Меню

В феврале губернатор Челябинской области Борис Дубровский выступит с обращением к Законодательному собранию

21.01.2015 16:36 5 (11816)

Подведет итоги прошедшего года и попытается для всех нас определить стратегию выживания в кризисный 2015 год, который вполне может стать самым сложным и неожиданным в истории региона…

Причем стратегии выживания могут быть различными. Кандидат в губернаторы Челябинской области от КПРФ Константин Нациевский, например, еще осенью прошлого года заявил о необходимости принципиального пересмотра итогов приватизации. По его мнению, «Национализация ключевых гигантов металлургического, топливно-энергетического комплекса и других ведущих отраслей экономики, как показывает опыт последних лет, жизненно необходима».

Отнять все и снова поделить

Но, пожалуй, еще более жесткий прогноз уже в январе этого года сделал Герман Греф, в течение семи лет занимавший пост министра экономического развития и торговли страны, а в дальнейшем избранный председателем правления Сбербанка. В выступлении на январском Гайдаровском форуме Греф объявил, что в 2015 г. большое количество корпоративных заемщиков станут неплатежеспособными. И они поэтому не смогут расплатиться по взятым ими банковским кредитам. По оценкам Германа Оскаровича, эти банковские потери составят примерно три триллиона рублей. И вот тогда банки, как основные кредиторы, будут вынуждены забрать соответствующие залоговые активы себе. В результате они станут владельцами не только крупного, но и среднего и даже мелкого российского бизнеса. А экономика в стране, как это предсказывали коммунисты, вновь станет тотально государственной. И только потому, что в результате нарастающего кризиса большинство тех, кто брали деньги в банках, не смогут их своевременно вернуть.
Реальные последствия этого варианта развития российской экономики трудно даже себе вообразить. Мудрый губернатор Борис Дубровский, правда, как мог успокоил встревоженное население региона: «Я не помню ни одного года, в который бы мы входили без страхов. Нам все время кажется, что будет очень плохо, что что-то будет ухудшаться…»
Многие предсказывают неизбежный банковский кризис. Ведь только по итогам 2014 года уровень просроченной задолженности по банковским кредитам только физлиц, по предварительным расчетам аналитиков, ведущих российских коллекторских фирм, покажет рекордный рост, который составит 58,5%. А суммарная просроченная задолженность граждан перед банками достигнет 698 млрд рублей…
 

Если сравнивать темпы роста с предыдущими годами, то окажется, что за последние пять лет темпы роста просрочки увеличились в 18 раз. «Мы предполагаем, что объемы задолженности по банковским кредитам физических лиц вырастут на 45 — 50%, причем большая часть этого роста придется уже на первый квартал 2015 года», — считает президент «Секвойя Кредит Консолидейшен» Елена Докучаева. Снижение реальных доходов населения, проблемы с безработицей, девальвация рубля, а также общая закредитованность населения — это основные факторы, которые способствуют росту просроченной задолженности заемщиков перед банками. По оценкам агентства, сейчас каждый россиянин должен банкам в среднем по 76,9 тыс. рублей, при этом за последние пять лет кредитная нагрузка на граждан выросла почти в три раза.
 
На бизнес-форуме «Финансирование, кредитование и страхование малого бизнеса Челябинской области» отчетливо прозвучало, что банки отказываются взаимодействовать с малым бизнесом Южного Урала без поддержки государства. При этом банкиры требуют гарантии того, что взятые у них кредиты будут возвращены. Гарантом мог бы выступить специально созданный стабилизационный фонд… Потому как, например, в Верхнем Уфалее на поддержку малого предпринимательства предусмотрено всего 50 тысяч рублей в год.
Светлое прошлое

Прав, конечно же, губернатор Дубровский. Чтобы лучше понять это, стоит, наверное, вспомнить кошмары и ужасы прошедших лет и то, как региональные власти боролись с чередой непрерывных кризисов. Тем более что в день рождения области положено вспоминать пережитое…
Вот только, к сожалению, основные данные экономической статистики в России приводятся лишь начиная с 1995 года. Это вполне объяснимо. В момент развала СССР и революционных преобразований в общественном укладе, при стократном изменении цен было, конечно же, не до точных статистических подсчетов.
Тем не менее доподлинно известно, что потери Челябинской области в ходе приватизации и структурной перестройки экономики к 1995 году были значительными, объем промышленного производства, рассчитанный тогда в сопоставимых ценах, упал почти наполовину (впрочем, о точности оценок тогда говорить не приходилось).
Напомню, что первые открытые торги ваучерами на Российской товарно-сырьевой бирже состоялись 1 октября 1992 года. Участвовать в них могли все желающие. В период раздачи ваучеров с октября 1992 года по июль 1994 года их биржевая стоимость не превышала $25.
В 1993 году средний биржевой курс ваучера равнялся $10,5 при средней зарплате в $63. В 1994 году средняя цена приватизационного чека была $17,5 — примерно седьмая часть среднемесячного заработка россиян.

