируют хозяйство. Мы — третий год ни копейки. Там активно занимаются строительством современных агрокомплексов. У нас все устарелое. На всю область можно с натяжкой назвать современными два комплекса. В программе не заложено. Областная администрация умудрилась защитить на федеральном уровне программу развития, где на ближайшие годы не запланировано строительство ни одного молочного комплекса. У нас плохие субсидии потому, что к нам крайне отрицательно относятся в Москве по молочному направлению.
А мы вырезаем даже племенное стадо!

Дефицит или конкуренция

Евгений Ваганов считает, что дефицита молока в области нет. В регионе поступает 170 тысяч молока на молочные заводы. Кажется, что этого достаточно. Ведь потребление молочное изменилось. Сейчас 40 видов напитков — есть из чего выбирать. Но все же, по признанию чиновника, есть вопросы с ценой и с качеством молока. Надо бы и больше производить, инвестировать, но у нас бюджет областной ограничен.
С этим согласен и координатор партийного проекта «Народный контроль» Вадим Воробей:
— Дефицита молока у нас нет. Это высококонкурентная отрасль. Объемы потребления молока за прошлый год упали на два процента. Люди выбирают другие продукты. Цена для потребителя по году выросла меньше чем на 10,5 процента. В целом на продукты рост цен составил 22 процента.
Минимальная цена на молоко по Челябинску сегодня 39 рублей 10 копеек. И дают эту цену не региональные производители. Некоторые продавцы вообще отказываются от местного молока, потому что оно высокое по своей стоимости. Юг области у нас обеспечивается молоком из Казахстана, Запад — из Башкирии. А наш регион остается крупнейшим потребителем молока.
Между тем развал молочной отрасли Челябинской области становится более очевидным. О чем говорит тот факт, что у нас валовое производство молока только снижается, в то время когда все соседи его стремительно наращивают. Руководитель СПК «Подовинное» Сергей Мельников заявил:
— В молочном бизнесе получить прибыль невозможно. Там зарплата у людей от 5 до 10 тысяч рублей. Деревни с лица земли исчезают, следом исчезают коровы. При этом нам приходится конкурировать со всеми. В Евросоюзе дотации в сельское хозяйство — 360 евро на гектар пашни. У нас — копейки.
В нашем хозяйстве трудились 1200 работников, осталось 250. Не прошло и трех лет, а разговоры про 15-летние кредиты прекратились после начала строительства. Никто не дает кредиты в сельское хозяйство. Мы заложники, потому что вложили миллиард рублей. До двух тысяч голов увеличили стадо и зависли. Больше не можем увеличивать — не достроен комплекс и нет кредитов. А обслуживать лизинг на технику в валюте мы сегодня не можем. У нас все импортное, потому что в России ничего подобного под эти технологии не производится.
Главной бедой отрасли Сергей Мельников назвал нестабильность, непредсказуемость, отсутствие постоянных правил игры на рынке. Прогноз от производителей: «Без поддержки нас ждет крах».

Подорожает, но медленно

Цена на молоко с 2011 года выросла в 1,2 раза. Цена на дизельное топливо — в 1,53. Материальные ресурсы подорожали на 60 процентов, электроэнергия — на 25 процентов. Производители молока не видят другого выхода, как поднимать цены, чтобы вкладываться в производство.

Как говорят сами производители, сегодня они сдают молоко на заводы по 19 — 20 рублей за литр. Хотя средняя цена получается 18 рублей 10 копеек при средней же себестоимости молока 15 рублей. Этот уровень держит низкая зарплата на селе и совсем слабое перевооружение. Отсюда и рентабельность в «молочке» низкая. Но, как было уже сказано, поддержка из бюджета будет такая же — 3 рубля на литр. Область в 2014 году собрала 103 миллиона рублей. И еще 31 миллион получили из Федерации. Но инвестор почему-то в отрасль не идет.
А молоко будет дорожать. Но постепенно. В пределах инфляции. Напомним, сегодня общая продовольственная инфляция — 22 процента. Молоко подорожало только на 9 процентов. С 1 февраля повысится, но не сильно, чтобы не потерять конкурентоспособность. Вот, говорят, что слабых предприятий не осталось.
На этом фоне в области перестали заниматься племенной работой. Для сравнения: в Свердловской области сегодня 42 племенных хозяйства, у нас — 6. Из них два не проходят по племпродажам. Получается, ситуация в десять раз хуже!
А пока коров режут. Молочные реки прокисают.


 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»