В это же время на рынке появились сотни ЧИФов и иных прибыльных, по их собственным утверждениям, компаний, в дальнейшем исчезнувших бесследно. По итогам 1994 года из 50 крупнейших ЧИФов дивиденды вкладчикам выплатили лишь 20. Госдумой даже была создана комиссия «О преступных итогах чековой приватизации и ответственности должностных лиц за ее негативные последствия», которая должна была подвести печальные итоги приватизации 90-х годов.
В Челябинске на слуху были, прежде всего, ЧИФ «Атлант», ЧИФ «Социальная защита населения», ЧИФ «Урал». Первый отличался самой мощной рекламной кампанией в федеральных СМИ, второй и третий — наибольшим числом акционеров. Примерно по 300 тысяч человек в каждом.
Для некоторых челябинцев ваучеризация обернулась всего лишь выплатой компенсации в размере 120 рублей за чек. Но 70% южноуральцев вложили приватизационные чеки в ЧИФы и в силу разных причин остались ни с чем. Небольшая часть людей, правда, успели продать ваучеры скупщикам, получив за них реальные деньги.
По официальным данным администрации Челябинской области, на начало 1996 г. было приватизировано 4217 предприятий региона, или 88,58%. Одновременно начиная с 1992 года в регионе проявился и нарастал платежный кризис. Платежеспособность предприятий области на 1 ноября 1995 года составила 6,3%, по промышленности — 5,7%.
С пугающей регулярностью…

Кризис 1995 года в регионе начался с краха рынка межбанковского кредитования, когда целый ряд московских и региональных банков не смогли выполнить свои финансовые обязательства перед контрагентами. К этому добавились «плохие» долги, накопленные банками с начала 90-х годов, многие из них имели значительную брешь в капитале и ликвидности, которую и латали за счет коротких межбанковских кредитов.

Сопредседатель экспертно-консультативного экономического совета Законодательного собрания Челябинской области, депутат Госдумы Михаил Исаев, возглавлявший ЧИФ «Урал», на депутатских слушаниях 30 ноября 1995 года откровенно признал: «Экономика области не управляется. Но если у нас сложилась чрезвычайная ситуация, кризис углубляется — давайте создадим чрезвычайную комиссию…» Ему буквально вторил второй сопредседатель экспертно-консультативного экономического совета Законодательного собрания Челябинской области, доктор экономических наук, директор Челябинского филиала Института экономики УрО РАН Владимир Белкин: «Инвестиционные возможности наши завершены: ожидать, что наш главный инвестор — предприятия — улучшит свою инвестиционную деятельность, не приходится. Возможности федерального бюджета крайне ограниченны. А мы закладываем прямо-таки фантастические показатели — рост в 4,5 — 5 раз…»

Чтобы лучше понять ситуацию тех лет, давайте заглянем в архивное дело № 07-12/33 Контрольно-ревизионного управления МФ РФ по Челябинской области «Материалы ревизии Челябинского областного фонда защиты частных инвестиций», основным учредителем которого была администрация Челябинской области. Все еще недоступное для широкой публики, оно содержит много весьма любопытных документов, в частности о том, как власти планировали преодолеть кризис доверия населения Южного Урала…
Начнем с пояснительной записки к программе деятельности Челябинского областного фонда поддержки частных инвестиций:
«Во все времена и во всем мире основным источником подъема национальной экономики являются отложенные средства населения. Испуг, вызванный крахом финансовых компаний, заморозил начавшийся процесс перетока накоплений населения в промышленный капитал и углубил инвестиционный кризис». Не правда ли, уже интересно?..
Оказывается, уже к июлю 1995 года государственные налоговые инспекции Челябинской области насчитали 33 компании, чья задолженность перед вкладчиками составила около 75 млрд рублей, занимавшиеся привлечением средств населения на основе срочности, возвратности и платности при отсутствии банковских лицензий. И это даже без учета таких монстров, как ЧФ ИК «Хопер» и «Русский Дом Селенга», данные по которым было невозможно в то время получить на территории региона.
Только за первые три недели регистрации, проводившейся в Челябинском городском общественном объединении по защите прав потребителей и граждан-инвесторов, на учет как обманутые вкладчики встало более восьми тысяч человек, а объем утраченных ими средств (без обещанных процентов) составил около 10 млрд рублей (в среднем по 1,3 млн рублей на человека). И практически все зарегистрированные являлись пенсионерами…
Программа сравнительно честного отъема денег

Аналитики, готовившие программу деятельности Челябинского областного фонда поддержки частных инвестиций, утверждали: «Социальное напряжение, вызванное крахом финансовых пирамид, создается и нагнетается в основном за счет активности психически неуравновешенных граждан. На стихийных митингах, постоянно проводимых около администрации или около думы, приходилось неоднократно слышать призывы к массовым расстрелам обманщиков и даже воззвания о начале войны… Митинги носят скорее политический характер в преддверии выборов и после декабря, вероятно, исчезнут».

И далее, по мнению разработчиков программы: «социальное напряжение является лишь вершиной айсберга. Основой айсберга, скрытого от поверхностного взгляда, является отсутствие реальных и надежных механизмов развития инвестиционного процесса в России».
Изучив расчетную рублевую массу, находившуюся на руках все еще не до конца разорившегося населения, эксперты, привлеченные к разработке программы деятельности фонда, пришли к удивительному выводу. «Если принять, что население Челябинской области составляет около 2,5% от населения всей России (причем область далеко не самая бедная), то получим инвестиционный потенциал населения региона не ниже 250 млрд рублей (55 млн долларов)». И отсюда вывод: «Необходимо приложить максимум усилий, чтобы стимулировать создание и развитие эффективного механизма привлечения средств населения области в развитие региональной промышленности».
К подготовке предложений о развитии частных инвестиций для выхода из кризиса промышленности региона народные избранники подошли, казалось бы, вполне ответственно. В связи с подготовкой на очередное заседание Заксобрания региона программного документа «О ходе выполнения постановления областной Думы от 29.09.1995 г. № 262 «О дополнительных мерах по защите прав обманутых вкладчиков» 30 апреля 1997 года ими было дано поручение правительству области провести проверку деятельности фонда.
Еще бы, ведь Челябинский областной фонд защиты частных инвестиций был образован на основании постановления главы администрации Челябинской области от 08.09.1995 года № 432 «О создании регионального фонда поддержки обманутых вкладчиков», и более того — в прямом соответствии с указом президента РФ от 26.04.95 г. № 416. И согласно разработанной в недрах администрации программе фонд должен был производить выплаты материальной помощи (компенсации) пенсионерам-вкладчикам, пострадавшим от деятельности недобросовестных кредитных компаний, содействовать пресечению незаконной деятельности подобных фирм на Южном Урале, обеспечивать своевременный поиск и арест по решению судов их имущества…
Чтобы щедро экономить государственные средства

Как следует из акта проверки КРУ, в ноябре 1995 года администрация Челябинской области, перечислила фонду 370 млн рублей. В марте 1996 года Петр Сумин выделил еще 500 млн рублей.
А всего за период с ноября 1995 года по апрель 1997 года сумма поступления денежных средств в фонд для поддержки обманутых пенсионеров составила более 708 млн рублей. При курсе доллара 5729 рублей.
А затем фонд, оказывается, перечислял полученные от областных властей денежные средства в акционерное общество «Бином» и через него приобретал областные краткосрочные облигации (долговые обязательства) и облигации государственного сберегательного займа (ценные бумаги, выпущенные государством с целью привлечения в государственный бюджет заемных средств)…

Утверждают, что в ходе проверки фонда защиты частных инвестиций прокуратурой и ГУВД Челябинской области (по материалам КРУ) выяснилось, что из 670 миллионов рублей, выделенных государством в качестве компенсации для обманутых вкладчиков, пропало больше половины суммы.
Так это или не так, сегодня сказать трудно. Хотя бы потому, что в фонде, явно жировавшем на бюджетные средства, как выяснилось, отсутствовал аналитический учет ценных бумаг и не были заведены даже основные книги «журнал-главная» — формы бухгалтерского учета.
Далее, как установили ревизоры КРУ, даже учет облигаций в фонде отсутствовал, в связи с чем провести проверку правильности отражения операций с ценными бумагами им не представилось возможным (!). Положенных по уставу внутренних ревизий и аудиторских проверок не было и вовсе. Заседания правления фонда не проводились. И соответственно, расходы по выплатам компенсаций пострадавшим вкладчикам-пенсионерам правлением фонда никем не утверждались…
«Помогая» обманутым вкладчи-кам-пенсионерам региона, руководство фонда защиты частных инвестиций Челябинской области не постеснялось и оформило себе на средства областного бюджета осенью 1996 года месячную командировку по вызову Академии развития образования США (!). При чем тут Североамериканские Соединенные Штаты и развитие их образования, история Южного Урала тактично умалчивает…

В 1996 году один из учредителей фонда, Виктор Христенко, стал одним из авторов худенькой брошюры «В поисках пропавших вкладов», выпущенной в Челябинске тиражом 10 тысяч экземпляров. Это своеобразное пособие для вкладчиков, которые потеряли свои деньги в ходе активного строительства финансовых пирамид, фактически было собранием правительственных распоряжений и постановлений. По публикациям ряда СМИ, на издание этой брошюры Челябинским фондом защиты частных инвестиций потратили 50 миллионов рублей из тощего бюджета области, хотя, по некоторым сведениям, реальные затраты были существенно ниже. При этом утверждается, что 20 миллионов рублей, вырученных от продажи обманутым пенсионерам этого пособия, так и не поступили на счет фонда.
Материалы ревизии, как и положено, были направлены в областную прокуратуру и следственное управление УВД Челябинской области для возбуждения уголовного дела. Но кто бы осмелился его возбудить…

10 апреля 1997 года Арбитражный суд Челябинской области наложил арест на имущество Челябинского областного фонда защиты частных инвестиций…
Согласно уставу, отчет о деятельности фонда должен был бы ежегодно публиковаться в южно-уральских СМИ. Но, по-видимому, где-то наверху было принято разумное решение этого не делать. Челябинская область тяжело и мучительно переживала свой далеко не последний кризис.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»